Дата:    Регистрация
Главная страница
Твой аккаунт
Форум
Музыкальный архив
Видео-ролики
 
Видео онлайн





 
Наш опрос
Надо было Гудериану идти на обхват Киева с соединением с Клейстом или наступать на Москву?

Окружить Киев
Наступать на Москву
Без разницы, все равно бы проиграли...



Результаты
Другие опросы

Ответов: 5418
Комментариев: 32

 
Книга-онлайн
Энциклопедия Третьего Рейха

В эпоху становления нацистского государства верховенство Гитлера было абсолютным, "ночь длинных ножей" нельзя рассматривать как устранение конкурентов в борьбе за власть. Рем и его штурмовики мешали не фюреру - а СС, лично Гиммлеру и высшему военному командованию. Гитлер предпочел профессионализм и дисциплину стотысячного рейхсвера трехмиллионной банде штурмовиков, анархическому хутору СА - строгую архитектуру СС. Что касается Сталина, то в лице старых большевиков, отец народов уничтожал принципиальную нелегитимность большевистской власти, свидетелей ее далеко не героического происхождения. У мифа нет и не может быть живых очевидцев, ему не нужны апологеты, тем более - критики. Миф не нуждается в доказательствах, в нем просто живут. В противовес большевистскому мифу светлого будущего со всеобщим равенством, патронируемым вождем, объединившем в себе черты солнечного божества и мистического праотца, миф национал-социализма обращен вспять - к героическому прошлому ариев - и принципиально отстаивает идею неравенства с ярко выраженным превосходством нордической расы и, прежде всего, германцев. Заметим, что господство нордического сверхчеловека не устанавливается, а восстанавливается, сам же "белокурый бестия" дистиллируется в процессе биологического скрещивания особей, сохранивших в своих хромосомах арийские гены. Нацистский вариант "общего дела" извлекал совершенного предка не из могил, а из крови. Гиммлер, шеф СС, в силу своих фермерских привычек выводил сверхчеловека наподобие новой породы рогатого скота. С этой целью высшее руководство СС контролировало все браки своих членов, поощрялось даже рождение бастардов, разумеется, от образцовых самцов "черного ордена". Налицо еще одно различие в методах двух диктаторов: Сталину годился любой материал для "человека нового типа" - вся надежда возлагалась на перековку. Человек, заметим, был не последним звеном в нисхождении принципа "перековки": Лысенко довел методы воспитания до уровня растений, и странно, что не нашлось металлурга, который бы стал "воспитывать" металлы. Гитлер в выборе исходного материала был более щепетилен, при этом расширение шло не по горизонтали, как в Советской России (господство пролетариата всех стран), а по вертикали (все арийцы - класс господ). Таким образом, общественные противоречия, по крайней мере в теории, снимались общей для всех социальных слоев целью - установлением (восстановлением) господства немцев. Так чего же хотел Гитлер - мирового владычества Германии? Внешне, как будто бы да. Если бы не одна фраза, сказанная им Шпееру на пороге катастрофы: "Если войну не спасти, народ тоже должен погибнуть. (...) Ибо народ оказался слабым, и будущее принадлежит исключительно восточному народу, как более сильному". Выходит, Германия в пору цветения национализма была прекрасной, но далеко не единственной невестой для предстоящей мистической свадьбы нации и вождя. Не Германия, не личная власть и новый порядок, а Сверхчеловек - плод от этого брака - вот альфа гитлеровских устремлений. Война, истребление "низших рас", чудовищные эксперименты над узниками концлагерей, - увы, не психическая патология вождя, его присных и зараженного ими народа, а жутковатое подобие банальной санобработки жизненного пространства для новых сверхлюдей. Жестокость как рутина, как ежедневный ритуал бритья и умывания, стала тем самым Рубиконом, через который не посмели перешагнуть судьи Нюрнберга. И хотя преступники были наказаны, главной цели Суд народов не достиг: зло не осознало себя таковым и его вершители лезли в петлю с невинными глазами. Здесь можно поставить точку или вопросительный знак, оставляю выбор читателю, и если он перешагнет через оксюморон "зла с невинными глазами", можно считать, что все вышесказанное имело какой-то смысл. Итак, перед вами, читатель, энциклопедия Третьего рейха. А энциклопедии, как известно, оперируют фактами. Вопросы, гипотезы и предположения в них неуместны, поэтому никаких мотивов, движущих сил, источников и составных частей вы здесь не найдете. Ту часть проблемы о генезисе Третьего рейха, его метафизике и мистике, которая по моему мнению остается актуальной и в настоящее время, я по мере сил и места попытался обозначить в этом предисловии. Увлечение фюрера и его ближайшего окружения оккультными науками, обряды и ритуалы СС, подлинный смысл исследований Аненербе в настоящей Энциклопедии должным образом не освещены. Но вряд ли это может считаться недостатком для однотомного издания: оккультизм и Рейх - тема настолько обширная, что требует не меньшего объема и предельной разборчивости составителя. Документов тайные ордена, как известно, избегают, поэтому исследователи эзотерической линии в истории Третьего рейха часто восполняют их догадками, гипотезами и аналогиями. Мы знаем (и это в Энциклопедии есть!), что Гитлер стал вегетарианцем в конце 20-х, что он был знаком с Хаусхофером и его геополитикой; со слов Г. Раушнинга известны его высказывания о грядущем сверхчеловеке, о создании организации по типу тайных орденов с тщательно разработанными ритуалами и степенями посвящения. Можно посмотреть документальные кадры о зародыше государства СС, замке Вевельсбург, отметить неслучайность круглого стола, двенадцати кресел вокруг него, наличие зала героев и святилища с алтарем, недвусмысленно предназначенном для чаши Грааля. Каждая мелочь интерьера несла в себе символический смысл, даже выбор материала для обивки стен - дуб - наводит на мысль о культовом предназначении замка. Нелепые, подчас наивные и, если бы не чудовищность использования живых людей в качестве подопытных кроликов, где-то смешные эксперименты, проводимые Аненербе в концлагерях, шли вразрез с наукой ХХ века, зато более или менее согласовывались с оккультным учением об энергетических уровнях человека и о невидимых каналах передачи загадочных полей. Читатель, не мыслящий себе существование Третьего рейха без оккультного фундамента, подтверждение своим догадкам может найти в догадках Повеля и Бержье, изложенных ими в одной из глав "Утра магов", а также в доступной и, что радует, выдержанной работе Фрэнсиса Кинга "Сатана и свастика", настоятельно рекомендуемой автором этого предисловия. Из неимоверного количества трудов, посвященных феномену нацизма, в библиографии к настоящему изданию перечислены те, что стоят к первоисточнику ближе всего. Поэтому неудивительно присутствие в списке аутентичных работ нацистов, хотя добыть их, предупреждаем, будет нелегко. Внимательный читатель заметит, что баланс Восток-Запад в данной Энциклопедии несколько смещен в сторону Запада, особенно в статьях, связанных со Второй мировой войной. Составитель в своей работе опирался в основном на англоязычные источники, и, думаю, что в целом это оказалось полезным для Энциклопедии. При том, что выдающаяся роль советского народа в победе над фашизмом нигде не оспаривается, мы имеем возможность познакомиться с войной в Африке, на Балканах и в Западной Европе. В заключение мне остается добавить, что широта и пропорциональность представленного в Энциклопедии материала: от упоминаний малоизвестной домохозяйки Лило Глейден, казненной нацистами, и красавицы Ирмы Грезе, бывшей "ангелом смерти" концлагеря Аушвиц, до пространных биографий нацистских лидеров; от "законов о гражданстве и расе" до политического завещания Гитлера, - столь широкий охват недолгой жизни Третьего рейха, пусть и с некоторым ущербом "одностороннему флюсу полноты", дает читателю прекрасную возможность осмотреть "зверя из бездны" со всех сторон.

Книга-онлайн - новый модуль для пользователей. Читайте прямо с главной страницы!

 
Документы Рейха

 
Статьи проекта
  История I Рейха
  История II Рейха
  История III Рейха
  Вооружен. силы
  Личности
  Гос-ное устройство
  Преступления
  Организации
  Тайны III Рейха

 
Реклама "Sape"


 
RtCW: The victors


 
Реклама "Trust"


  FAQ      Поиск      Группы      Профиль      Вход 



Слава Сталину!
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Das Dritte Reich -> Личности
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Wasyatko
Гражданский


Зарегистрирован: Sep 23, 2009
Сообщения: 604
Откуда: Донецк
Репутация: 450

СообщениеДобавлено: Пн Окт 19, 2015 10:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Morgan Otto Shwarz писал(а):
Ну и тема: "Слава Сталину!" Конечно, слава. За геноцид собственного народа.


Развенчание самого большого мифа о ГУЛАГе

burckina_faso
October 18th, 4:04

Во-первых, нужно понимать, что слово ГУЛАГ сейчас - это такая страшилка-пугалка для российского обывателя. Во-вторых, в каждой стране есть свой ГУЛАГ, просто он называется у всех по-своему. Человечество еще не изобрело способа обойтись без системы наказаний за преступления. Как в США в 30-е года прошлого века заключенные строили различные объекты, также их использовали и в сталинском СССР. И странно было бы, если бы они ничего не строили в той ситуации.

Рассмотрим ГУЛАГ на примере цифр 1940 года. Тогда он включал в себя 53 ИТЛ (исправительно-трудового лагеря), 425 ИТК (колонии), и эти колонии – 170 промышленных, 83 сельскохозяйственных*, 172 контрагентских. Контрагентские, это когда заключенные работали либо на объектах, которые ГУЛАГ строил сам и сопровождал, или отдельные наркоматы могли обратиться за рабочей силой к руководству ГУЛАГа, их отдавали на работы на объектах этих наркоматов. Это контрагентские работы, и они давали часть денег компенсации на содержание ГУЛАГа. По такой схеме был построен знаменитый Норникель.

* - сельскохозяйственные лагеря занимались зерноводством и животноводством для самообеспечения всей системы лагерей. Излишки продукции шли в народное хозяйство.

Производительность труда лагерников составляла примерно 40% по отношению к вольнонаемным. Причиной является низкая механизация работ, ручной труд заключенных, что не удивительно в условиях недостаточной механизации всего народного хоз-ва. Ведь царский режим не оставил для СССР сотни тысяч единиц техники, как СССР оставил для РФ.

Численность ГУЛАГа в 1940 году 1 миллион 668 тысяч человек, из которых 34% приходилось на осужденных за контрреволюционную деятельность и за особо опасные преступления против порядка управления. Подробнее в диаграмме:

Этот процент достиг максимума в 56-58% сразу после войны в 1946-47 году. Численность охраняющего контингента в 1940 году составляет 107 тыс. человек. Т.е. на 12 заключенных - 1 охранник.

А вот возрастной состав заключенных:

Смертность заключенных в 1940 году составляет: по лагерям 3,29 %, а по колониям - 2,3%. Много это или мало? Для сравнения в 1913 году в европейской части РИ общая смертность составляла 3,1% от всего населения. Максимальная же смертность от голода и болезней в ГУЛАГе была во время войны: в 1942 - 24% и 22% в 1943 году. Цифры огромные, но нужно понимать, что в стране банально не хватало ресурсов на всех.

Всего за войну умерло около миллиона заключенных и 970 тыс. освободили по легким статьям с целью мобилизации на фронт. 5 человек из них получат звание Героев Советского Союза. В итоге во время войны было минимальное число заключенных. А после войны, в 1950 году, оно достигнет максимума - 2,5 млн. человек.
В связи с этой цифрой развенчаю один миф антисоветчиков, что якобы заключенные построили всё и вся в стране. Спешу их огорчить, что на труд заключенных приходилось около 3% от всего валового объема продукции в стране. И это максимальная цифра.

На этом пожалуй и все. Цифры и факты я взял из доклада заместителя начальника ГУЛАГа Лепилова наркому НКВД Берии.
http://burckina-faso.livejournal.com/1228489.html

https://www.youtube.com/watch?v=DJ3Q6CmIGj4


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности
timur94
Оберфельдфебель
Оберфельдфебель


Зарегистрирован: Jan 07, 2010
Сообщения: 515

Репутация: 575

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 13, 2015 11:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Wasyatko писал (а)
Цитата:

Во-первых, нужно понимать, что слово ГУЛАГ сейчас - это такая страшилка-пугалка для российского обывателя.

Да нет. Сейчас усиленно с помощью таких вот тем он превращается в конфетку-приманку для российского обывателя. Который и рад ее жевать, до тех пор , правда, пока его или его детей не загонят в очередную реинкарнацию этого ГУЛАГА ее .
Цитата:

Во-вторых, в каждой стране есть свой ГУЛАГ, просто он называется у всех по-своему.

1. Далеко не в каждой. 2. И уж точно не в каждой (а может и ни в какой , кроме как в знаете какой) его не станут оправдывать и воспевать
Цитата:

В связи с этой цифрой развенчаю один миф антисоветчиков, что якобы заключенные построили всё и вся в стране

Правда, попутно развенчивается миф сталинистов о том, что порабощение миллионов зэков и их дармовой труд были нужны в услвоиях мобилизационной экономики, а тем более в условиях тотальной войны. Если он давал 3 %, то во весь рост встает на задние ноги вопрос: А чего для нужно было гнобить миллионы (ну пусть сотни тысяч- им от того шибко легче!) без какой-либо приемлемой эк. выгоды для Государства?


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности Спасибо сказали: Red_Linger
Wasyatko
Гражданский


Зарегистрирован: Sep 23, 2009
Сообщения: 604
Откуда: Донецк
Репутация: 450

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 16, 2015 11:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Здравствуйте, Тимур! Искренне рад Вашему появлению на ресурсе!
Начну с того, что я привёл Цифры. А вы Эмоции. Согласитесь, это разные вещи.
Ни о каких "конфетках" речи не идёт, речь идёт о прекращении необходимости перед кем нито было каяться.
Цитата:
правда, пока его или его детей не загонят в очередную реинкарнацию этого ГУЛАГА ее .

Намёк понял! Но о нём ниже.
Цитата:
1. Далеко не в каждой.

Источник, конечно, говно, но и тот убеждает:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%BA_%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD_%D0%BF%D0%BE_%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D1%83_%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87%D1%91%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85
При том, что "при кровавом режиме" ВСЕ з/к получали з/п. Часть шла "на ларёк", остальные на выплату исков (уголовным). "Политические" получали с "книжки" Сбербанка в полном объёме по освобождению.
К примеру, в светоче демократии система лагерей находится в частном управлении,т.е., с подрядов з/к не получают НИЧЕГО, кроме стиранной одёжи.
Цитата:
Правда, попутно развенчивается миф сталинистов о том, что порабощение миллионов зэков и их дармовой труд были нужны в услвоиях мобилизационной экономики, а тем более в условиях тотальной войны. Если он давал 3 %, то во весь рост встает на задние ноги вопрос: А чего для нужно было гнобить миллионы (ну пусть сотни тысяч- им от того шибко легче!) без какой-либо приемлемой эк. выгоды для Государства?

Зная Ваш уровень знаний, отношу сие к разряду эмоций. Дармовой труд мало полезен, ну и ещё менее эффективен. А вот трудовой подвиг советского народа неоспорим. Всего народа. Включая представителей самой древней "140 000 - летней нации" "с". Иначе б войну проиграли. Да на каждый наш колхоз найдётся ихний дефарминг.
Возвращаясь к вопросу "на потом", можно поговорить и о эмоциях.
Выселение народов с их земель - это цифры. А БЕДА народа - эмоции.
Уничтоженные бойцы партизан и диверсионных групп командами "самообороны" и пр. на Кавказе и в Крыму - цифры.
Печаль родных по их отрезанным головам - эмоции.
Не думаю, Тимур, что с подобным Вы не знакомы:
http://maxpark.com/community/13/content/2145237
И это малая толика...
П.С. Уж коли тема о Сталине, весьма показательна речь деда Уинстона, высокопородного потомка герцога Мальборо к 70-летию рождения Иосифа Виссарионовича, датируемая декабрём 1959 г., т.е. почти через 7 лет по его смерти.
Цитата:
"Большим счастьем для России было то, что в годы тяжелых испытаний ее возглавлял такой гений и непоколебимый полководец, как Иосиф Сталин. Он был выдающейся личностью, вполне соответствовавшей жесткому периоду истории, в котором протекала вся его жизнь.
Сталин был человеком необыкновенной энергии, эрудиции и несгибаемой силы воли, резким, жестким, беспощадным как в деле, так и в беседе, которому даже я, воспитанный в английском парламенте, не мог ничего противопоставить.
Сталин обладал большим чувством юмора и сарказма, а также способностью точно выражать свои мысли. Статьи и речи Сталин всегда писал сам, и в его произведениях звучала исполинская сила. Эта сила настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов.
Сталин производил на нас неизгладимое впечатление. Его влияние на людей было неотразимо. Когда он входил в зал на Ялтинской конференции, все мы, словно по команде, вставали и, странное дело, почему-то держали руки по швам.
Он обладал глубокой мудростью и чуждой всякой панике логикой. Сталин был непревзойденным мастером находить в трудные минуты пути-выходы из самого безвыходного положения.
В самые трагические моменты, как и в дни торжества, Сталин был одинаково сдержан, никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью.
Сталин создал и подчинил себе огромную империю. Он был человеком, который своего врага уничтожал руками своих врагов, заставив даже нас, которых открыто называл империалистами, воевать против империалистов.
Сталин был величайшим, не имеющим себе равных в мире, диктатором. Он принял Россию с сохой, а оставил оснащенной атомным оружием.
Нет, что бы ни говорили о Сталине, таких историй народы не забывают".

"Британская энциклопедия", 1964 г. Том 5.
И это сказал геополитический противник, а проще - матёрый враг - о своём оппоненте!
П.П.С. Слова свои, сказанные о вайнахах несколько лет назад подтверждаю.


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности
timur94
Оберфельдфебель
Оберфельдфебель


Зарегистрирован: Jan 07, 2010
Сообщения: 515

Репутация: 575

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 30, 2015 6:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Wasyatko писал(а):
Цитата:

Здравствуйте, Тимур! Искренне рад Вашему появлению на ресурсе!

Здравствуйте.Взаимно
Цитата:

Начну с того, что я привёл Цифры. А вы Эмоции. Согласитесь, это разные вещи.

Не эмоции, а оценки фактов. Сталина нехорошими словами не называл (а хотелось бы- вот тут были бы эмоции), просто прокомментировал эффективность и неэффективность рабского труда и тенденции к реабилитации Сталина в сегодняшней жизни.
Цитата:

При том, что "при кровавом режиме" ВСЕ з/к получали з/п. Часть шла "на ларёк", остальные на выплату исков (уголовным).

В каких услвоиях з/к отрабатывали эту з/п, знаете? И сколь велик был шанс погулять на эту щедрость доброго вождя? Думаю, что все же знаете. Так чего ради в который раз?
Цитата:

К примеру, в светоче демократии система лагерей находится в частном управлении

"А у вас зато негров вешают"...Никогда не был поколонником ни "светоча демократии" со всеми его смердящими язвами , ни подобного стиля аргументации. Если ОНИ делают так, то это не оправдание для того, чтобы тут делать еще хуже.
Цитата:

А вот трудовой подвиг советского народа неоспорим. Всего народа.

Согласен и никогда с этим не спорил. Только народ соврешал подвиг не благодаря, а порой (не всегда!) и вопреки Сталину и его политике.


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности Спасибо сказали: Red_Linger
timur94
Оберфельдфебель
Оберфельдфебель


Зарегистрирован: Jan 07, 2010
Сообщения: 515

Репутация: 575

СообщениеДобавлено: Ср Dec 02, 2015 5:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Wasyatko писал(а):
Цитата:

Выселение народов с их земель - это цифры. А БЕДА народа - эмоции


Да нет, это, увы, тоже не эмоции. Это как раз цифры и весьма впечатляющие. За этими цифрами- сотни тысяч перекуроченных судеб, десятки тысяч смертей, сироты, вдовы, ставшие таковыми по злой воле человека, которому Вы поете славу, и его присных. Итак, только по двум из "выселенных со своих земель народов":
По данным НКВД СССР, всего было отправлено 180 железнодорожных эшелонов, в которых было перевезено 493 269 граждан ингушской и чеченской национальности...
Наиболее многочисленные контингенты спецпереселенцев были разгружены в Павлодарской (41230 чел.), Карагандинской (37938 чел.), Северо-Казахстанской (39542 чел.), Восточно-Казахстанской (34167 чел.).
Переселению подлежали даже те из чеченцев и ингушей, которые находились в местных лагерях НКВД СССР. В конце июля 1944 г. Берия получил рапорт о том, что НКВД Северо-Осетинской АССР отправляет в Карагандинский лагерь всех осужденных ингушской и чеченской национальности. Эта мера принималась и в отношении карачаевцев и балкарцев. Спецпоселенцы передавались для трудоустройства в ведение наркоматов СССР: в распоряжение наркомзема – 214764 чел., других наркоматов – 133883 чел
Уже в феврале 1944 г. специальными приказами и распоряжениями воинов-ингушей, как и представителей других репрессированных народов, увольняют из рядов Вооруженных Сил. Всего по данным ОСП НКВД СССР среди отозванных с фронта и подлежащих выселению было 710 офицеров, 696 сержантов, 6488 рядовых. Из 1085 человек ингушей-инвалидов 1069 были награждены орденами и медалями. У всех бывших военнослужащих изымались военные билеты (вместо которых выдавались справки), им запрещалось ношение погон, холодного и огнестрельного оружия. По прибытии в места поселения они становились на спецучет в комендатуре.
Вскоре после выселения обнаружилось, что жители некоторых сел, расположенных в труднодоступных горных районах, остались невыселенными. Каратели НКВД не стали утруждать себя организацией вывоза «пропущенных» жителей. Они решили расправиться с ними на месте. В результате были заживо сожжены жители сел Таргим, Цори и Гули горной Ингушетии. Такие же злодеяния совершались и в некоторых районах высокогорной Чечни. Наиболее известной из расправ с горцами является трагедия в Хайхабе. Палачи во главе с полковником НКВД Гвишиани были представлены к правительственным наградам и повышены в званиях.
К августу 1946 г. по документам спецконтингент в Казахской ССР уменьшился на 104 632 человека, из них 73 тыс. чел. умерло от разных болезней.
Цитата:

Уничтоженные бойцы партизан и диверсионных групп командами "самообороны" и пр. на Кавказе и в Крыму - цифры.

Да, причем неплохо известно как фабриковались такие цифры для оправдания той или иной акции. Рука набита была еще со времен показат. процессов 30-х гг. Уже тогда сами обвиняемые "показывали" про себя на суде все, что только заблагорассудится их палачам во главе с главным носителем венка славы. Чего уж в отсутствие обвиняемых нельзя было наплести в оправдание расправ над ними!
Сразу хочу расставить все точки над i. Я не принадлежу к числу тех, кто считает , что сотрудничество с противником у представителей репрессированных народов отсутствовало ВООБЩЕ. Но оно спокойно укладывалось в процент арифметич. погрешности по отношению к численности самих народов. Если брать миллион русских и украинцев, состоявших в РОА; дивизии СС из латышей, украинцев, эстонцев и пр. и др., хорватское усташеское гос-во, то вопрос , кого следовало выселять , лучше вообще не поднимать. Хотя его не надо поднимать ни в каком разе- даже если бы таковое сотрудничество дейтсительно носило массовый характер. Что ж тогда, всю Германию, согласно Эренбургу, надо было и вправду пустить на колбасу? Ведь там точно не было почти ни одной семьи, кто не слал солдат, не работал на войну, не наживался с ограбления оккупированных стран. Коллективная ответственность - заведомо орудие сотворения несправедливости, и Вы это хорошо понимаете.
Цитата:

Не думаю, Тимур, что с подобным Вы не знакомы:

Знаком и с этим, и со многим другим. Более того, доводилось говрить глаза в глаза с некоторыми из широко известных авторов подобных писаний. Так вот в разговоре, что называется, без протокола, они отнюдь не столь уверены в своих обинительных тирадах, как на страницах сиих писаний и с легкостью соглашаются с разумными аргументами. Но потом берутся за перо, приравняв его к штыку- и результат такой же. Ведь подобная писанина пользуется спросом, а эт деньги с хороших продаж. Зайдешь в Москве в любой книжный- целые стены заставлены всеми этими мухиными да пыхаловыми. Причем на слова о своих хороших гонорарах с этого дела они отмалчиваются. Мне, по крайней мере, не возразил.
А еще я знаком с армейскими (не нквдшными правда, где в основном стряпались орг основания для выселения) документами тех соединений, которые в самое жаркое время -летом -осенью 1942 г., когда немцы стояли на Эльбрусе, в Малгобеке и у Владикавказа, воевали в районах, где процветал, если верить таким авторам "повальный бандитизм". Так вот из опер и развед сводок ТРЕХ армий мне довелось наткнуться только на ОДНО упоминание какой -то группки в несколько человек, которая , предположительно, МОЖЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ в окрестностях одного села. А таких сел в тогдашних ингушских районах ЧИАССР было что-то около 50. Где остальные 49? Переписал для себя, могу назвать опись, фонд,номер и т.д. И ВСЕ... Похоже на описанное у апологетов репрессий?
Цитата:

Уж коли тема о Сталине, весьма показательна речь деда Уинстона, высокопородного потомка герцога Мальборо к 70-летию рождения Иосифа Виссарионовича

Что уж тут показательного? Черчилль мог и Муссолини боготворить в кое-какие периоды своей бурной жизни. А тут почти под каждым словом мог бы подписаться даже такой сталиноненавистник, как я . Но дело в том, что гений может быть и злым. Эрудицией может обладать и людоед. Силой воли может похвастать и маньяк- попробуй без силы воли помучай людей. А атомная бомба, данная стране В ОБМЕН на соху (потому что после всей этой гениальной политики стало некому за сохой ходить, и зерно пришлось закупать у потенциальных адресатов атомной бомбы)-ну , может эт такая сверхгениальная политика. Только я ее как-то не пойму и не желаю понимать


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности
Wasyatko
Гражданский


Зарегистрирован: Sep 23, 2009
Сообщения: 604
Откуда: Донецк
Репутация: 450

СообщениеДобавлено: Пт Dec 11, 2015 11:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Здравствуйте,Timur! Отвечу на 2 Ваших поста своим одним.
1. В каких условиях з/к отрабатывали эту з/п, знаете? И сколь велик был шанс погулять на эту щедрость доброго вождя?
Условия были ненамного хуже чем у среднестатистического работяги того периода. З/п вполне приемлемая даже по "гражданским" меркам того времени. Естественно з/п матёрого уголовника и осуждённого инженера существенно разнились.
Цитата:
...отец будущего первого президента России Николай Ельцин за антисоветскую деятельность в 1934 году получил три года лагеря и отбыл на строительство Канала имени Москвы. Там он познакомился с таким же заключенным, врачом Василием Петровичем Петровым. По его рассказам, Петров получал зарплату 500 рублей в месяц (при средней зарплате в СССР в 200 рублей), из которых 350 рублей отправлял семье в Казань. Ударники труда получали по 600—650 рублей.

Навскидку:
http://www.great-country.ru/rubrika_myths/reprisal/00009.html
Первоисточник со ссылками:
http://users.livejournal.com/_lord_/1372333.html
Ну и ещё:
http://rusplt.ru/society/gumannyiy-gulag-eduarda-berzina.html
http://cont.ws/post/79870
Качество выпускаемой продукции имело высокий уровень.Если Вы проходили срочную в СА, то до должны помнить кто производил для нас обмундирование и снарягу от портянок до подсумков.
2. "А у вас зато негров вешают"...Никогда не был поклонником ни "светоча демократии" со всеми его смердящими язвами , ни подобного стиля аргументации. Если ОНИ делают так, то это не оправдание для того, чтобы тут делать еще хуже.
Абсолютно согласен. Но США примерно сопоставимы по населению, плюс страна антипод, да и сравнивать всё равно с чем-то необходимо.
3. Только народ соврешал подвиг не благодаря, а порой (не всегда!) и вопреки Сталину и его политике.
Ну, это штамп избитый. Я , к примеру, не знаю случаев когда государство выигрывает войну вопреки воле правительства. Если Вам таковые ведомы - буду благодарен.
4. За этими цифрами - сотни тысяч перекуроченных судеб, десятки тысяч смертей, сироты, вдовы, ставшие таковыми по злой воле человека
Не только "злой человек", но и мы с вами знаем, что любое повстанческое (партизанское) движение без поддержки местного населения невозможно в принципе. Так было в Чечне, Крыму, Галиции, Волыни, всегда и везде. И так будет. Выселяя население Сталин попросту лишал ушедших в горы (крыивки) кормовой базы. Немцы уничтожали населённые пункты по той же причине. Часто со всем населением. И только в одной Беларуссии порядка 10 000 деревень и городков. И не будем забывать, что накануне ВОВ СССР участвовал в войне, которую у нас не принято освещать - война с басмачеством (читай Великобританией). Чечня угомонилась последней.
Навскидку:
http://army.armor.kiev.ua/hist/chechna-20-41.shtml
http://www.hrono.ru/sobyt/1900sob/1917chech.php
5. Да, причем неплохо известно как фабриковались такие цифры для оправдания той или иной акции. Рука набита была еще со времен показат. процессов 30-х гг. Уже тогда сами обвиняемые "показывали" про себя на суде все, что только заблагорассудится их палачам во главе с главным носителем венка славы.
Здесь Вы затронули главное противоречие. Современная концепция указывает, что Сталин был самодержавным, т.е. никому неподотчётным аматором маньяком убийцей. В таком разе на кой ляд сдалась эта самая "фабрикация". Тю, ну захотелось человеку выселить мильён народу - опричников пруд пруди. Ну плюнул гениальный Тухачевский в борщ отцу народов - подвал, зелёнка, лоб... Какие суды - бумажки? Кому глаза мылить? Самому себе? Но бюрократическая система работала исправно - следствие, суд, приговор. Степень ответственности была жесткой, не в пример нынешней, когда за попил военного (военного, Карл) бюджета получают ДВА года и уходят по амнистии.
5. Но оно спокойно укладывалось в процент арифметич. погрешности по отношению к численности самих народов. Если брать миллион русских и украинцев, состоявших в РОА; дивизии СС из латышей, украинцев, эстонцев и пр. и др., хорватское усташеское гос-во, то вопрос , кого следовало выселять , лучше вообще не поднимать.
Тимур! Ну не читайте на ночь советских газет (с)! РОА - не более 130 000, СС "Галициен" со всеми вспомогательными подразделениями и набирались исключительно из населения дистрикта Галициен - порядка 20 000 (беру по явно завышенным оценкам НАНУ), отнять немецкий офицерский состав, плюс несколько шуцманшафт батальонов, плюс до 100 000 УПА (сильно завышено, снова НАНУ). Если убрать усташей, (так и не понял для чего Вы их в свой список включили) то с миллионом не складывается. Да и поддержкой населения данные персонажи не пользовались. Как минимум от левого берега Днепра до Москвы и Сталинграда. Чего не скажешь о советских партизанах, которых только на Украине и только награждённых было порядка 180 000. И вот именно им местные служили кормовой базой.
6. Зайдешь в Москве в любой книжный- целые стены заставлены всеми этими мухиными да пыхаловыми. Причем на слова о своих хороших гонорарах с этого дела они отмалчиваются.
Ну, писатель с гонораров и живёт. И, мне думается, гонорары этих товарищей на несколько порядков ниже сванидзомлечиных (свинины им на обед в субботу) и им подобных персонажей. Громко промолчу насчёт гонораров товарища солженицына, которому люди, имевшие счастье отбывать наказание с ним, при встрече желали разбить морду в кровь за его архиправдивые писания. Тем более что данные ни Мухина ни Пыхалова никто ни оспорил, и уж тем более аргументированно не опроверг. Если я что - то пропустил с удовольствием ознакомлюсь.
И почему Вы забыли упомянуть Земскова, нырнувшего в архивы на многие годы по прямому указанию подонка по фамилии Яковлев. Да, это тот Яковлев, потрясавший с трибуны Верховного совета СССР копиями с копий Мирного договора с Германией (т.н. пакт Молотова Риббентропа), оригинал которого так до сих пор и не найден. И, думается, не без его помощи он пропал. Так вот Земсков умер совсем недавно и совсем не богатым человеком. И уж его никак нельзя заподозрить в симпатиях Сталину. А если их произведения стали так уж популярны (в чём я лично сомневаюсь), то это происходит ни от какого то бы ни было промоушена, а, как мне кажется, из - за густо заплёванного портрета Сталина, в который не харкнул только ленивый. А критически и аналитически думающий гражданин взял, да и задумался - с чего бы так обгадили не самого последнего человека, может чё и набрехали - то сванидзи.
7. Так вот из опер и развед сводок ТРЕХ армий мне довелось наткнуться только на ОДНО упоминание какой -то группки в несколько человек, которая , предположительно, МОЖЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ в окрестностях одного села. А таких сел в тогдашних ингушских районах ЧИАССР было что-то около 50. Где остальные 49? Переписал для себя, могу назвать опись, фонд,номер и т.д.
Так оно и не мудрено - тыл не их епархия.

Я не являюсь поклонником чего либо или кого либо. И уж тем более политиков, которых на 99,9 считаю вшами тифозными. Мерзостью, короче. Фанатом Сталина не являюсь тем более. Но когда идёт речь о агрессивно внедряемом искажении реальных фактов истории моей Родины - поневоле станешь стараться докопаться поближе к фактам. Мне за Державу обидно (с). А если к получаемой информации подключить немного здравого смысла плюс лёгкий мозговой штурм, то и не всё так запущено.
Ну например. Возьмём глав государства Российского и СССР 19 - 20 века.Решил Павел с Наполеоном приструнить вконец обнаглевшую Британию - пум, и прилетела зубовская табакерка. А Платов побрёл в обратном направлении. Павел был ославлен идиотом и с лёгкой руки британской прессы и подонков типа герценов таковым в истории и остаётся (кто обладает информацией - владеет миром, кто управляет средствами массовой информации миром управляет).
Но тут является душка Александр и плюнув на папашу загоняет Бони за можай (до Парижу).
Из Лондона доносятся аплодисменты.
Затем на сцену выходит Николай. Навалились усею Европою (во главе понятно Британии). Даже занюханная Сардиния вписалась. Даже Габсбурги, спасённые Николаем же от венгерской революции. И тут пум - здоровый как конь Палкин умирает от простуды. Ну бывает же такое с русскими царями. Палкиным в истории и остаётся.
На престол забирается его отпрыск Александр номер 2. Быстренько подписывает дико кабальный Парижский договор со всей этой еврооравой, из последних сил взявшей только Севастополь! Единственный город огромной империи! И снова красота, плывём за британским флагманом как систершип, из Лондона аплодисменты и почёсывание за ушком. Пока не полез на Кавказ, Хиву и прочие Туркестаны. Да тут снова с Францией снюхался. Пум - прилетела бомба от поляка, католика, ну и, знамо дело, рэволюционэра.
Александр 3 лыком не был шит, продолжал политику папаши в Средней Азии, влез на Балканы, и опять, подлец, снюхался с Францией. Пум - и здоровенный детина, гнувший в пальцах гвозди с пятаками, способный удержать крышу вагона помер за месяц. Почти непьющий человек скончался. Хронический интерстициальный нефрит с последовательным поражением сердца и сосудов, геморрагический инфаркт в левом легком, с последовательным воспалением.
Очередь Николая 2, которого за его дальневосточную политику приструнили с помощью конечно случайно вспыхнувшей рэволюции во время войны, которую мигом свернули после подписания договора в Портсмуте князем Полусахалинским. А когда в 1917 пришла пора делиться организовали ему уже привычный "пум".
И тут приходит время"наших сукиных сынов", горячо любимых в США. На горизонте появляется душка Керенский, ни разу не знакомый с Сэмюэлом Гором и, культурненько так, передаёт Расеюшку папиному ученику Володе свет Ульянову, быстро смотав из Питера на авто американского посольства.
Ленин был интересен нашим "партнёрам" ввиду совместного труда по развалу империи с тов. Бронштейном и его быстренько залечили. Эта компашка с ещё одним другом Ешуа-Соломоном Мовшевичем Свердловым организовали такую резню и голод, что Сталин на их фоне дитё неразумное. "Мировая общественность" на это стыдливо прикрыла глаза подолом. Сдали в аренду пол страны. Например с золотых приисков согласно концессии РСФСР получала рекордные 7% от всяких там "Кун и Лееб". А чё ж дядюшке Животовскому не пособить.
И тут всю романтику испортил Сталин, разогнав всю эту братию в 1928. И тут же стал кровавым палачом. Приблизительно в это время у Гитлера стали водиться денюшки. А чё ж им не завестись, коль в друзьях у него целый Ганфштенгль. Это потом он будет советником Рузвельта, а пока он милый простодруг товарищу Ади.
После войны дед Иосиф почесав щетинистую репу и поняв что имеет лавры победителя и геморрой в виде оглоедов в пол Европы, а главным итогом 2МВ является Бреттон Вуд и создание Израиля, срочно втянул США в войну с Кореей, прицепом тряся зажравшийся олигархат в виде партноменклатуры, а сам занялся построением собственной экономической системы. Но на основе не резаной размалёваной бумаги, а золотого червонца. А вот это уже хамство! Скоропостижный пум.
И вот Никита уймисьдурак Хрущёв переводит все международные расчёты в доллар, по дороге дорулившись до закупок хлеба в США. Маладес! Тут тебе и "оттепель", и "развенчание культа", и амнистии невинно осуждённым бандеровцам и галицийским ССам
А дальше как по писанному - нефтетрубоперегонщик, нобелевский лауреат, закадычный друг Клинтона и бац... Путин. Причём, Вы не поверите, не менее кровавый чем Сталин.
П.С. Тимур! Простите, конечно, но выделенное красным шрифтом даже не стал комментировать. Но если хотите, можем подискутировать.


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности
timur94
Оберфельдфебель
Оберфельдфебель


Зарегистрирован: Jan 07, 2010
Сообщения: 515

Репутация: 575

СообщениеДобавлено: Пт Dec 18, 2015 12:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Wasyatko писал(а):
Цитата:

Условия были ненамного хуже чем у среднестатистического работяги того периода.

Среднестатистический работяга не кайлил уран и не валил лес под конвоем, где шаг влево , шаг вправо -попытка к бегству, прыжок на месте - попытка улететь" с немедленными последствиями. Да что там, почитатйте Шаламова.
Цитата:

Ну, это штамп избитый. Я , к примеру, не знаю случаев когда государство выигрывает войну вопреки воле правительства

Он не более избит, чем штамп о великом и мудром отце народов, благодаря котормоу выиграли войну. Действия этого отца накануе и в начальный период войны, а отчасти и на всем ее протяжении именно и заставляют говорить о выигранной в чем-то вопреки (обратите внимание- я спец. оговрился "не всегда") Сталину войне. Что до воли, то она , конечно, была направлена на победу, причем любой ценой. При этом в условиях, когда во многом благодаря собственной деятельности цена этой победы была неимоверно завышена.
Цитата:

Выселяя население Сталин попросту лишал ушедших в горы (крыивки) кормовой базы. Немцы уничтожали населённые пункты по той же причине. Часто со всем населением.

А я и не говорю, что Сталин делал что-то,чего не делали немцы. Разница в том, что немцы это вытворяли с другими народами, Сталин- со своим
Цитата:

Современная концепция указывает, что Сталин был самодержавным, т.е. никому неподотчётным аматором маньяком убийцей.

Кому же он был подотчетен? Верх. Совету? Конституции? Совнаркому? Съезду? Надеюсь, Вы ведете речь не о формальной, а о фактич. подотчестности?
Цитата:

В таком разе на кой ляд сдалась эта самая "фабрикация". Тю, ну захотелось человеку выселить мильён народу - опричников пруд пруди. Ну плюнул гениальный Тухачевский в борщ отцу народов - подвал, зелёнка, лоб... Какие суды - бумажки?

Wasyatko, Вы производите впечатление неглупого человека. Так неужели непонятно для чего? Для внешнего мира, чтобы быть привлекательным или хотя бы не до конца отталкивающим в глазах надевшей в 1917 г. розовые очки западной общественности, видевшей в СССР времен Ленина раннего Сталина надежду человечества. В отношении Тухачевского и иже с ним (имя им легион) все так и было: подвал, зеленка, лоб. Но перед этим надо было провести спектакль для внешней потребы с судом и т.п. Для Тухачевского, как до него Зиновьева, Каменева, Радека и др., думаю, описанный Вами вариант был бы легче, чем вся эта свистопляска с судами, признат. показания для которых выбивались известно как.
Цитата:

Да и поддержкой населения данные персонажи не пользовались.

Поддержкой может и не пользовлись, но сотрудничали с ними многие. Откуда бы иначе взялись сотни тысяч сов. граждан, добровольно ушедших вместе с немцами при отступлении вермахта в 1943-1944 гг.
Цитата:

Тем более что данные ни Мухина ни Пыхалова никто ни оспорил, и уж тем более аргументированно не опроверг.

Оспорили. В частности Пыхалова, когда он (отдаю должное его смелости- и сам ему лично это сказал, как и кое-что менее приятное для него) в минувшем году не побоялся приехать в Ингушетию. Кое-какие резуль-ты частичного просветления мозга (хотя кардинального поворота не произошло) можете увидеть здесь http://pyhalov.livejournal.com/296347.html
Цитата:

Так оно и не мудрено - тыл не их епархия.

Вы масштабы Ингушетии и Чечни представляете? В условиях осени 1942 г. там тыла как такового не было- все прифронтовая полоса разной глубины.
Цитата:

Но когда идёт речь о агрессивно внедряемом искажении реальных фактов истории моей Родины

Как раз набирающая силу не по дням, а по часам реабилитация Сталина и сталинизма прежде всего в СМИ и в публицистике, выдающей себя за историю, мне кажется одним из самых агрессивно внедряемых и опасных для страны мифов последнего времени.


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности
timur94
Оберфельдфебель
Оберфельдфебель


Зарегистрирован: Jan 07, 2010
Сообщения: 515

Репутация: 575

СообщениеДобавлено: Пт Dec 18, 2015 1:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:

Но тут является душка Александр и плюнув на папашу загоняет Бони за можай (до Парижу).
Из Лондона доносятся аплодисменты.

А внезапная смерть в Таганроге (если не принимать за доказанный факт житие старца Федора Кузьмича) нестарого и не шибко больного царя во цвете лет? Опять англ. след? В семье Романовых с загадочными и ранними смертями все было нормально еще с момента основания династии.
Цитата:

И тут пум - здоровый как конь Палкин умирает от простуды.

Ну когда "здоровый как конь" ищет смерти , гарцуя на коне же в февральскую стужу пару часов, принимая смотр, можно умереть и от простуды.
Цитата:

Быстренько подписывает дико кабальный Парижский договор со всей этой еврооравой, из последних сил взявшей только Севастополь!


А может просто нежелание вести НЕНУЖНУЮ войну, начатую по ложной оценке степени критичности состояния "больного человека Европы"? И неготовность жертвовать во имя сохранения престижа реками РУССКОЙ крови.
Цитата:

Пока не полез на Кавказ, Хиву и прочие Туркестаны.

Ну на Кавказ полезли задолго до него, он можно сказать из Кавказа относительнот "вылез"- завершив активную фазу Кавк. войны, шедшей при трех имп-рах и заверш-ся именно при нем. А в Хиву и Туркестаны лезть было относительно безопаснее (до опред предела, не раздражая Англию, бившуюся лбом в Афг-н, конечно- потому Хиву с Бухарой и не стали брать в чистые колонии, ограничившись протекторатом), чем в проливы и Конст-поль.
Цитата:

Александр 3 лыком не был шит, продолжал политику папаши в Средней Азии, влез на Балканы, и опять, подлец, снюхался с Францией. Пум - и здоровенный детина, гнувший в пальцах гвозди с пятаками, способный удержать крышу вагона помер за месяц. Почти непьющий человек скончался.


Согласен, что в смерти Ал-ра Третьего больше вопросов, чем у его предш-ков. Но Вам не кажется, что согласно Вашей теории брит. заговора, его было бы логичнее отравить если б он снюхался с немцами, а не с французами? Кстати, насчет непьющего -сильное преувеличение.
Цитата:

А когда в 1917 пришла пора делиться организовали ему уже привычный "пум".

Позиция союз-ков по революции в России действит-но была странной. Хотя те, кто ее затеял в феврале в Петрограде, от своих союзнич. обязат-в не отказывались- возможно, ответ проще: Запад понадеялся , что револ-я вдохнет силы в не показывающую при царе особ. способ-ти выиграть войну Россию. Хотя, согласен, чтобы так думать, надо было быть очень наивными- а за Западом чего-чего, а уж этого греха не водилось. Впрочем , опять ж можно вспомнить Мюнхен-образец полит. наивности, переходящей в глупость. Хотели переиграть всех-переиграли себя.
Цитата:

Ленин был интересен нашим "партнёрам" ввиду совместного труда по развалу империи с тов. Бронштейном и его быстренько залечили. Эта компашка с ещё одним другом Ешуа-Соломоном Мовшевичем Свердловым организовали такую резню и голод, что Сталин на их фоне дитё неразумное.

Постите, но я никак не могу себе при всем моем воображении представить того, по сравнению с которым Сталин был бы "дитем". Сталин был гениальным практиком той теоретической базы, которую оставили Ленин и К- "цель оправдывает средства", м"орально все , что служит делу пролетариата" (говорим пролет-т- подразумеваем...).
Цитата:

И тут всю романтику испортил Сталин, разогнав всю эту братию в 1928. И тут же стал кровавым палачом.

А принятие в Лигу Наций? А сов-франц. дог-р о взаимопомощи? А все ужимки и прыжки с сис-мой коллективной безоп-сти в дочемберленовский период?
Цитата:

Но на основе не резаной размалёваной бумаги, а золотого червонца.

Зол. червонец вообще-то Сокольников при Ленине еще запустил, создав эк. базу НЭПа.
Цитата:

И вот Никита уймисьдурак Хрущёв переводит все международные расчёты в доллар, по дороге дорулившись до закупок хлеба в США

До закупок дорулились не благодаря Хрущеву, а тому, что 1. колхоз. система была сама по себе неэффективной и как-то могла вытягивать лишь короткое время в виде мобилизационного вида ведения с/х. 2. То , о чем я писал выше- коллектвиизация и война выкосили цвет крестьянства. За сохой ходить было некому. Началось вымирание деревни. Распашка целины лишь на неск-о лет острочила сельхоз. кризис. Если не за все, то за бОльшую часть этого отдельное горячее спасибо "деду Иосифу".
Цитата:

Тимур! Простите, конечно, но выделенное красным шрифтом даже не стал комментировать.

Между тем, это конкретные цифры и факты, приводимые учеными с академическим образованием и приличной репутацией.


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности
Wasyatko
Гражданский


Зарегистрирован: Sep 23, 2009
Сообщения: 604
Откуда: Донецк
Репутация: 450

СообщениеДобавлено: Пн Dec 28, 2015 4:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Здравствуйте, Timur!
1. Среднестатистический работяга не кайлил уран и не валил лес под конвоем, где шаг влево , шаг вправо -попытка к бегству, прыжок на месте - попытка улететь" с немедленными последствиями.
Естественно. Ведь он не был осуждён по УК того времени.
2. Что до воли, то она , конечно, была направлена на победу, причем любой ценой. При этом в условиях, когда во многом благодаря собственной деятельности цена этой победы была неимоверно завышена.
В чём завышеность и "любая цена"?
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8_%D0%B2_%D0%92%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%9E%D1%82%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B5
Общие потери СССР в ВОВ порядка 27 млн. Отнимем 6,3 млн военнослужащих.Со стороны Германии война велась на уничтожение, не победить в ней было нельзя!
3. Разница в том, что немцы это вытворяли с другими народами, Сталин- со своим
Сталин выселял народы, запятнавшие себя массовым сотрудничеством с врагом с территорий "традиционных" интересов Британии (Кавказ) и Крыма (Турции, будущего члена НАТО). И, как показали 90-е был недалёк от истины. А ПП "Томпсон", британские рации, френчи и т.д. на территории Галиции после войны появлялись от сырости или почкованием.
4. Вы ведете речь не о формальной, а о фактич. подотчестности?
Правильно! И вот поскольку Сталин никому не был подотчётен, разговоры о "фальсификациях" на гос. уровне считаю чепухой.
5. В отношении Тухачевского и иже с ним (имя им легион) все так и было: подвал, зеленка, лоб. Но перед этим надо было провести спектакль для внешней потребы с судом и т.п. Для Тухачевского, как до него Зиновьева, Каменева, Радека и др., думаю, описанный Вами вариант был бы легче, чем вся эта свистопляска с судами, признат. показания для которых выбивались известно как.
На мнение запада Сталину было глубоко наплевать. Даи после открытых судов над всякими там Пятаковыми буржуйские "журналисты " писали всё, что взбредёт в головы главным редакторам, но никак ни то, свидетелями чего сами являлись (впрочем как и сейчас). Сталин, в лице Радеков, уничтожал профессиональных революционеров, дрожжи революции, людей точно знавших у кого брать деньги на новую смуту, межфракционная грызня за власть которых в середине 30-х достигла апогея и они были готовы ввергнуть страну в очередной хаос ради собственных амбиций. Из всей этой сволочи не пострадал лишь папаша Литвинов (Меер-Генох Моисеевич Валлах) и сделано это было с далёким прицелом. Не зря ведь он в 41-43 был послом в Штатах. И именно он поехал на шабаш в Бреттон Вуд. Вам напомнить почему он имел "партийную кличку" Папаша и по какой причине к нему так трепетно относился Ильич? Закрытые суды над тухачевскими-уборевичами обусловлены тем, что данные персонажи являлись носителями военной тайны. И как показал 41 год заговор полностью раскрыт не был. Перечислять товарищей типа Павлова не стану, приведу лишь один пример. 20-й армией "героя" Власова, находившегося на лечении, под Москвой по факту командовал нач штаба Сандалов Л.М., чем и обусловлен был успех. Как только за дело взялся сам "герой", всё закончилось изменой. Если хотите, немного проверяемой публицистики:
http://www.1-sovetnik.com/articles/article-1268.html
5. Оспорили. В частности Пыхалова, когда он (отдаю должное его смелости- и сам ему лично это сказал, как и кое-что менее приятное для него) в минувшем году не побоялся приехать в Ингушетию. Кое-какие резуль-ты частичного просветления мозга (хотя кардинального поворота не произошло) можете увидеть здесь http://pyhalov.livejournal.com/296347.html
Ссылки на "оспоривание" Вы не привели, а имеющаяся говорит о порядочности Пыхалова, признавшего факт своей неразборчивости в и без того понятном эпизоде пострадавших ингушей за "подвиги" чеченцев, на тот момент соединённых в одну административно территориальную единицу. И это лишь подтверждает тот факт, что именно местное руководство неверно информировало правительство, либо же (а скорее всего) прикрыло свои задницы судьбами невинных заодно с виновными.
И, если я правильно Вас понял, цифры Земскова Ваших подозрений не вызывают. Тогда извольте:
http://elibrary.ru/author_items.asp?authorid=326724&SesCookieID=395877480
А "общество" "Мемориал" может подтереться своими "списками репрессированых", иначе затаскали бы Земскова по судам.
Относительно документов могу порекомендовать поискать нужные здесь:
http://istmat.info/
6. А может просто нежелание вести НЕНУЖНУЮ войну, начатую по ложной оценке степени критичности состояния "больного человека Европы"? И неготовность жертвовать во имя сохранения престижа реками РУССКОЙ крови.
Я бы не стал называть ненужной войну за освобождение от исламского гнёта православных Валахии и Молдавии, в ходе которой "больной человек" огрёб по щщам при Башкадыкляре и Синопе, после чего в войну вписалась орава союзников, удачно бодавшаяся с 30-тысячным (!) гарнизоном год (!), героически взяв южную часть Севастополя плюс Малахов курган. Эпическая "победа"! Куда там еврею Левински,... простите, немцу Манштейну.
7. ... согласно Вашей теории брит. заговора
Позвольте, ни о каких "теориях" я речи не вёл, а лишь о анализе исторических событий, после которых бенефициаром (ну по чистой случайности) оказывалась Британия. Как пример - душка Ильич, сделавший сотоварищи Россию сырьевым придатком наших "партнёров" и палач Сталин давший им пинка под зад.
8. Хотя, согласен, чтобы так думать, надо было быть очень наивными- а за Западом чего-чего, а уж этого греха не водилось. Впрочем , опять ж можно вспомнить Мюнхен-образец полит. наивности, переходящей в глупость. Хотели переиграть всех-переиграли себя.
Здесь Вы противоречите сам себе. А в Мюнхене произошла передача 3-х миллионов судетских немцев (будущих гренадёров Вермахта), вооружений чешской армии (технически не уступавшей немецкой, 772 штуки чешских Pz.Kpfw.38(t) участвовали в нападении на СССР),
миллионов рабочих рук чехословаков для ВПК Германии, исправно получавших з/п всю войну, заводов "Шкода" и "ЧКД". Правда дали поживиться гиене Европы Тешинской областью, чтоб ляхи насытились перед тем как самим стать пищей.
9. А принятие в Лигу Наций? А сов-франц. дог-р о взаимопомощи? А все ужимки и прыжки с сис-мой коллективной безоп-сти в дочемберленовский период?
То, что Вы называете "ужимками" есть обычная практика по поиску союзников ввиду грядущей большой войны. Сталин был обязан обезопасить вверенное ему государство. В августе 39-го, например, зная дату нападения на Польшу, он лихорадочно искал того, кто подпишет мирный договор с СССР. В то время когда задачей англофранцузов в ходе переговоров было оттянуть время до 1 сентября, пока они плыли по морю до Питера, а потом поездом до Москвы (!), у Гитлера имелся прогретый "Юнкерс" и Риббентроп с шикарными условиями договора для СССР (к слову "Юнкерсов" было два - и в Лондон, и в Москву). Кстати, "Юнкерс" с Риббентропом был обстрелян советской зенитной артиллерией. Интересно, кто отдал приказ зенитчикам уничтожить такой важный для Сталина самолёт? Уж ни Тухачевские ли с Якирами? Нет, ну конечно случайно... Как "случайно" британцы собирались бомбить Баку в июне 41-го (ресурс СВР, последнее по счёту донесение от 20.06.1941.) http://svr.gov.ru/smi/2011/krzv20110629.htm
10. Зол. червонец вообще-то Сокольников при Ленине еще запустил, создав эк. базу НЭПа
Напомню, что рубль с 1937 г. был привязан к доллару. После Бреттон Вуда и Победы необходимо было избавиться от финансового влияния "потенциального противника", нужна была единая валюта для стран членов СЭВ, и не только ( для начала Иран, Эфиопия, Аргентина, Мексика, Уругвай, Австрия, Швеция, Финляндия, Ирландия, Исландия). Сталин создавал альтернативную экономическую систему. За что и поплатился жизнью. А Никита Сергеич счёл появление золотого рубля "преждевременным" и снова ввёл долларовую привязку. Ну так совпало, бывает же. И Черчилль после смерти Сталина принял "Орден Подвязки". По итогам 2 МВ отказался (видимо считая себя проигравшим), а тут вот принял. Кстати, тоже случайно. Навскидку: http://nstarikov.ru/club/39083?print=print
11. До закупок дорулились не благодаря Хрущеву, а тому, что 1. колхоз. система была сама по себе неэффективной и как-то могла вытягивать лишь короткое время в виде мобилизационного вида ведения с/х. 2. То , о чем я писал выше- коллектвиизация и война выкосили цвет крестьянства. За сохой ходить было некому. Началось вымирание деревни. Распашка целины лишь на неск-о лет острочила сельхоз. кризис. Если не за все, то за бОльшую часть этого отдельное горячее спасибо "деду Иосифу".
Именно индустриализация сельхозпроизводства могла накормить страну! Именно колхозная система система прокормила нас в ВОВ. И не только нас, но и военнопленных, население оккупированных СССР территорий и даже поголовно изнасилованных красными зверями по тыще раз немок. Даже Паулюс недоумевал. Немцы, например, на оккупированных территориях колхозную систему сохраняли. В Штатах дефарминг привёл к укрупнению фермерских хозяйств. И тд.... И что такое "цвет крестьянства"? Если Вы о "кулаке", то да - работяга, хрип гнул. Но вместо купить трактор, лучше наймёт тысячу батраков и ни в жисть не отдаст хлеб государству по закупочной цене, а только по спекулятивной и только ближе к весне, что, кстати, и показал НЭП. Именно развал колхозной системы привёл к закупке всего и вся у "партнёров". Дожили - картошку из Египта жрали, морковку из Израиля. Да даже по Донецкой области скажу - где сохранились коллективные хозяйства с толковыми председателями, там работа и достаток, бабы с детишками, мужики в тракторах. Где колхоз подох - извольте, пьянка, поливная система вырезана на металлолом, молодёжь уехала, село умирает. Это я о своей "малой родине" совхозе "Корсунский", некогда мощнейшем сельхозпредприятии. Или вот мой отец, фермер, тык-скыть. Офицер милиции, на пенсию уехал в село, имеет трахтур МТЗ, выращивает семечку на своих и арендованных паях. Пашет сам, всё остальное нанимает. Эффекту мало, скорее похоже на такое себе пенсионерское развлекалово. Зато сеет брэндовый подсолнечник от "Монсанто", закупает на посев каждый год, ибо эта зараза на следующий год не родит. Раньше хоть на килограммы продавали, теперь поштучно, а называется это одна посевная единица.
12. Между тем, это конкретные цифры и факты, приводимые учеными с академическим образованием и приличной репутацией.
Нет ничего более алчного и лживого чем "историки" с "академическим образованием и приличной репутацией"! За научные степени, тиражи их "высоконаучных" изысканий они тебе и Киевкую Русь придумают, и занюханную деревеньку под названием Киев в столицу обратят. Не беда, что на европейских картах и в дипломатической переписке европейских дворов того периода данное "мощное" государство отсутствует начисто. Не беда, что за 100 лет раскопок в Киеве не обнаружено ни остатков мощных укреплений, ни княжих хором, ничего, что упоминало бы о "былом величии". Даже "древние" церкви Киева на поверку оказываются новоделом 16 - 17 веков. Не, ну официально они считаются "реконструированными", только вот никаких остатков прежних строений не обнаружено до сих пор, а церкви "реконструированы" именно в архитектурном стиле 16 - 17 веков. Нарыли, правда, некий фундамент, обозвали остатками Десятинной церкви, но доказухой не удосужились. Но сомневаться не моги - это ж историки с академическим образованием и приличной репутацией. Фактов нет, ты просто верь. А уж если ко двору допустят, то тут тебе и Будда, и колесо, и прирученный конь, и, страшно сказать, трипольская цивилизация...


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности
Wasyatko
Гражданский


Зарегистрирован: Sep 23, 2009
Сообщения: 604
Откуда: Донецк
Репутация: 450

СообщениеДобавлено: Пт Фев 05, 2016 8:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Чтобы не приводить массу ссылок, ограничусь одной:
http://wiki.istmat.info/%D0%BC%D0%B8%D1%84:%D1%87%D0%B8%D1%81%D0%BB%D0%BE_%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB%D1%8F%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности
vova
Гауптманн
Гауптманн


Зарегистрирован: Jan 20, 2010
Сообщения: 2161

Репутация: 751

СообщениеДобавлено: Вт Фев 16, 2016 4:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ну Васятко разошелся! Прям и добавить нече.
Рази шо за компанию.

- 1. "Ну когда "здоровый как конь" ищет смерти , гарцуя на коне же в февральскую стужу пару часов, принимая смотр, можно умереть и от простуды. "

Видно Николай Перший первый раз парад принимал зимой? Вроде как любил он энто дело не только летом.

- 2. "И неготовность жертвовать во имя сохранения престижа реками РУССКОЙ крови."

- Да вроде как Севастополь тоже от фиалок возник - именно что бы больше не лить реки крови по берегам Черного моря.

- 3. " А в Хиву и Туркестаны лезть было относительно безопаснее ... чем в проливы и Конст-поль."

- сами же сказали - до определенного момента. Пески-песками, а проход в Индию - это святое.
Так же как: Валахия-Валахией, а вот проливы - это святое.


- 4. "Но Вам не кажется, что согласно Вашей теории брит. заговора, его было бы логичнее отравить если б он снюхался с немцами, а не с французами?"

- отравили бы все одно - тогда бы союз Франция-Россия был бы угрозой Англии на континенте.


- 5. " Впрочем , опять ж можно вспомнить Мюнхен-образец полит. наивности, переходящей в глупость. Хотели переиграть всех-переиграли себя."
- хотели переиграть Рузвельта ... наивные.

- 6. "Сталин был гениальным практиком той теоретической базы, которую оставили Ленин и К- "цель оправдывает средства","
- Сталин , как раз , был могильщиком той, теоретической, базы - последователем ее был Троцкий.

- 7. "А все ужимки и прыжки с сис-мой коллективной безоп-сти в дочемберленовский период?"
- война на носу. Война США с Англией - пытались предотвратить дипломатически ее в Европе - на Тихом - пущай воюют.

- 8. "То , о чем я писал выше- коллектвиизация и война выкосили цвет крестьянства. За сохой ходить было некому. Началось вымирание деревни".
- так коллективизация или война вытоптала цвет - непонятно.
Вообще то понятие кулак подразумевало - мироед. "Справные крестьяне" (работящие, а потому зажиточные) к ним не относились - почитайте постановления тех лет. А мироед - это ... сельский банкир - дает семена в рост, коня - за отработку, причем начиная с 50% и выше. За коня на день бедная семья часто отрабатывала неделю всем гуртом. Кабала по старорусски - долг с процентами. Это она и была. Не надо про "цвет" - он плохо пах тогда и плохо пахнет сейчас.


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности
Red_Linger
Оберфельдфебель
Оберфельдфебель


Зарегистрирован: Sep 13, 2010
Сообщения: 741
Откуда: Киев, Украина
Репутация: 389

СообщениеДобавлено: Сб Фев 20, 2016 11:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Слава Сталину!

Карлос Портер

Carlos Porter. In Praise of Stalin.
Перевод с английского, 2008.
"Через пять лет хвалить Сталина может быть так же опасно, как критиковать его два года назад. Но я бы не стал считать это прогрессом. Вы ничего не добьётесь, если научите попугая новому слову". - Джордж Оруэлл.


Ответ одному антисемиту, который восторгался Сталиным за то, что тот расстрелял пару еврейских комиссаров.

Цитата:
О СТАЛИНЕ

Что ж, давайте тогда примем Сталина за модель. Если мы действительно хотим решить наши расовые проблемы, то нашей моделью должен быть не Гитлер, который был мальчиком из церковного хора в том, что касается депортаций, массовых убийств и лжи, а Сталин - человек, которому в этом деле не было и нет равных. Как жаль, что "отцу народов" понадобилось так много времени, чтобы начать убивать того, кого надо.

- Как жаль, что он "забыл" расстрелять своего шурина, еврея Лазаря Кагановича (уморившего голодом семь миллионов на Украине), который в итоге дожил до 100 лет.

- Как жаль, что он построил Беломорканал руками 300 тысяч арийских рабов, а не руками евреев.

- Как жаль, что он отправил валить лес в Сибирь десятки миллионов арийцев, а не евреев.

- Как жаль, что он уничтожил "кулаков как класс", а не "евреев как расу".

- Как жаль, что он расстрелял 15 тысяч польских офицеров (вообще-то половину из них погрузили на баржи и утопили в Белом море), а не 15 тысяч евреев.

- Как жаль, что он истребил 30-60 миллионов арийцев, а не 30-60 миллионов евреев (в мире должно проживать не менее 60 миллионов евреев, если не больше), и т.д. и т.п.

- Но огромное ему спасибо за то, что он убил Троцкого ледорубом и расстрелял несколько десятков еврейских комиссаров во время показательных процессов 30-х годов.

Как-никак, путешествие длиной в тысячу километров начинается с одного маленького шага!

Что ж, давайте тогда примем Сталина за модель. Давайте примем моральный кодекс коммунистов (являющийся также моральным кодексом евреев и христиан) и открыто заявим, что цель оправдывает средства (см. примечание *).

Например:

- Если бы мы взяли и утопили 10 миллионов негров (а не порабощали бы их, как это делали их африканские и арабские собратья), то этим мы бы оказали человечеству большую услугу.

- Если бы мы кастрировали их, чтобы затем продавать как евнухов, как это делают арабы (а не поощряли бы их размножаться как крысы, чтобы продавать их потомство), то этим мы бы оказали человечеству большую услугу.

- Если бы мы взяли 80 тысяч мексиканских нелегалов и сожгли их заживо в калифорнийской пустыне (вместо того, чтобы убивать 80 тысяч иракских солдат на другом конце земного шара; см.: Highway of Death, "Шоссе смерти"), то этим мы бы оказали человечеству большую услугу. (Как-никак, мексиканцы совершили против нас "агрессию", за что их надо "наказать". Чем они лучше "фашистских агрессоров"?)

- Если бы мы взяли 300 тысяч еврейских антропологов, банкиров, финансовых консультантов, консультантов по инвестициям, адвокатов, психоаналитиков, психиатров и психологов и сожгли их заживо в Беверли Хиллз (вместо того, чтобы убивать в Дрездене 300 тысяч белых женщин и детей, беспомощных беженцев, руками Черчилля по приказу Сталина), то этим мы бы оказали человечеству большую услугу.

Если Сталин может убить 20-30 миллионов русских и при этом быть героем для президента США, если Мао Цзэдун может убить 60 миллионов китайцев и при этом быть героем чуть ли не для всех студентов из "Плющевой лиги" (Ivy League) во время войны во Вьетнаме, если мы можем убить 50 миллионов собственных детей (начиная с 1973 года) посредством аборта, то почему нам нельзя решать наши расовые проблемы тем же путём? Почему убийство евреев в газовых камерах должно считаться преступлением? Чем евреи лучше нас?

Сталинская конституция гарантировала свободу слова, свободу печати, право республик на выход из состава СССР. Из 32 человек, написавших конституцию, 30 было расстреляно, но от неё никто не отрёкся. Более того, Франклин Рузвельт процитировал её, чтобы доказать, что Советский Союз является "демократией западного образца". Если Рузвельт был настолько безумен, чтобы порубить полмира, а другую половину отдать Сталину, то с какой стати Сталину нужно было отказываться принять её в том же духе, в котором она была отдана?

Сталин был грузином (возможно, грузинским евреем), а грузины славятся своей безжалостной мстительностью. Грузин будет ждать двадцать лет, чтобы отомстить. Сталин лично сказал: "Тщательно продумать план, дать волю безжалостной мести и затем пойти спать - что может быть прекрасней?"

Один из людей, входивших в окружение Сталина, сказал: "Проработать со Сталиным тридцать лет и при этом не знать, что у него на уме, - это ужасно". Что ж, весьма похвальное качество - как раз то, что нам нужно.

Как здорово будет организовать в Вашингтоне показательные сталинские процессы для тысяч федеральных агентов, слушать, как они будут униженно лепетать: "Я предал свой народ! Я - мразь, которая заслуживает расстрела!", и смотреть, как они будут неистово аплодировать, когда им будет зачитан смертный приговор!

Как здорово будет проделать то же самое с "политически корректными" комиссарами культурной и политической жизни США!

Это было бы по-сталински. Это ведь "демократично", а значит хорошо для США. Нацизм же - плохо.

История многому учит. Если ты крадёшь, кради по-крупному. Если убиваешь, убивай по-крупному. Если лжёшь, лги по-крупному. С этим у Гитлера были большие трудности. Лжец из него был никудышный. Он имел неизлечимую склонность к правде, а это - губительный недостаток для политика XX века.


Посмотрите на англичан. Они ставят памятнику мяснику Харрису, преднамеренно убившему миллионы мирных жителей, и затем дают девять пожизненных сроков члену ИРА, непредумышленно убившему девять человек. Бомба тогда взорвалась преждевременно и убила, в том числе, одного из членов ИРА; остальные погибшие были клиентами рыбного магазина, расположенного рядом со зданием Министерства обороны Северной Ирландии. Люди из ИРА хотели очистить магазин и взорвать здание Министерства обороны. Они не собирались убивать людей из магазина. Они даже принесли свои извинения. Вот уже 25 лет ИРА регулярно извиняется за гибель мирных жителей. Да и что такое девять человек, непредумышленно убитых в XX веке? Разве англичане хоть раз извинились за убийство мирных жителей?

Коммунисты убили сто миллионов человек, если не больше, но коммунистов уважают. Везде можно встретить коммунистов. Национал-социалисты же убивали людей только в случае крайней необходимости, и их стёрли со страниц истории. Почему? Да потому что, они обидели евреев в том, что касается сугубо теоретического, философского вопроса - равенства всех людей - мифа, в который сами евреи (самая фанатичная раса на Земле, имеющая наиболее развитый расовый инстинкт) никогда не верили и никогда не собирались применять на практике. Посмотрите на тот же Израиль.

Гитлер называл это национал-социализмом. Сталин - социализмом в одной стране. Слово "социализм" в США - почти ругательство, так что мы придумаем какое-то другое название. Для доброго дела всё сгодится.

Карлос Портер,
1995-2001 гг.

-------

* Принцип, согласно которому цель оправдывает средства, имеет иезуитское происхождение и был сформулирован отцом Германом Бузенбаумом (Hermann Busenbaum) в 1645 году в труде "Medulla theologiae moralis" ("Quum finis est licitus etiam media sunt licita"), выдержавшем за 100 лет двести переизданий. Будучи "религией любви", столетиями сжигавшей людей живьём, христианство вряд ли может претендовать на то, что оно руководствуется каким-либо другим принципом. - К.П.


Рекомендуемый сайт: http://www.angelfire.com/ks3/klubs/default.htm


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Благодарности
Red_Linger
Оберфельдфебель
Оберфельдфебель


Зарегистрирован: Sep 13, 2010
Сообщения: 741
Откуда: Киев, Украина
Репутация: 389

СообщениеДобавлено: Сб Фев 20, 2016 11:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

[quote]Мирон Долот
ГОЛОДОМОР

W.W.Norton & Co.
New York
London
1985.


Я посвящаю эту книгу
тем украинским крестьянам, которые
были умышленно доведены до голодной смерти
во время голода 1932-1933 годов.
К сожалению, невозможно в полной мере описать и донести
Их невыносимые страдания.

«Души миллионов убиенных стучатся в сердце и обращаются к живым»


ВСТУПЛЕНИЕ АВТОРА.

Политика принудительной коллективизации, введённая в конце 1929 года, призывала всех крестьян к вступлению в колхозы, что крепко привязывало крестьянство к коллективному хозяйству подобно крепостной зависимости, прекратившей своё существование более 70 лет назад. Колхозы были созданы, но не без сопротивления со стороны крестьянства. Крестьяне усиленно противостояли коллективизации. Они держались за свои земельные участки и свою собственность, составлявших смысл всего их существования, и эта борьба стала вопросом жизни и смерти. Но, не имея оружия, неорганизованные, при отсутствии лидеров, крестьяне не могли противостоять государственной военной силе. Они были безжалостно подавлены. Их деревни подверглись разрушениям и обезлюдили. Население вымирало миллионами. Одни были сосланы в концентрационные лагеря или изгнаны из родных мест в богом забытые северные регионы, другие «просто» безвозвратно исчезли. Тем, кому удалось уцелеть, пришлось, сжав зубы, всё-таки вступить в колхозы, чтобы спасти себя и свои семьи. Так завершилась эта битва: крестьяне понесли поражение, а коммунисты одержали победу. Таким образом, всего за несколько лет навсегда оказался погубленным традиционный уклад деревенской жизни.
Голод вспыхнул в Казахстане, на Кубани и в районах, прилегающих к Дону. Но эти воспоминания рассказывают исключительно о голоде на Украине в 1932-1933 годах.
Некоторые считают, что голод на Украине оказался результатом коллективизации. Есть сторонники идеи искусственного провоцирования голода с целью загнать крестьян в колхозы. Наконец, существует мнение, что голод по своей сути стал проявлением геноцида, то есть тщательно выношенного плана по ликвидации украинского народа как нации.
Анализ причин голода выходит за рамки этой книги. Этим должны заняться специалисты. Тем не менее, я полностью убеждён, что этот голод имел политическую и национальную, или вернее, антинациональную основу. Я считаю, что между голодом и политикой национальности существовала прямая связь, особенно на Украине.

Эта книга имеет длинную историю. Первые 24 главы были написаны до 1953 года. Тридцать лет спустя, достигнув семидесятилетнего возраста, многое познав и став более критичным, я решил завершить свой труд и вынести его на суд читателей. Всё это время я находился под впечатлением величайшей человеческой трагедии, непонятой и непознанной ещё многими. Надеюсь, что мне удалось раскрыть суть рассматриваемых событий и сделать правильные выводы.
В истории человечества нет описания подобного преступления по уничтожению целого народа с помощью голода, тем более таким хладнокровным способом. Я обратился к исторической науке на предмет голода в различные эпохи, чтобы сделать сравнение с событиями на Украине. Мне пришлось ознакомиться с историей голода, вызванном неурожаем картофеля в Ирландии в середине XIX века, и трагедиями в Китае и Индии, когда периодически в результате возникавшего голода уносились жизни миллионов людей. Все эти бедствия происходили по естественным причинам, не подвластных воле человека. Это оказывалось результатом неурожаев из-за плохих погодных условий или нашествия растительных вредителей. Так, в Ирландии голод развился из-за неурожая картофеля, являвшегося основным продуктом питания этой страны, а голодные годы в Китае или Индии были обусловлены засухами или перенаселением в определённых районах.
Но голод на Украине в 1932-1933 годах стал голодом политическим. По словам Малкольма Маггериджа, ставшего свидетелем этого голода, «Это было целенаправленным созданием бюрократического мозга». В действительности, это оказалось геноцидным голодом, применённым руководством коммунистического государства с целью подчинения украинских крестьян.
Голод 1932-1933 годов в Советском Союзе целиком игнорированное, умалённое, неверно истолкованное и искажённое событие. Даже в наши дни советская историческая наука отрицает существование этого факта.
В этой книге я рассказал, что происходило в моей родной деревне между 1929 и 1933 годами. Всё, о чём я говорю, имело место в действительности. Хотя запись разговоров и выступлений не воспроизведена дословно, но они точно отражают, что было сказано в конкретных условиях. Я привожу их по памяти.
Некоторые читатели могут усомниться, как мне удалось восстановить столько событий в деталях, спустя много лет. На самом деле, в этом нет ничего удивительного. Прежде всего, невозможно изгладить из памяти травму и трагедию своей жизни, как не старайся. Во-вторых, нельзя забыть подробности борьбы за собственное выживание. Это было время, когда всё население Украины жило от одной компании, проводимой государством, до следующей, от одного выступления вождя до другого, от одной партийной резолюции до другого, от одного государственного указа до другого, и, наконец, от одного колхозного или заводского собрания до следующего. Я не могу всего этого забыть. Подробности и даты, приведённые в книге, были тщательно сверены с советскими газетами того времени.
Моим читателям я должен пояснить, что Мирон Долот – это мой псевдоним, под которым я публикую свои статьи и книги в США, Германии и Швейцарии.

Предисловие переводчика.

Теперь, по прошествии 70 лет со времён Голодомора, конкретные виновные пытаются взвалить всю вину на Сталина. Однако доподлинно известно, что за Голодомор отвечают те же самые люди, которые сделали и революцию в 1917 году – это был международный организованный иудаизм. 99.9% старых большевиков были людьми одной определённой национальности – евреями, независимо какими, русскими, украинскими, литовскими, латышскими, польскими, немецким или вообще американскими. Существует справочник, который называется «Who’s Who in American Jewry” , «Кто есть кто в Американском еврействе». В этом справочнике на странице 556, Лев (Лейба) Троцкий, указывается как американский еврей и гражданин имеющий американский паспорт. В этом же справочнике, на странице 673, министр иностранных дел СССР Максим Литвинов указывается как американский еврей, имеющий настоящую фамилию Финкельштейн/Воллах, при этом товарищ министр почти не разговаривал по-русски. И таких должностных лиц, не разговаривающих по-русски, типа Урицкого, Володарского, Литвинова, Раковского, Косиора, среди большевиков было очень много, их всех выдавали за «прибалтов».
Конкретным лицом, который по указанию Евреонала развернул операцию «Голодомор», был Лазарь Моисеевич Каганович, теневой диктатор СССР и зам. Троцкого в его отсутствие. Правой рукой Кагановича, который осуществлял Голодомор конкретно на Украине, был Первый секретарь ВКПб Украины польский еврей Косиор Станислав Викентьевич и Второй Секретарь ВКПб на Украине гомельский еврей Мендель Маркович Хатаевич а также непосредственный исполнитель - нарком ОГПУ-НКВД еврей Ге́нрих Григо́рьевич Яго́да (имя при рождении — Енох Гершонович Иегуда). Необходимо отметить, что задачей «каганистов» было именно физическое истребление населения Украины и юга России, а не проведение некой «коллективизации». Об этом говорит и книга, где показано, что начали «каганисты» Голодомор под лозунгом коллективизации, а когда всех коллективизировали, то продолжили Голодомор под предлогом обеспечения заготовок зерна. В настоящее время, после развала СССР, их преемники тоже проводят голод на Украине, но уже под лозунгом приватизации и демократизации. Им лозунги безразличны, им важно только чтобы процесс уничтожения шёл в максимальном режиме.

Сталину, занятому отражением постоянных атак троцкистов, было неизвестно состояние дел на юге России и Украине, троцкисты держали его в абсолютном неведении и поворачивали всю информацию с ног на голову. Однако когда до Сталина начали доходить некоторые слухи, то в марте 1930 года он издал знаменитое постановление о перегибах. По ходу книги вы увидите, что это постановление приостановило процесс массового убийства крестьян. Без этого постановления Сталина, выжить бы не удалось никому ещё в 1930 году, «каганисты» не ждали голода, они тотально конфисковывали имеющиеся продукты у населения, практика – неизвестная в мировой истории даже на оккупированных в войну территориях. Через 10 лет даже немецкие оккупанты не делали этого на той же Украине. Именно Сталин расстрелял Косиора, Хатаевича и Яхуду, когда смог добраться до людей, сотворивших геноцид в России и на Украине. Голодомор на Украине, Кубани и Поволжье являлся всего лишь продолжением такого же Голодомора, устроенного теми же, но тогда ещё относительно молодыми большевиками, в 1917-1922 годах. Почему такая не любовь к югу России?
Существует негласное указание Евреонала освободить Юг России и Украины для предполагаемого там будущего хазарского государства, поскольку евреи разновидности ашкенази, в отличие от сефардов, считают своей исторической родиной именно Юг России и Украины и бывший Хазарский Каганат. Особенное внимание отводится полуострову Крым, из которого коренное население было вообще насильно выселено в то же самое время, и с той же целью, теми же самыми людьми. Только Отечественная война и необходимость защиты своих завоеваний от немцев сбила все карты «каганистов» и остановило попытку создания Хазарского Каганата на Украине и юге России ещё в те годы. Однако превращение Украины и юга России в другую Палестину началось, и в настоящее время, после развала СССР, вспыхнуло с новой силой.
Необходимо смотреть шире и видеть, что Евреонал в то время осуществлял попытки массового геноцида не только на Украине и юге России, но и в других странах. Десять лет, как закончилась массовая, грандиозная и беспорядочная резня населения царской России. Затем были незаконченные попытки в Германии и Венгрии. Однако в 20е годы массовый геноцид удался в Мексике. В З0е годы массовый геноцид удался в Испании. Предполагались перевороты под названием мировой пролетарской революции в Германии и Америке. Однако в СССР, под надёжным прикрытием центрального иудейского бюрократического аппарата, «каганистам» удалось почти полностью осуществить уничтожение гражданского населения Украины и юга России. При этом, уничтожение украинцев свалили на «москалей», а уничтожение русских свалили на Сталина. По ходу книги вы увидите, что все уполномоченные, проводившими геноцид в жизнь, были людьми одной определённой национальности. Революция в России была классовой только со стороны истребляемых, но со стороны истребителей, революция была сугубо национальной. Эти лица, которые уничтожают всех и вся, никогда не делают этого под истинными лозунгами, но только всегда прикрываясь благом всего человечества в целом, или благом самих же уничтожаемых. Кроме этого, они умело используют других для исполнения своих целей. В книге, например, отмечается, что все солдаты, участвующие в операциях, были из Средней Азии. Война в Ираке и Афганистане тоже совершается этой же самой международной мафией, чужими руками и под лозунгами блага самих же уничтожаемых – это типичный подчерк этой интернациональной, космополитической мафии – Евреонала.

проф. Столешников А.П.

ГЛАВА 1.


Я вырос в обычном украинском селе Черкасского уезда, удалённой от столицы Украины, Киева, на сотни километров. Деревня раскинулась на северном берегу реки Тясмин, одного из многочисленных притоков Днепра. Место было очень живописным. На юге за рекой возвышались зелёные холмы, а на севере протянулись бескрайние чернозёмные просторы. Они были исчерчены полосами распаханных полей. Каждую весну и лето километры колосящейся пшеницы скрывали эти полосы. Волны тяжёлых колосьев, зелёных весной и золотистых летом, пробегали по полям при дуновении лёгкого летнего ветерка. После сбора урожая земля опять обнажалась, словно оплакивая потерю своей былой красоты. К концу года наступал новый цветовой цикл, белоснежный, и горизонт сливался с серо-голубым морозным небом.
Наше село было большим: в нём насчитывалось около восьмисот дворов, и проживало почти четыре тысячи человек. В центре стояли общественные постройки: церковь, школа, торговая лавка, здание местного управления, почта и дом врача, где он жил и принимал больных. Центральная площадь села служила местом игры детворы, здесь люди встречались и обсуждали свои проблемы, здесь же располагался и базар.
Традиционно в украинских сёлах и деревнях крестьянские хаты стояли рядом друг с другом. Улицы без тротуаров не имели названий, но каждому дому присваивался номер. Главная улица проходила через всё село и соединяла его с внешним миром.
Наши хаты имели простое убранство и не отличались сложностью постройки. Они возводились из грубо отесанных балок и брусьев, которые обмазывались глиной, и имели крышу, обычно покрытую соломой. Жестяная крыша считалась признаком достатка, и я могу вспомнить только несколько таких крыш в нашем селе. Большинство хат имело только одно просторное помещение внутри, служившее одновременно для многих целей, в том числе, для приготовления еды и для сна всей семьи. Деревянные полы были редкостью, как и стены, они выкладывались из глины. Но, не смотря на простоту жилища и условия жизни в них, они содержались в чистоте и уюте.
Рядом с каждой хатой имелся сад с огородом, росли фруктовые деревья, а на подворье содержались куры, гуси и утки. В хлеву держали лошадь, одну или две коровы и несколько свиней. На крыльце или около ворот обычно отдыхала собака.
В нашем бедном и перенаселённом селе только несколько крестьян имело более чем двадцать гектаров земли. Хотя и бедные, но селяне не считали себя Богом забытыми людьми. После изнурительного рабочего дня весной и летом молодёжь собиралась на околицах и танцевала, пела и играла в игры далеко за полночь. Семьи ходили друг к другу в гости, навещали друзей или проводили время в кругу семьи, сочетая приятное времяпровождения с изобилием еды и питья. Хотя это и было запрещено, но селяне обычно гнали собственный самогон.
Наше село жило одной жизнью. Было принято оказывать помощь соседям по хозяйству или в случае каких-то несчастий, а по вечерам после работы собираться вместе. Иногда на такие мероприятия приглашали музыкантов, танцевали, ели и пили до самого утра.
Нас ничего не связывало. Любой был свободен уехать из села в поисках работы. Мы ездили в большие города и близлежащие населённые пункты на свадьбы, ярмарки и похороны. Никто не спрашивал у нас документов и не задавал вопросов о целях наших поездок. Мы были свободными людьми.
Гостеприимность была в почёте. Все, приходившие в наш дом, встречались как желанные гости. Мы могли жить впроголодь, но всякого пришедшего потчевали всем, чем могли.
Несмотря на бедность и лишения, мы не знали чувства страха. Днём никто не запирал свой дом на замок. Старики и молодёжь, чей путь лежал через наше село, не боялись нападений или преследований.
Приближение зимы всегда ожидалось с большой радостью. Мне даже кажется, что чем суровее была зима, тем больше было веселья, особенно среди нас, детворы. Не было конца катанию на коньках, лыжах и санках. Крепкий мороз, глубокий снег и метели создавали условия для отдыха крестьянам и были предвестниками хорошего урожая на будущий год. Короткие зимние дни и долгие холодные ночи заставляли нас проводить большую часть времени в доме. Никто не мёрз, потому что у каждого было припасено достаточно дров. После завершения работ по дому и в хлеву мы собирались в доме и занимались чтением, писанием или рассказывали друг другу истории, играли в игры, пели и танцевали.
В 1929 году появились слухи, что Коммунистическая партия и Советское правительство постановили провести коллективизацию всех крестьянских хозяйств. Фактически, объединения под названиями ТОЗ, артели, коммуны и совхозы уже существовали долгое время. На самом деле, за исключением совхозов и коммун, эти объединения не являлись коммунистическим изобретением, а были известны в дореволюционное время. Они возникли как добровольные крестьянские товарищества. Основными стимулами этих организаций стали защищённость от конкуренции, возможность получать государственные кредиты и существенная помощь в обеспечении сельскохозяйственным инвентарём и семенами. На Украине существовало два вида сельскохозяйственных кооперативов (объединений): ТОЗ – Товарищество по Обработке Земли, и артель. Только труд и земля, или её часть, а также тяжёлая сельскохозяйственная техника были коллективными. Домашний скот, жильё и даже часть земель находились в личной собственности крестьян. Это была свободно организованная ассоциация, из которой любой её член мог беспрепятственно выйти.
Артель представляла собой группу людей, занимавшихся одним ремеслом и объединённых в кооператив по производству конкретной продукции. Сельскохозяйственные артели состояли из крестьян, решивших объединить свои земельные участки, инвентарь, лошадей и совместно заниматься выращиванием урожая. Их работа оплачивалась в зависимости от вложенного в общее дело труда. Каждый член артели имел право содержать собственный дом, корову, овец, коз, свиней и домашнюю птицу. Во время полной коллективизации в Советском Союзе артель стала прообразом того, что сегодня известно как коллективное хозяйство.
Сельскохозяйственные общины, которые по коммунистической теории представлялись наивысшей формой организации внегородской жизни и труда, начали возникать во время периода Военного коммунизма (в годы Гражданской войны 1918-1921гг.). Обычно они организовывались на территории бывшей помещичьей усадьбы. Сельскохозяйственные общины (коммуны) имели в своей основе не только коллективное ведение хозяйства, но и обобществление всех сторон жизни, в том числе общих домов, столовых, детских садов и яслей и т.д. Члены этих коммун были лишены права на частную собственность, за исключением самых необходимых личных вещей. Коммуны получали большую поддержку со стороны Коммунистической партии и правительства, но, тем не менее, они были обречены на неудачу. Они или распускались, или, что имело место в большинстве случаев, преобразовывались в государственные хозяйства – совхозы.
Совхоз представлял собой государственное предприятие с привлечением наемных рабочих, получавших регулярную зарплату. Сельскохозяйственные рабочие, занятые на таком предприятии, не были крестьянами в полном смысле этого слова. Они были лишены права голоса при распределении дохода от продажи произведённой продукции и участия в вопросах управления.
Все эти коллективные хозяйства организовывались на добровольной основе, исключавшей какое-либо давление. На самом деле, крестьяне часто становились свидетелями краха этого вида хозяйства и смеялись над попытками коллективизации. Зачем же правительству было повторять свои ошибки? Но их смех оказался преждевременным.
Где-то в конце декабря 1929 года, когда слухи о принудительной коллективизации стали реальностью, в наше село прибыли какие-то люди. Мы вскоре узнали, что они являлись официальными представителями Коммунистической партии и Советского правительства. Они имели поручение организовать в нашем селе колхоз.
Эту группу из десяти человек возглавлял «двадцатипятитысячник». Остальные именовались агитаторами. Эти названия были непривычными для нашего слуха, но понадобилось совсем немного времени, чтобы мы поняли их значения.
Для выполнения всеобщей коллективизации ЦК Коммунистической партии призвал двадцать пять тысяч наиболее активных и преданных своих членов по всей стране. Поэтому этих коммунистов стали называть «двадцати пяти тысячниками». Мы упростили это название до «тысячников». После короткого инструктажа по методам коллективизации эти «тысячники» были направлены по разным регионам. Для обеспечения эффективности в их работе им давались практически неограниченные полномочия. Они подчинялись непосредственно ЦК Коммунистической партии Украины.
Каждый «тысячник» сопровождался группой агитаторов. Они выбирались в каждом районе из числа коммунистов или комсомольцев.
«Тысячник» и его агитаторы были людьми, прожившими свою жизнь в городах – профессора, учителя и заводские рабочие. Когда они приехали в наше село, то некоторые из них пытались завязать разговоры с мимо проходящими селянами. Другие просто прогуливались по округе, с любопытством разглядывая всё и всех, словно они раньше никогда не видели деревни и её жителей.
Их внешний вид забавлял нас. Незагорелые, бледные лица и городская одежда никак не вязалась с деревенской средой. Осторожно ступая, стараясь не испачкать свои начищенные ботинки, они выглядели настоящими пришельцами среди нас.
Хотя они демонстрировали интерес и энтузиазм к их новому окружению, им не удалось скрыть презрение к деревенской жизни. Селяне посмеивались над «городскими», и спустя несколько дней эти незнакомцы стали «героями» многих забавных историй.
Нашего «тысячника» звали Цейтлин, точнее – товарищ Цейтлин. Хотя он пробыл в нашем селе несколько месяцев, мы так и не узнали его полного имени. Товарищ Цейтлин являлся для нас скорее олицетворением режима, чем просто человеком. Нам стало известно, что он прибыл из Киева, и что он вступил в партию ещё до революции. Хотя его прежняя профессия осталась для нас загадкой, было ясно, что он мало разбирался в вопросах сельского хозяйства. Никто не мог определить его национальность. Он немного говорил по-украински, но было очевидно, что он не из наших краев.
Товарищ Цейтин был небольшого роста с огромной головой на узких плечах. Мы никогда не видели его улыбающимся. Казалось, что он всегда поглощён в какие-то проблемы. Он редко разговаривал, а когда и говорил, то только официально и партийными штампами. Лишь иногда он здоровался с селянами, да и то небрежно.
Все партийные и государственные представители, прибывшие в наше село, имели разные виды оружия, обычно скрытое от посторонних глаз. Но товарищ Цейтлин, очевидно, не догадывался о своей популярности в нашем селе и всегда открыто носил наган на поясе. Без всякого промедления он вступил во власть. С первого же дня своего прибытия он начал обходить хату за хатой. Эти визиты породили много историй. Один забавный случай был особенно популярен: рассказывали, что при осмотре крестьянской конюшни кобыла махнула хвостом и оставила на его лице следы навоза. «Фу, проклятая корова!» - прорычал он сердито и пнул кобылу ногой. Кобыла ответила тем же, и крестьянину пришлось помочь товарищу Цейтлину подняться на ноги.
Ретивость кобылы отпугнула его от дальнейшего осмотра. В загоне для телят он «загладил» свою ошибку. Видимо, желая убедить крестьянина, что он не боится животных, подошёл к телёнку. «Какой прекрасный жеребёнок!», - воскликнул он.
Крестьянин оказался тактичным человеком, и, не осмелившись поправить своего гостя после первой промашки, на этот раз вежливо заметил: «Это не жеребёнок. Это телёнок, детёныш коровы. Жеребёнок – это детёныш лошади». Товарищ Цейтлин резко возразил: «Жеребёнок или телёнок. Какая разница! Мировая пролетарская революция не пострадает от этого».
Последняя фраза была его любимым выражением, хотя тогда мы ещё не понимали, что это значит. Но нас позабавило незнание представителя партии и правительства разницы между лошадьми и коровами.
Однако товарищ Цейтлин хорошо знал свою работу. Он также знал, как выполнять инструкции партии. В то время, когда селяне забавлялись историями о недалёкости товарища Цейтлина, в центре села проводилась оживлённая работа. Туда по вызову являлись определённые крестьяне, что вселяло в нас любопытство и страх. Почти каждый день на селе появлялись новые незнакомцы, чаще всего – в офицерской в форме. Мы часто видели «тысячника» в окружении агитаторов и незнакомцев, инспектирующего дома.
Однажды прибыла команда телефонистов и быстро провела телефонную линию между нашим селом и районным центром. Только несколько селян знало, что такое телефон, но даже они не могли предположить назначение телефона в нашем селе. Новые должностные лица не преминули указать на это событие, как на символ величайшего прогресса на селе под руководством Коммунистической партии.

ГЛАВА 2.

Совсем недолго стратегия товарища Цейтлина оставалась для нас загадкой. Первое происшествие случилось морозным ранним январским утром 1930 года, когда жители нашего села ещё спали. Было арестовано пятнадцать человек. Говорили, что чекисты прибыли в село ночью и, затолкав с помощью местных властей арестованных в свой воронок, исчезли ещё до пробуждения села.
Среди арестованных оказались наиболее известные жители села: школьный учитель, работавший в селе с дореволюционного времени; член местного Совета, влиятельный и пользовавшийся всеобщим уважением человек, разбиравшийся в юридических вопросах; и владелец местной лавки. Остальные были обычными крестьянами с хорошей репутацией. Никто не знал, за какие преступления их арестовали и куда отвезли.
Это пугало. За одну ночь мы лишились лучших людей. Крестьяне, в большинстве своём неграмотные и невежественные, стали, следовательно, более беззащитными и уязвимыми.
Почти сразу же семьи арестованных крестьян были выгнаны из своих домов. Я оказался свидетелем несчастья одной такой семьи. Мы жили недалеко от одного из арестованных, Тимиша Запорожца, которого мы, дети, звали дядей Тимиш. Около полудня в его хату заявилась группа представителей власти. Жене дяди Тимоша было объявлено, что поскольку её муж оказался «врагом народа», всё его имущество должно быть немедленно конфисковано и передано в собственность государства. Женщина, сильно расстроенная и не понимавшая, что происходит, пыталась спорить с ними. Она спросила, какое преступление против людей совершил её муж, что его объявили врагом народа. Но чиновники не были расположены к обсуждению этой темы. Они повторили приказ освободить дом. Её разрешили взять только одежду для себя и детей. Всё остальное должно оставаться на месте.
Только теперь несчастная женщина поняла, что происходит. Со слезами на глазах она умоляла их разрешить ей остаться с детьми в доме ещё на одну ночь, чтобы собрать нужные вещи. Но все уговоры были напрасны. Они опять повторили приказ. Женщина потеряла сознание и упала на пол. Её дети начали плакать. Главный в группе приказал поднять её с пола и вынести в сани, стоявшими уже наготове у дома на улице. В этот момент она пришла в себя и, рыдая, сказала, что ей некуда ехать. В этом доме, построенном ей самой, мужем и детьми, она прожила много лет.
Но слёзы и мольбы не помогли. Представители власти велели ей поторопиться. Один из них взял её за плечи. Закричав, женщина вырвалась. Тогда они схватили её, она сопротивлялась и рвала на них волосы. В конце концов, её выволокли из дома и бросили в сани. Пока двое мужчин удерживали её, детей вынесли на улицу. Какие-то их вещи швырнули на сани, и они тронулись с места. Всё ещё удерживаемая двумя «товарищами», жена дяди Тимиша и его дети, причитая и крича, исчезли в зимней мгле.
Позже мы узнали, что их увезли на железнодорожную станцию и погрузили в специальный товарный состав, отправившийся на север. Та же участь постигла и других арестованных людей. Больше мы о них ничего не слышали.
Спустя несколько дней после этих событий нас собрали на митинг. Он проходил в доме того же Тимиша Запорожца. Всё в доме подверглось перемене. Стены оказались снесёнными, и трёхкомнатный дом превратился в большую казарму с грубо отёсанными скамейками. Нам стало понятно, что Тимиш пал жертвой собственного дома. Представители власти арестовали его только потому, что им нужно было большое помещение.
На этом собрании нас оповестили, что на селе теперь будет новое начальство. На первых порах это сообщение не вызвало никакого беспокойства. Просто предполагалось разделить наше село на отдельные секторы, названные Сотнями, Десятками и Пятёрками.
Я в то время был мальчишкой и не интересовался последствиями такого деления. Только позже я осознал, какой неизбежной ловушкой стала новая система руководства. Благодаря этому разделению «тысячник» и его сподручные оказались способными установить беспредельный контроль над селом. Более того, теперь он мог обнаружить и уничтожить любое сопротивление партийной политике, и, следовательно, быстро провести коллективизацию всего села.
Наше село состояло из почти восьмисот дворов и четырёх тысяч жителей. Его разделили на восемь Сотен, восемьдесят Десяток и сто шестьдесят Пятёрок, в целом, 248 подразделений. Поскольку каждое подразделение возглавлялось представителем сельского Совета, то на селе стало насчитываться 248 чиновников – представителей власти. Кроме того, к каждой Сотне был приписан пропагандист, а к каждой Десятке и Пятёрке – агитатор. Таким образом, число должностных лиц удвоилось и дошло до 496. Помимо всего этого, при каждой Сотне формировалась Хлебозаготовительная Комиссия.
Эти комиссии рассылались по всем деревням и сёлам Украины. Сначала в каждом селе была только одна комиссия. Но уже при первых шагах коллективизации такая комиссия прикреплялась к каждому сельскому подразделению, например, к каждой Сотне. Контролируемые Коммунистической партией, эти комиссии организовывались с единственной целью: конфискации собранного урожая. Позже, когда была провозглашена установка на полную коллективизацию и «ликвидацию кулаков как класса», эти комиссии превратились в основную силу по организации коллективных хозяйств и экспроприации кулаков. Фактически, они стали деспотическими правителями на селе.
Эти новые хлебные комиссии состояли из десяти или более человек, увеличивая численность местных представителей власти до 576. Наконец, было ещё три постоянных выконавца, местных милиционеров, для каждой Сотни, общим числом двадцать четыре человека. Они являлись важными представителями власти и имели право арестовывать людей без всяких юридических формальностей. В целом на селе появилось 600 представителей власти, или 75 управленцев на каждую Сотню. Таким образом, каждое подразделение из ста дворов контролировалось 75 человеками. Если сюда присоединить 35 членов сельского Совета и 17 колхозных чиновников, то это число станет ещё больше. На самом деле, у нас на селе имелось 652 активных исполнителей власти. Другими словами, на шесть жителей приходилось по одному управленцу.
Большинство должностей было поручено обычным крестьянам, и тем самым, они сами оказались в двусмысленной ситуации. Они ненавидели идею коллективного хозяйства, и в то же время сами стали инструментом по её осуществлению. Они должны были выполнять свои обязанности как солдаты. У них не было другого выбора, кроме как подчиняться приказам. Любой член такой организации считался представителем власти, независимо от того, был ли он прислан правительством или являлся местным жителем. Титул «представитель власти» значил очень многое, поскольку давал практически неограниченные полномочия его обладателю. Таким образом, обычный житель старался избегать даже малейших контактов с местными властями, в то время как служение им давала ему громадные преимущества.
Простой крестьянин становился одним из представителей власти сразу же после вступления на должность члена комиссии, комитета или какого-то вида бригады, созданных для официальных целей.
Согласно коммунистической концепции, быть представителем советской власти считалось почётной обязанностью. Отказ служить этой власти означал предательство – самое тяжкое преступление. Каждый отказавшийся от должности или сопротивлявшийся властям подвергался тяжёлому наказанию как враг народа. Эта политика внедрялась с такой жестокостью, что только очень немногие осмеливались не принять новой должности или открыто противостоять власти.
Чтобы выслужиться перед государством представители власти должны были стараться во всю. Любой промах мог быть истолкован как отказ подчиниться партии и правительству. Поскольку их основной задачей была коллективизация и сбор сельскохозяйственной продукции, то они должны были коллективизировать самих себя и отдавать свою продукцию.
Раньше на селе имелось только одно начальство – Сельский Совет, выбираемый на общем собрании с одновременным избранием председателя Совета и секретаря. В то время такие организации как Коммунистическая партия и Комсомол ещё не играли важной роли в административной жизни деревни, и членство в этих организациях было большой редкостью в нашем селе.
Однако с развёртыванием коллективизации эта система самоуправления была ликвидирована. Общая деревенская сходка и сельский Совет лишились своей силы в пользу коммунистической партии, членство в которой стало возрастать среди сельских жителей. Организация коммунистической партии, подменив собой сельский Совет по всем вопросам, стала хозяином села, диктуя свои решения на общем собрании его жителей. В результате, общее собрание превратилось в послушную марионетку компартии. То же произошло и сельсоветом. Только коммунисты и комсомольцы или люди с несомненной преданностью партии и правительства имели право быть избранными или назначенными на ответственные должностные посты.
Вскоре после появления нашего «тысячника» в селе возникли две новые организации: Особый Отдел и Рабоче-Крестьянская Инспекция. Обе стали наводить ужас на жителей села.
Особый Отдел был составной частью ГПУ. Официально его представлял только один человек, занимавший кабинет в сельсовете и всегда одетый в полную форму ГПУ. Всё, что происходило за его дверями, а также имена его секретных агентов, оставались для нас загадкой. Однако считалось, что в каждую Сотню был внедрён один осведомитель, информировавший ГПУ о каждом жителе села конкретной Сотни.
Рабоче-Крестьянская Инспекция представляла собой местную форму одноимённого Комиссариата. Позже это стало называться Комиссией Государственного Контроля. Задачей Инспекции была проверка работы государственных организаций и выяснения преданности их работников. С провозглашением полной коллективизации партия и правительство уполномочило этот Комиссариат полностью контролировать эту политику.
Рабоче-Крестьянская Инспекция также была представлена в нашем селе одним человеком. Конечно же, он был приезжим. Для помощи ему была создана комиссия из пяти человек. У него имелись свои секретные осведомители, шпионившие за местными представителями власти. Когда он обнаруживал «несогласие», он возлагал на себя роль судьи и выносил окончательное решение.
Для выполнения решений по коллективизации партия и правительство мобилизовали все свои центральные и местные силы. Они вовлекли целиком всю партийную пропагандистскую машину, все вооружённые силы, секретную и гражданскую милицию, то есть практически все организации и государственные институты. Комсомольцы, пионеры и комнезамцы стали наиболее активными и эффективными средствами в руках местных коммунистов.
Комсомол – это коммунистический союз молодёжи, созданный в 1918 году. Молодёжь в возрасте четырнадцати – двадцати шести лет могла стать членом этой организации, а в будущем – членом Коммунистической партии. Таким образом, в системе советской политической иерархии комсомол занимал второе место. Под руководством коммунистов эти молодые люди оказались самыми исполнительными и неудержимыми в нашем селе. Их ответственность и занимаемые должности уступали только коммунистам. Главой комсомольской организации был кандидат в члены партии, присланный в наше село из районного центра.
Пионерская организация была организацией для детей в возрасте от восьми до четырнадцати лет. Пионеры выполняли функцию осведомителей и помощников. Хорошо известный случай с Павликом Морозовым служит примером того, как компартия и правительство использовали детей в своих целях. Сын бедного крестьянина, Павлик Морозов, жил в далёкой уральской деревне. Четырнадцатилетний школьник прославился за одну ночь на весь Советский Союз, донеся властям на своего отца и некоторых соседей о том, что они прячут продукты для его же семьи. Все эти люди, включая его собственного отца, были арестованы и бесследно исчезли. Павлик был убит возмущёнными жителями деревни, в числе которых был и его родной дядя. Павлик Морозов стал национальным героем. Его именем называли деревни, организации, улицы и воинские части. Историю его жизни и «подвига» навечно занесли в энциклопедии и словари.
Таким образом, партия поощряла детей, особенно пионеров, следить за своими родителями и доносить на них или кого-то другого, кто не хотел подчиняться партии. Такое предательство считалось героическим поступком и ярким проявлением советского патриотизма.
Комнезём - сокращённое название Украинского Комитета незаможных селян (Комитета крестьянской бедноты). Такие комитеты впервые возникли в России летом 1918 года по инициативе местных партийных организаций. В них вошли беднейшие крестьяне и сельскохозяйственные сезонные работники, и назывались они Комбеды. На Украине эти комитеты, Комнезёмы, появились в мае 1920 года, когда коммунисты захватили Украину в третий раз. Если в России Комбеды были распущены ещё в ноябре 1918 года по решению Четвёртого Всесоюзного Съезда Советов, то на Украине такие комитеты просуществовали до 1933 года и стали самым эффективным инструментом агрессивной коммунистической политики в украинских деревнях. Комнезём стал важной принадлежностью каждого украинского селения. Его назначение было двояким: проведение революционных преобразований в деревне и обеспечение поставок государству сельскохозяйственной продукции. На Украине коммунисты ещё использовали эти комитеты в качестве средств на путях коллективизации. В целом, они получили известность как органы пролетарской диктатуры в украинских деревнях и сёлах.
Так была запущена чудовищная машина по коллективизации. Она перемалывала, раздавливала, выталкивала и била. Ей управляли человеческие существа, и она работала на человеческом материале. Она была безжалостной и ненасытной. Начав работать, её нельзя было остановить, и она продолжала поглощать всё больше и больше жертв. Сотни, Десятки и Пятёрки с их комиссиями, пропагандистами, агитаторами и управленцами: комсомольцами, пионерами и организациями Комнезама; общие собрания колхозников, сельсовет и комитет управления стали шестерёнками этой уродливой машины, а партия – её опытным оператором.


ГЛАВА 3.

Мы ощутили эффективность этой новой административной машины уже на первом собрании. После пояснений, как будет работать новое сельское начальство, и прославление партии за введение такого «гибкого и эффективного» руководства на селе, председательствующий собрания дал слово следующему оратору, агитатору одной из Сотен. Председатель представил его «товарищ профессор». Я в то время был школьником и испытывал чувство преклонения и уважения к людям, несущем ученье в массы. Тем не менее, выступление этого человека не внесло ничего нового. Он просто повторил всё то, что мы поневоле уже заучили наизусть.
Для начала «товарищ профессор» описал, как несправедливо крестьяне страдали под властью богачей. Пришло время, подчеркнул он, когда сельские жители могут отдать долги такой несправедливости. Он призвал беднейших крестьян не испытывать чувства жалости к кулакам и, что нас больше всего испугало, уничтожать их! Убийство богачей, провозгласил он, было единственным способом для беднейшего крестьянства встать на путь лучшей и более процветающей жизни.
Мы сидели молча, давая возможность словам проноситься над нами. Но мы не могли оставаться равнодушными ко всему услышанному. Нами овладело чувство приближения ужасной катастрофы. Раньше нам уже говорили о коллективизации, о раскулачивании и даже о ликвидации кулаков как «социального класса». Но до сегодняшнего дня никто не требовал и не призывал к убийству кулаков. Теперь этот человек рассуждал об их уничтожении как о деле чести и большой заслуге.
Сделав паузу, «товарищ профессор» начал рассуждать о коллективизации. Он нарисовал простую и привлекательную картину. Партия и правительство хочет сделать жизнь каждого крестьянина проще и более обеспеченной. Работа в колхозе будет менее трудной и более прибыльной. Таким образом, крестьяне будут защищены от эксплуатации кулаками. Наконец, заглянув в свои бумаги, он дал понять, что партия и правительство приняли постановление провести полную коллективизацию, и ничто не может изменить этого решения. Он добавил, собственно говоря, что мы должны быть благодарны за это, потому что народ и партия едины. После этого он засунул свои бумаги в карман, отпил немного воды, вынул папиросу из роскошного портсигара и уселся на своё место. Мы пребывали в полном молчании.
Вслед за агитатором поднялся с места глава одной из Сотен и заявил о своём желании вступить в колхоз. Он сказал, что речь агитатора оказалась ясной и заразительной, и теперь у него самого нет сомнений относительно светлого будущего крестьянства, и что он считает себя самым счастливым человеком на земле, поскольку ему выпала честь вступить в колхоз одним из первых. Затем он спросил, кто хочет последовать его примеру. К нашему великому изумлению, нашлось несколько желающих. Член комиссии по хлебозаготовкам встал с места, подошёл к столу председателя собрания и сделал заявление о своём намерении вступить в колхоз. Затем он призвал одного члена комиссии стать колхозником, бросив лозунг «социалистического соревнования». Мы ещё больше удивились, когда последний приблизился к столу и принял этот вызов, а затем в свою очередь вызвал на соревнование другого члена комиссии. Этот «активист» проделал то же самое, и так по очереди. После членов комиссии по хлебозаготовкам пришла очередь возглавляющих Десятки и Пятёрки. Мы такого поворота никак не ожидали. Всего за несколько минут более пятнадцати дворов из нашей Сотни записались в члены ненавистного колхоза.
После вступления в колхоз «чиновников» к столу неожиданно подошёл рядовой крестьянин. Он тоже записался в колхозники и позвал за собой своего соседа Шевченко. Но здесь произошла заминка. Шевченко засомневался. Он привёл несколько причин, по которым в данный момент он никак не мог присоединиться к колхозу: ему необходимо время подумать, его жена была больна, а, кроме всего прочего, он предпочитал оставаться совершенно независимым. Он утверждал, что сейчас он не осмеливается на такой шаг, может быть в будущем. Сидящее за столом начальство настаивало на вступлении в колхоз немедленно, и он отчаянно сопротивлялся. Время тянулось. Никому не разрешили уходить с собрания.
Вдруг кто-то крикнул из задних рядов: «Давай вступай! Мы не хотим сидеть здесь всю ночь!». Для Шевченко такой оборот оказался шансом увернуться. «Если тебе так не терпится, подойди сюда и запишись сам!», - крикнул он в ответ и быстро вернулся на свою скамейку, игнорируя приказ председателя собрания оставаться на месте.
Ведущий собрание сначала потребовал от Шевченко вернуться к столу. Затем он сердито призвал всех присутствующих на собрании записаться в колхоз. Но мы оставались непреклонными. Никто не двинулся с места.
Представители власти не растерялись перед нашим молчаливым сопротивлением. Казалось, они были проинструктированы, что делать в подобной ситуации. Поскольку крестьяне продолжали молчать, а обстановка нагнеталась, то «товарищ профессор» внёс предложение. Он сказал, что следовало бы отметить «такой патриотический и счастливый момент» отправкой телеграммы ЦК Коммунистической партии, Советскому правительству и товарищу Сталину. И, не дожидаясь нашего согласия, он вынул из кармана клочок бумаги и начал зачитывать текст послания. В нём говорилось, что, внимательно заслушав «высоко патриотичную и познавательную» речь районного представителя и осознав превосходство социалистической аграрной системы над единоличным хозяйством, колхозники Первой Сотни (нам повезло в принадлежности к Первой Сотне: начальство отмечало, что мы на деле доказали право называться Номером Первым) единогласно пообещали добиться сто процентной коллективизации к Первому мая.
Все мы понимали абсурдность такого обещания, но никто не осмелился критиковать текст телеграммы. Она была негласно одобрена.
Председатель собрания вспомнил о своих обязанностях. На этот раз он постарался изобразить на своём лице улыбку.
«Хорошо, поскольку нет возражавших, мы пообещали выполнить коллективизацию на все сто процентов к Первому маю, - произнёс он небрежно. - Думаю, не будем больше терять времени, так?».
Он размахивал пером и листками бумаги над своей головой: «Ну, подходите и записывайтесь, а?».
Мы все оставались на своих местах.
«Давайте же! Уже поздно, - призывал он нас. - Быстрее подпишите, быстрее уйдёте домой».
По-прежнему никто не двигался. Все сидели в полном молчании. Председатель собрания, теряя терпение и нервничая, что-то прошептал на ухо агитатору. Тот резко поднялся с места и напомнил нам, словно мы были детьми, что нехорошо нарушать обещание, в особенности данное товарищу Сталину. Но и это увещевание не тронуло нас. Мы продолжали молчать. Всё это раздражало представителей власти, особенно председателя собрания. Как только пропагандист замолчал, председатель выбежал из-за стола, схватил первого, сидящего перед ним крестьянина и сильно встряхнул его.
«Ты…ты, враг народа! – закричал он, захлёбываясь в собственной ярости. - Чего ты ждёшь? Может быть, Петлюры?». Петлюра был вождём украинского народа в борьбе за независимость десять лет назад. Всех его последователей расстреляли, и теперь назвать человека «Петлюрой» означало смерть. Но крестьянин оставался спокойным.
«Не суетись, - произнёс он сдержанно. - В телеграмме сказано, что мы должны вступить в колхоз к Первому мая, так? А сейчас только февраль. Зачем торопиться?».
Казалось, это полностью обезоружило председателя. Ни он, никто из нас не ожидали такого оборота дела.
Вероятно, каждый крестьянин задумался, как избежать того, что было сказано в телеграмме. И вот, пожалуйста, решение найдено. У нас ещё есть время!
Председатель собрания пребывал в нерешительности секунду-другую, затем убрал свою руку с плеча крестьянина и отошёл к столу. Здесь он посовещался с агитатором. Мы все наблюдали, как они переговаривались между собой, и агитатор вытащил из кармана листок бумаги и что-то перечеркнул в нём. Стало ясно, что они готовили теперь другой хитрый ход.
«Перед тем, как закрыть наше собрание, - начал агитатор. - Нам следует принять постановление». Затем он стал читать бумагу, которую держал в руках. Постановление по содержанию совпадало с текстом телеграммы, но только с одной разницей: слово «май» заменилось на слово «немедленно».
«Те, кто против, прошу поднять руки», - объявил председатель. Представители власти знали, что немногие проголосуют за это. С другой стороны, они были уверены, что никто не осмелиться высказаться против. Как и ожидалось, не поднялось ни одной руки. После чего председательствующий заявил, что постановление одобрено всеми членами Первой Сотни. Он тут же опять поднял перо и бумагу.
«Кто следующий?», - спросил он, отодвигая перо и лист бумаги к другому краю стола.
Молчание. Крестьяне, не шевелясь, смотрели перед собой. Председательствующий, барабаня по столу, выглядел беспомощным. Два милиционера встали между проходами, загораживая собой выход из помещения.
Тишина была нарушена «товарищем профессором». Он поднялся с места и оглядел собравшихся.
«Что это значит? – прошипел он. - Молчаливый бунт?». И, намеренно выдержав паузу, он сообщил нам, что Коммунистическая партия дала нам возможность добровольно вступить в колхоз, но мы, несознательные крестьяне, упустили этот шанс и тем самым открыто выступили против политики партии. Поэтому теперь мы обязаны записаться в колхоз! Если мы этого не сделаем, то нас можно будет считать врагами народа, и нас следует ликвидировать как класс. Закончив свою речь, он сел на место.
Слова «добровольно» и «должны» не поймали нас в ловушку. Хотя мы поняли, что он имел в виду. Тем не менее, никто не ответил на угрозы.
Они оба, агитатор и председательствующий, выглядели обессиленными и молча смотрели на нас. Мы тоже молчали.
Всё это не могло продолжаться долго. Что-то назревало в этом маленьком помещении, набитом людьми. Один мужчина попросил разрешение выйти. Председательствующий отказал ему в этом, сказав, что он не имеет права покинуть собрание, пока не вступит в колхоз. И никто не выйдет отсюда, кроме тех, кто уже записался в колхоз. Агитатор что-то прошептал на ухо председателю, а затем объявил: «Все товарищи, записавшиеся в члены колхоза, должны расходиться по домам!».
Мы заметили, что он сказал «должны идти», а не «могут идти». Все эти люди, кроме агитатора и председателя собрания, начали покидать помещение. Некоторые из них делали это нерешительно, потому что не хотели быть обособленными от всех нас.
Мужчина, спросивший разрешение выйти, всё ещё стоял как школьник перед учителем. «Но мне нужно выйти!» - настаивал он. Было очевидно, что ему невмоготу надо по нужде.
«Выведите его наружу, а потом – немедленно назад!» - приказал председательствующий двум милиционерам.
Мужчина вышел из помещения в сопровождении под конвоем, словно заключённый, оставляя нас в смущении от мысли, что ему придётся справлять нужду под зорким оком членов партии. Теперь нас занимал вопрос, как председательствующий справится с этой проблемой в присутствии только одного милиционера.
«Никто не уходит! – закричал он. - Вот так!». Некоторые смельчаки пытались настоять на своём праве исправить нужду без официального вмешательства. На это председатель заклеймил их «врагами народа» и обвинил в попытке сорвать собрание.
Покончив с «туалетным бунтом», председательствующий и агитатор снова начали совещаться между собой.
«Кто за Советский режим и коллективизацию, поднимите руки», – скомандовал председатель.
Крестьяне колебались.
«Вы что, против Советской власти? – зашипел агитатор. - Вы осмеливаетесь, открыто бунтовать?».
Затем он повторил вопрос и изменил приказ: те, кто за Советскую власть, пусть отойдут направо, а кто против – налево.
Какой-то момент никто не сдвинулся с места. Затем медленно, один за другим, люди стали подниматься с мест и направляться налево. Агитатор взял карандаш и начал составлять список тех, кто ещё оставался на своих местах, громко спрашивая их фамилии. Это сыграло свою роль. Вскоре все продвинулись на левую половину. В такой маленькой комнате было невозможно собраться всем одновременно в левом углу, поэтому агитатор приказал всем вернуться на места.
Председательствующий, размахивая пером и бумагой, прокричал: «Ну, давайте же закончим с этим. Кто первый?».
Никто не шелохнулся. Председатель смотрел на нас сердито, а агитатор – безжалостно. Затем голос откуда-то сзади заполнил вакуум. Это был старик лет семидесяти.
«Зачем такая спешка, господа-товарищи?» – прокричал он. Все повернули головы в его сторону, ожидая спасения. Председатель приказал ему выступить вперёд.
«Зачем торопиться, господа-товарищи?» - опять повторил старик, останавливаясь у стола президиума.
«Я тебе не господин, - прервал его агитатор. - Я товарищ».
Казалось, старика это озадачило.
«Как так? Я тебя никогда в жизни не видел. Какой же ты мне товарищ?».
Для нас было не важно, насмехался ли старик над агитатором или нет. Нас мучил вопрос, который он поднял: почему представители власти стремятся за один вечер разрушить вес уклад нашей крестьянской многовековой жизни?
Председательствующий и агитатор ответили старику на партийном жаргоне, используя готовые штампы. Он сказали, что мы должны немедленно поддержать коллективизацию, потому что от нас этого требует партия.
Уже наступила полночь, и мы все устали, особенно моя мама. Вероятно сознавая бесполезность продолжения собрания, представители власти разрешили нам разойтись по домам, но только после того, как председатель приказал всем явиться на собрание, назначенном на следующий день.
Так насаждалось наше новое руководство.
По-прежнему многое оставалось неясным в вопросе коллективизации. Вероятно, колхозы могут оказаться новой формой крепостного права. Единственное, что мы чётко осознали – это неизбежность лишиться своей земли, что было равносильно жизни для нас.
Только десять лет отделяли нас от Революции и Гражданской войны. Многие жители нашего села испытали их тяготы на себе: кто-то потерял родственников или родителей, кто-то вернулся в родные края с войны калеками. Но мы, наконец-то, получили землю! Мы спрашивали сами себя: неужели партия действительно хочет, чтобы мы бросили землю, вступили в колхоз и работали бы как городской пролетариат. Разве Революция не была произведена для нас, для крестьян? Возможно ли, что партия хочет вернуться к большим помещичьим хозяйствам? У нас оставалась единственная надежда: ведь пропагандист объявил, что вступление в колхоз – дело добровольное. Мы были счастливы, жить и трудиться в своих небольших хозяйствах, и ничего не желали сверх того, только чтобы нас оставили в покое. Мы бы не присоединились к коллективизации ни за какие сокровища мира.
Нас удивило, с какой поспешностью члены комиссии и другие представители власти вступили в колхоз. Оказалось, что за день до собрания наш «тысячник», товарищ Цейтлин, провёл секретное совещание со всеми новыми представителями власти. Проводя инструктаж по вопросам коллективизации, он приказал им продемонстрировать свою готовность вступить в колхоз на собрании Сотни. Поскольку подавляющее большинство нового руководства составляли крестьяне, то они резко воспротивились приказу «тысячника». Товарищ Цейтлин нашёл выход из создавшегося положения. Он предложил им только притвориться, что они вступают в колхоз. Те, кто ещё не готов к такому шагу, будут занесены в особый список, который впоследствии уничтожат. Таким образом, жители села последуют их примеру. Мы не знали, с готовностью или нет, они приняли этот план. Позже товарищ Цейтлин отрицал, что он внёс предложение о фиктивной регистрации. На следующий день новоиспечённые колхозники привели на колхозную ферму своих лошадей, коров и домашнюю птицу. За одну ночь товарищ Цейтлин провёл коллективизацию почти двадцати процентов жителей села, а некоторых из них ещё обратил в яростных проводников партийной политики на селе. Потеряв личное хозяйство, он могли рассчитывать только на то, что у них осталось – их новые должности, поэтому они старались демонстрировать свою обретённую власть везде, где это было возможным.

ГЛАВА 4.


Одним февральским утром 1930 года мы услышали орудийные залпы. Вскоре воздух сотрясался от разрядов канонады. Звук происходил со стороны полей.
К полудню наше село было наводнено войсками регулярной армии. Первыми на полном скаку промчался кавалерийский отряд. Затем на сельской площади духовой оркестр грянул марш, и войска вступили в село.
По мере продвижения частей одной за другой собаки подняли лай, а наше беспокойство усиливалось. Вскоре мы осознали, что вынуждены принимать непрошенных гостей. Вооружённые солдаты, не спрашивая нашего разрешения, занимали наши дома.
Солдаты были снабжены пропагандистскими материалами и инструкциями партии и правительства по проведению всеобщей коллективизации. Как только они разместились по квартирам, началась активная пропаганда. Но нового ничего сказано не было, поскольку инструкции были теми же самыми, что и у пропагандистов. Солдат отличала более твёрдая настойчивость.
На следующий день, как бы в поддержку пропаганды, армия продолжила свою активность. Но на этот раз была выбрана другая стратегия. Пушки установили на полях в пределах досягаемости нашего селения. Крестьяне и их семьи ещё спали, когда начали громыхать орудия. Снаряды со свистом перелетали через село и взрывались на другом берегу реки.
В самом селе поднялась стрельба, и послышались крики. Конница опять на полном скаку промчалась через село. Заключённые в своих домах, нам ничего не оставалось делать, как молча наблюдать за происходившим.
Вечером орудия опять сменили на пропагандистскую брошюру, а население заставили читать и слушать. И так продолжалось каждый день: стрельба над нашими головами днём, пропагандистское чтение ночью.
Военный спектакль продолжался почти неделю. Затем, под звуки бравого марша и разрыва снарядов, армия снялась с места и отправилась в направлении соседней деревни.
Не успел отгреметь последний взрыв, а мы уже стали снова мишенью для обстрела другого рода, на этот раз, так называемых, Агитационных отрядов. Несколько сот человек из ближайших городов, словно солдаты, маршировали организованными колонами. Отряды состояли из вроде как обычных рабочих, студентов, конторских служащих и других, кого оторвали от работы, проинструктировали по поводу предстоящей задачи и приказали вступить в Агитационный отряд.
Точно так же, как и привлечение армии имело целью продемонстрировать силу правительства, так и эти отряды несли политическую задачу. Предполагалось подчеркнуть неразрывную связь между городом и деревней. Советы пытались закрыть глаза на существовавшее различие между городом и деревней. Однако главной целью было убедить крестьянство, что политика коллективизации и конфискации хлеба, поддерживалась городским населением. Таким образом, крестьян убеждали, что их сопротивление коллективизации, будет подавлена объединёнными силами всей страны.
Агитаторы, как и солдаты, были расселены по домам крестьян, не спрашивая на то согласие хозяев.
Некоторые стороны работы Агитационного отряда походили на балаган или цирк. Отряд приступил к своей деятельности с момента появления на селе – в субботу после полудня. Эта активность характеризовалась ужасным непрекращающимся шумом.
Вечером пропагандистские фильмы прокрутили в здании школы и на улице под открытым небом. В импровизированном театре несколько вертящихся танцоров на сцене создавали атмосферу всеобщего веселья.
Несмотря на все эти мероприятия, жители села не торопились встретиться с членами отряда. Большинство крестьян не выходило на улицу. Только дети, молодые ребята и девушки, члены комсомола и комнезёма пришли полюбопытствовать на площадь, но не это входило в планы районной партийной верхушки и представителей власти. Их интересовали взрослые крестьяне, те, кого им приказали согнать в колхозы.
Посланцы партии и правительства могли чувствовать разочарование, но они не опускали рук. Они были обязаны идти до конца к выполнению цели, не считаясь с поведением крестьян. И поэтому, спустя несколько часов после оккупации сельской площади, агитаторы начали стучаться в наши дома. Некоторые даже не затрудняли себя условностями – они просто входили без стука. Вооружённые всеми видами бумажной пропаганды, они вламывались в наши хаты и говорили, что единоличник – это враг, и дорога в рай проходит через колхозы. Жители слушали этот новый Агитационный отряд, но заготовленные цитаты, речи и объяснения не убеждали. Ничто не могло сдвинуть крестьян с места.
Агитаторы приказали всему населению собраться на следующий день, в воскресенье, на сельской площади. От каждой семьи должен прийти хотя бы один представитель. Поскольку выбора у нас не было, многие жители села послушно подтянулись к площади. Я тоже пришёл сюда, но скорее из любопытства.
Когда я подошёл, уже собралось много народа. Жители села – мужчины, женщины и дети – не могли скрыть своего беспокойства. Они были издёрганными, уставшими и хмурыми. Быстро тараторящие городские жители, агитаторы, старались втереться в толпу селян. С улыбками и показной простотой, они подошли к нам и даже пытались шутить. Однако отсутствие реакции с нашей стороны и наша пассивность только усилила их враждебность.
Атмосфера на площади накалилась. Вдруг послышался какой-то машинный рокот. Этот рокот почти сразу перешёл в плавное позвякивание, и вскоре мы увидели сам источник этого звука.
«Трактор! - крикнул кто-то. - Смотрите! Это же трактор!». Все повернули головы, и впервые в жизни увидели настоящий трактор. Он медленно выезжал из-за угла прямо на нас. В нашем селе никогда не было трактора, но мы узнали его по виденным ранее картинкам. Зрелище было впечатляющим, и представители власти сознавали это.
Машина двигалась вперёд. На капоте развивался большой красный флаг. Водитель, вцепившись за руль двумя руками, смотрел прямо вперёд. В глазах мальчишек и девчонок он выглядел настоящим героем.
Достигнув заранее намеченного места, трактор остановился, и сразу стало тихо. Жители села и прибывшие представители власти окружили трактор, а районный партийный комиссар взобрался на него. Когда он начал говорить, в толпе крестьян наступила тишина.
Речь комиссара оказалась очередным повторением. Он заявил, что правительства капиталистических стран не проявляют заботы о беднейшем крестьянстве. Крестьяне капиталистических государств во всём мире безжалостно эксплуатируются. Только Советский Союз заботится о своих крестьянах, поэтому крестьянство живёт счастливой жизнью, крепко стоит на пути ведения хозяйства социалистическими методами (он сказал об этом, как о совершённом факте) и обеспечено самой лучшей сельскохозяйственной техникой.
«Посмотрите сюда, - произнёс он, указывая двумя руками на трактор. - Где ещё, кроме Советского Союза, бедные крестьяне, как вы, владеют собственными тракторами? Нигде! Только у вас есть такое преимущество!».
Я стоял недалеко от трактора и, скучая, стал его внимательно разглядывать. На выхлопной трубе трактора я заметил клеймо «International», выполненное латинскими буквами.

Глава 5.

«Только вы, в нашей любимой стране, владеете тракторами, этими мощными машинами, которые будут работать для вас.… Но враги народа вынашивают заговор против наших любимых партии и правительства!», - прокричал комиссар. Он поднял обе руки к верху. И, словно по подсказке, зазвонили церковные колокола. Колокольный звон раздавался всё громче и громче. Толпа замерла в молчании. Все устремили свои взоры на церковь.
Никто не знал, кто подал сигнал или отдал приказ. Но когда товарищ комиссар, указывая рукой на церковь, сказал, что колокольный набат специально спровоцирован врагами народа, чтобы саботировать его выступление, агитаторов словно прорвало. Всё пришло в движение. Радом с трактором чей-то голос прокричал: «Долой церковь!». Его подхватил другой голос, и это призыв стал раздаваться с разных концов площади.
Неожиданно вокруг возникли плакаты, написанные белым на красном фоне, «Долой церковь!», «Да здравствует коллективное хозяйство!», «Да здравствует Коммунистическая партия!»,
«Давай!», - гремел голос. «Давай!», - вторил ему другой.
Крича «ура», словно солдаты перед рукопашным боем, толпа стихийно ринулась по направлению к церкви. Добежав до цели, они стали бросать камни, бутылки и палки, разбивая окна и двери.
Перед церковной стеной появились длинные лестницы, и дюжина агитаторов быстро добралась до купола. Затем на крест набросили длинные верёвки. И, подбадриваемые криком, смехом и бранью, приезжие агитаторы дёргали за верёвки до тех пор, пока крест не упал, расплющив крышу. Затем сняли колокола и сломали купол.
Одновременно с активностью на крыше другая группа приезжих агитаторов рыскала внутри церкви. Всё внутреннее убранство подверглось разрушению. То, что когда-то было прекрасной церковью, гордостью всего нашего села, за считанные минуты превратилось в руины.
Жители оказались неспособными защитить место своего богослужения. Когда началось это безумие, некоторые из них стали расходиться по домам, но большинство застыло на месте, сняв шапки и читая молитвы.
Мы поняли, что эта политическая оргия была тщательно спланирована и организована. Трактор был гвоздём программы, а партийный комиссар, без всяких сомнений, являлся командующим всей операцией. Теперь мы были уверены, что колокольный набат во время выступления комиссара тоже стал частью общего плана, и звонили в колокола сами пропагандисты. Мы осознали, что шаблонные фразы и нарисованные плакаты были заготовлены задолго до появления в нашем селе.
Церковь, а точнее то, что от неё осталось, стала служить сельским клубом. Каждый вечер пропагандисты отплясывали на том месте, где раньше располагался церковный алтарь.
Никто не знал, куда во время атаки на церковь, подевался наш батюшка. Это произошло воскресным утром, и ему следовало отстоять службу, но его в церкви не оказалось. Позже мы узнали, что он стал предательски сотрудничать с агитационной бригадой. Его звали Иван Бондарь.
Бондарь обладал талантом пользоваться случаем и извлекать из всякой ситуации личную выгоду. Ещё в прошлом году он служил в церкви дьяконом. Он был высокого роста, имел приятную внешность и зычный голос. Он умел читать и писать, что позволяло считать его образованным человеком. Многие жители села верили, что со временем он мог бы стать хорошим приходским священником. Никто не сомневался, что и сам он лелеял мечту о собственном приходе, поскольку он стал отпускать бороду, а это являлось неотъемлемой чертой служителей Православной Церкви. Затем пришло время коллективизации, и правительство приступило к компании против церкви. Бондарь неожиданно исчез из села.
По поводу его исчезновения было немало слухов. Кто-то считал, что его арестовали. Некоторые утверждали, что он, предчувствуя надвигающуюся опасность, вынужден был бежать и скрываться, оставив на селе семью. Но незадолго до прихода Агитационной бригады он вновь объявился в нашем селе. За время отсутствия он отпустил длинные волосы и претендовал на звание святого.
Однажды субботним утром, когда наступила время утренней службы, никто иной, как Бондарь взошёл на алтарь. Без малейшего колебания он объявил, что теперь он является нашим настоящим приходским священником. Словно стараясь избежать расспросов и возмущений, он немедленно запел песнопение своим громким басом. Мы так никогда и не услышали никаких объяснений.
В тот же день нам стало известно, что пропал наш бывший священник. Для нас навсегда осталось загадкой, что с ним случилось. Вероятнее всего предыдущей ночью он был увезён куда-то чекистами.
Все эти события произошли до разрушения церкви. Некоторые старики, церковные служители, пытались


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Благодарности
Red_Linger
Оберфельдфебель
Оберфельдфебель


Зарегистрирован: Sep 13, 2010
Сообщения: 741
Откуда: Киев, Украина
Репутация: 389

СообщениеДобавлено: Сб Фев 20, 2016 11:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

[quote]Мирон Долот
ГОЛОДОМОР

W.W.Norton & Co.
New York
London
1985.


Я посвящаю эту книгу
тем украинским крестьянам, которые
были умышленно доведены до голодной смерти
во время голода 1932-1933 годов.
К сожалению, невозможно в полной мере описать и донести
Их невыносимые страдания.

«Души миллионов убиенных стучатся в сердце и обращаются к живым»


ВСТУПЛЕНИЕ АВТОРА.

Политика принудительной коллективизации, введённая в конце 1929 года, призывала всех крестьян к вступлению в колхозы, что крепко привязывало крестьянство к коллективному хозяйству подобно крепостной зависимости, прекратившей своё существование более 70 лет назад. Колхозы были созданы, но не без сопротивления со стороны крестьянства. Крестьяне усиленно противостояли коллективизации. Они держались за свои земельные участки и свою собственность, составлявших смысл всего их существования, и эта борьба стала вопросом жизни и смерти. Но, не имея оружия, неорганизованные, при отсутствии лидеров, крестьяне не могли противостоять государственной военной силе. Они были безжалостно подавлены. Их деревни подверглись разрушениям и обезлюдили. Население вымирало миллионами. Одни были сосланы в концентрационные лагеря или изгнаны из родных мест в богом забытые северные регионы, другие «просто» безвозвратно исчезли. Тем, кому удалось уцелеть, пришлось, сжав зубы, всё-таки вступить в колхозы, чтобы спасти себя и свои семьи. Так завершилась эта битва: крестьяне понесли поражение, а коммунисты одержали победу. Таким образом, всего за несколько лет навсегда оказался погубленным традиционный уклад деревенской жизни.
Голод вспыхнул в Казахстане, на Кубани и в районах, прилегающих к Дону. Но эти воспоминания рассказывают исключительно о голоде на Украине в 1932-1933 годах.
Некоторые считают, что голод на Украине оказался результатом коллективизации. Есть сторонники идеи искусственного провоцирования голода с целью загнать крестьян в колхозы. Наконец, существует мнение, что голод по своей сути стал проявлением геноцида, то есть тщательно выношенного плана по ликвидации украинского народа как нации.
Анализ причин голода выходит за рамки этой книги. Этим должны заняться специалисты. Тем не менее, я полностью убеждён, что этот голод имел политическую и национальную, или вернее, антинациональную основу. Я считаю, что между голодом и политикой национальности существовала прямая связь, особенно на Украине.

Эта книга имеет длинную историю. Первые 24 главы были написаны до 1953 года. Тридцать лет спустя, достигнув семидесятилетнего возраста, многое познав и став более критичным, я решил завершить свой труд и вынести его на суд читателей. Всё это время я находился под впечатлением величайшей человеческой трагедии, непонятой и непознанной ещё многими. Надеюсь, что мне удалось раскрыть суть рассматриваемых событий и сделать правильные выводы.
В истории человечества нет описания подобного преступления по уничтожению целого народа с помощью голода, тем более таким хладнокровным способом. Я обратился к исторической науке на предмет голода в различные эпохи, чтобы сделать сравнение с событиями на Украине. Мне пришлось ознакомиться с историей голода, вызванном неурожаем картофеля в Ирландии в середине XIX века, и трагедиями в Китае и Индии, когда периодически в результате возникавшего голода уносились жизни миллионов людей. Все эти бедствия происходили по естественным причинам, не подвластных воле человека. Это оказывалось результатом неурожаев из-за плохих погодных условий или нашествия растительных вредителей. Так, в Ирландии голод развился из-за неурожая картофеля, являвшегося основным продуктом питания этой страны, а голодные годы в Китае или Индии были обусловлены засухами или перенаселением в определённых районах.
Но голод на Украине в 1932-1933 годах стал голодом политическим. По словам Малкольма Маггериджа, ставшего свидетелем этого голода, «Это было целенаправленным созданием бюрократического мозга». В действительности, это оказалось геноцидным голодом, применённым руководством коммунистического государства с целью подчинения украинских крестьян.
Голод 1932-1933 годов в Советском Союзе целиком игнорированное, умалённое, неверно истолкованное и искажённое событие. Даже в наши дни советская историческая наука отрицает существование этого факта.
В этой книге я рассказал, что происходило в моей родной деревне между 1929 и 1933 годами. Всё, о чём я говорю, имело место в действительности. Хотя запись разговоров и выступлений не воспроизведена дословно, но они точно отражают, что было сказано в конкретных условиях. Я привожу их по памяти.
Некоторые читатели могут усомниться, как мне удалось восстановить столько событий в деталях, спустя много лет. На самом деле, в этом нет ничего удивительного. Прежде всего, невозможно изгладить из памяти травму и трагедию своей жизни, как не старайся. Во-вторых, нельзя забыть подробности борьбы за собственное выживание. Это было время, когда всё население Украины жило от одной компании, проводимой государством, до следующей, от одного выступления вождя до другого, от одной партийной резолюции до другого, от одного государственного указа до другого, и, наконец, от одного колхозного или заводского собрания до следующего. Я не могу всего этого забыть. Подробности и даты, приведённые в книге, были тщательно сверены с советскими газетами того времени.
Моим читателям я должен пояснить, что Мирон Долот – это мой псевдоним, под которым я публикую свои статьи и книги в США, Германии и Швейцарии.

Предисловие переводчика.

Теперь, по прошествии 70 лет со времён Голодомора, конкретные виновные пытаются взвалить всю вину на Сталина. Однако доподлинно известно, что за Голодомор отвечают те же самые люди, которые сделали и революцию в 1917 году – это был международный организованный иудаизм. 99.9% старых большевиков были людьми одной определённой национальности – евреями, независимо какими, русскими, украинскими, литовскими, латышскими, польскими, немецким или вообще американскими. Существует справочник, который называется «Who’s Who in American Jewry” , «Кто есть кто в Американском еврействе». В этом справочнике на странице 556, Лев (Лейба) Троцкий, указывается как американский еврей и гражданин имеющий американский паспорт. В этом же справочнике, на странице 673, министр иностранных дел СССР Максим Литвинов указывается как американский еврей, имеющий настоящую фамилию Финкельштейн/Воллах, при этом товарищ министр почти не разговаривал по-русски. И таких должностных лиц, не разговаривающих по-русски, типа Урицкого, Володарского, Литвинова, Раковского, Косиора, среди большевиков было очень много, их всех выдавали за «прибалтов».
Конкретным лицом, который по указанию Евреонала развернул операцию «Голодомор», был Лазарь Моисеевич Каганович, теневой диктатор СССР и зам. Троцкого в его отсутствие. Правой рукой Кагановича, который осуществлял Голодомор конкретно на Украине, был Первый секретарь ВКПб Украины польский еврей Косиор Станислав Викентьевич и Второй Секретарь ВКПб на Украине гомельский еврей Мендель Маркович Хатаевич а также непосредственный исполнитель - нарком ОГПУ-НКВД еврей Ге́нрих Григо́рьевич Яго́да (имя при рождении — Енох Гершонович Иегуда). Необходимо отметить, что задачей «каганистов» было именно физическое истребление населения Украины и юга России, а не проведение некой «коллективизации». Об этом говорит и книга, где показано, что начали «каганисты» Голодомор под лозунгом коллективизации, а когда всех коллективизировали, то продолжили Голодомор под предлогом обеспечения заготовок зерна. В настоящее время, после развала СССР, их преемники тоже проводят голод на Украине, но уже под лозунгом приватизации и демократизации. Им лозунги безразличны, им важно только чтобы процесс уничтожения шёл в максимальном режиме.

Сталину, занятому отражением постоянных атак троцкистов, было неизвестно состояние дел на юге России и Украине, троцкисты держали его в абсолютном неведении и поворачивали всю информацию с ног на голову. Однако когда до Сталина начали доходить некоторые слухи, то в марте 1930 года он издал знаменитое постановление о перегибах. По ходу книги вы увидите, что это постановление приостановило процесс массового убийства крестьян. Без этого постановления Сталина, выжить бы не удалось никому ещё в 1930 году, «каганисты» не ждали голода, они тотально конфисковывали имеющиеся продукты у населения, практика – неизвестная в мировой истории даже на оккупированных в войну территориях. Через 10 лет даже немецкие оккупанты не делали этого на той же Украине. Именно Сталин расстрелял Косиора, Хатаевича и Яхуду, когда смог добраться до людей, сотворивших геноцид в России и на Украине. Голодомор на Украине, Кубани и Поволжье являлся всего лишь продолжением такого же Голодомора, устроенного теми же, но тогда ещё относительно молодыми большевиками, в 1917-1922 годах. Почему такая не любовь к югу России?
Существует негласное указание Евреонала освободить Юг России и Украины для предполагаемого там будущего хазарского государства, поскольку евреи разновидности ашкенази, в отличие от сефардов, считают своей исторической родиной именно Юг России и Украины и бывший Хазарский Каганат. Особенное внимание отводится полуострову Крым, из которого коренное население было вообще насильно выселено в то же самое время, и с той же целью, теми же самыми людьми. Только Отечественная война и необходимость защиты своих завоеваний от немцев сбила все карты «каганистов» и остановило попытку создания Хазарского Каганата на Украине и юге России ещё в те годы. Однако превращение Украины и юга России в другую Палестину началось, и в настоящее время, после развала СССР, вспыхнуло с новой силой.
Необходимо смотреть шире и видеть, что Евреонал в то время осуществлял попытки массового геноцида не только на Украине и юге России, но и в других странах. Десять лет, как закончилась массовая, грандиозная и беспорядочная резня населения царской России. Затем были незаконченные попытки в Германии и Венгрии. Однако в 20е годы массовый геноцид удался в Мексике. В З0е годы массовый геноцид удался в Испании. Предполагались перевороты под названием мировой пролетарской революции в Германии и Америке. Однако в СССР, под надёжным прикрытием центрального иудейского бюрократического аппарата, «каганистам» удалось почти полностью осуществить уничтожение гражданского населения Украины и юга России. При этом, уничтожение украинцев свалили на «москалей», а уничтожение русских свалили на Сталина. По ходу книги вы увидите, что все уполномоченные, проводившими геноцид в жизнь, были людьми одной определённой национальности. Революция в России была классовой только со стороны истребляемых, но со стороны истребителей, революция была сугубо национальной. Эти лица, которые уничтожают всех и вся, никогда не делают этого под истинными лозунгами, но только всегда прикрываясь благом всего человечества в целом, или благом самих же уничтожаемых. Кроме этого, они умело используют других для исполнения своих целей. В книге, например, отмечается, что все солдаты, участвующие в операциях, были из Средней Азии. Война в Ираке и Афганистане тоже совершается этой же самой международной мафией, чужими руками и под лозунгами блага самих же уничтожаемых – это типичный подчерк этой интернациональной, космополитической мафии – Евреонала.

проф. Столешников А.П.

ГЛАВА 1.


Я вырос в обычном украинском селе Черкасского уезда, удалённой от столицы Украины, Киева, на сотни километров. Деревня раскинулась на северном берегу реки Тясмин, одного из многочисленных притоков Днепра. Место было очень живописным. На юге за рекой возвышались зелёные холмы, а на севере протянулись бескрайние чернозёмные просторы. Они были исчерчены полосами распаханных полей. Каждую весну и лето километры колосящейся пшеницы скрывали эти полосы. Волны тяжёлых колосьев, зелёных весной и золотистых летом, пробегали по полям при дуновении лёгкого летнего ветерка. После сбора урожая земля опять обнажалась, словно оплакивая потерю своей былой красоты. К концу года наступал новый цветовой цикл, белоснежный, и горизонт сливался с серо-голубым морозным небом.
Наше село было большим: в нём насчитывалось около восьмисот дворов, и проживало почти четыре тысячи человек. В центре стояли общественные постройки: церковь, школа, торговая лавка, здание местного управления, почта и дом врача, где он жил и принимал больных. Центральная площадь села служила местом игры детворы, здесь люди встречались и обсуждали свои проблемы, здесь же располагался и базар.
Традиционно в украинских сёлах и деревнях крестьянские хаты стояли рядом друг с другом. Улицы без тротуаров не имели названий, но каждому дому присваивался номер. Главная улица проходила через всё село и соединяла его с внешним миром.
Наши хаты имели простое убранство и не отличались сложностью постройки. Они возводились из грубо отесанных балок и брусьев, которые обмазывались глиной, и имели крышу, обычно покрытую соломой. Жестяная крыша считалась признаком достатка, и я могу вспомнить только несколько таких крыш в нашем селе. Большинство хат имело только одно просторное помещение внутри, служившее одновременно для многих целей, в том числе, для приготовления еды и для сна всей семьи. Деревянные полы были редкостью, как и стены, они выкладывались из глины. Но, не смотря на простоту жилища и условия жизни в них, они содержались в чистоте и уюте.
Рядом с каждой хатой имелся сад с огородом, росли фруктовые деревья, а на подворье содержались куры, гуси и утки. В хлеву держали лошадь, одну или две коровы и несколько свиней. На крыльце или около ворот обычно отдыхала собака.
В нашем бедном и перенаселённом селе только несколько крестьян имело более чем двадцать гектаров земли. Хотя и бедные, но селяне не считали себя Богом забытыми людьми. После изнурительного рабочего дня весной и летом молодёжь собиралась на околицах и танцевала, пела и играла в игры далеко за полночь. Семьи ходили друг к другу в гости, навещали друзей или проводили время в кругу семьи, сочетая приятное времяпровождения с изобилием еды и питья. Хотя это и было запрещено, но селяне обычно гнали собственный самогон.
Наше село жило одной жизнью. Было принято оказывать помощь соседям по хозяйству или в случае каких-то несчастий, а по вечерам после работы собираться вместе. Иногда на такие мероприятия приглашали музыкантов, танцевали, ели и пили до самого утра.
Нас ничего не связывало. Любой был свободен уехать из села в поисках работы. Мы ездили в большие города и близлежащие населённые пункты на свадьбы, ярмарки и похороны. Никто не спрашивал у нас документов и не задавал вопросов о целях наших поездок. Мы были свободными людьми.
Гостеприимность была в почёте. Все, приходившие в наш дом, встречались как желанные гости. Мы могли жить впроголодь, но всякого пришедшего потчевали всем, чем могли.
Несмотря на бедность и лишения, мы не знали чувства страха. Днём никто не запирал свой дом на замок. Старики и молодёжь, чей путь лежал через наше село, не боялись нападений или преследований.
Приближение зимы всегда ожидалось с большой радостью. Мне даже кажется, что чем суровее была зима, тем больше было веселья, особенно среди нас, детворы. Не было конца катанию на коньках, лыжах и санках. Крепкий мороз, глубокий снег и метели создавали условия для отдыха крестьянам и были предвестниками хорошего урожая на будущий год. Короткие зимние дни и долгие холодные ночи заставляли нас проводить большую часть времени в доме. Никто не мёрз, потому что у каждого было припасено достаточно дров. После завершения работ по дому и в хлеву мы собирались в доме и занимались чтением, писанием или рассказывали друг другу истории, играли в игры, пели и танцевали.
В 1929 году появились слухи, что Коммунистическая партия и Советское правительство постановили провести коллективизацию всех крестьянских хозяйств. Фактически, объединения под названиями ТОЗ, артели, коммуны и совхозы уже существовали долгое время. На самом деле, за исключением совхозов и коммун, эти объединения не являлись коммунистическим изобретением, а были известны в дореволюционное время. Они возникли как добровольные крестьянские товарищества. Основными стимулами этих организаций стали защищённость от конкуренции, возможность получать государственные кредиты и существенная помощь в обеспечении сельскохозяйственным инвентарём и семенами. На Украине существовало два вида сельскохозяйственных кооперативов (объединений): ТОЗ – Товарищество по Обработке Земли, и артель. Только труд и земля, или её часть, а также тяжёлая сельскохозяйственная техника были коллективными. Домашний скот, жильё и даже часть земель находились в личной собственности крестьян. Это была свободно организованная ассоциация, из которой любой её член мог беспрепятственно выйти.
Артель представляла собой группу людей, занимавшихся одним ремеслом и объединённых в кооператив по производству конкретной продукции. Сельскохозяйственные артели состояли из крестьян, решивших объединить свои земельные участки, инвентарь, лошадей и совместно заниматься выращиванием урожая. Их работа оплачивалась в зависимости от вложенного в общее дело труда. Каждый член артели имел право содержать собственный дом, корову, овец, коз, свиней и домашнюю птицу. Во время полной коллективизации в Советском Союзе артель стала прообразом того, что сегодня известно как коллективное хозяйство.
Сельскохозяйственные общины, которые по коммунистической теории представлялись наивысшей формой организации внегородской жизни и труда, начали возникать во время периода Военного коммунизма (в годы Гражданской войны 1918-1921гг.). Обычно они организовывались на территории бывшей помещичьей усадьбы. Сельскохозяйственные общины (коммуны) имели в своей основе не только коллективное ведение хозяйства, но и обобществление всех сторон жизни, в том числе общих домов, столовых, детских садов и яслей и т.д. Члены этих коммун были лишены права на частную собственность, за исключением самых необходимых личных вещей. Коммуны получали большую поддержку со стороны Коммунистической партии и правительства, но, тем не менее, они были обречены на неудачу. Они или распускались, или, что имело место в большинстве случаев, преобразовывались в государственные хозяйства – совхозы.
Совхоз представлял собой государственное предприятие с привлечением наемных рабочих, получавших регулярную зарплату. Сельскохозяйственные рабочие, занятые на таком предприятии, не были крестьянами в полном смысле этого слова. Они были лишены права голоса при распределении дохода от продажи произведённой продукции и участия в вопросах управления.
Все эти коллективные хозяйства организовывались на добровольной основе, исключавшей какое-либо давление. На самом деле, крестьяне часто становились свидетелями краха этого вида хозяйства и смеялись над попытками коллективизации. Зачем же правительству было повторять свои ошибки? Но их смех оказался преждевременным.
Где-то в конце декабря 1929 года, когда слухи о принудительной коллективизации стали реальностью, в наше село прибыли какие-то люди. Мы вскоре узнали, что они являлись официальными представителями Коммунистической партии и Советского правительства. Они имели поручение организовать в нашем селе колхоз.
Эту группу из десяти человек возглавлял «двадцатипятитысячник». Остальные именовались агитаторами. Эти названия были непривычными для нашего слуха, но понадобилось совсем немного времени, чтобы мы поняли их значения.
Для выполнения всеобщей коллективизации ЦК Коммунистической партии призвал двадцать пять тысяч наиболее активных и преданных своих членов по всей стране. Поэтому этих коммунистов стали называть «двадцати пяти тысячниками». Мы упростили это название до «тысячников». После короткого инструктажа по методам коллективизации эти «тысячники» были направлены по разным регионам. Для обеспечения эффективности в их работе им давались практически неограниченные полномочия. Они подчинялись непосредственно ЦК Коммунистической партии Украины.
Каждый «тысячник» сопровождался группой агитаторов. Они выбирались в каждом районе из числа коммунистов или комсомольцев.
«Тысячник» и его агитаторы были людьми, прожившими свою жизнь в городах – профессора, учителя и заводские рабочие. Когда они приехали в наше село, то некоторые из них пытались завязать разговоры с мимо проходящими селянами. Другие просто прогуливались по округе, с любопытством разглядывая всё и всех, словно они раньше никогда не видели деревни и её жителей.
Их внешний вид забавлял нас. Незагорелые, бледные лица и городская одежда никак не вязалась с деревенской средой. Осторожно ступая, стараясь не испачкать свои начищенные ботинки, они выглядели настоящими пришельцами среди нас.
Хотя они демонстрировали интерес и энтузиазм к их новому окружению, им не удалось скрыть презрение к деревенской жизни. Селяне посмеивались над «городскими», и спустя несколько дней эти незнакомцы стали «героями» многих забавных историй.
Нашего «тысячника» звали Цейтлин, точнее – товарищ Цейтлин. Хотя он пробыл в нашем селе несколько месяцев, мы так и не узнали его полного имени. Товарищ Цейтлин являлся для нас скорее олицетворением режима, чем просто человеком. Нам стало известно, что он прибыл из Киева, и что он вступил в партию ещё до революции. Хотя его прежняя профессия осталась для нас загадкой, было ясно, что он мало разбирался в вопросах сельского хозяйства. Никто не мог определить его национальность. Он немного говорил по-украински, но было очевидно, что он не из наших краев.
Товарищ Цейтин был небольшого роста с огромной головой на узких плечах. Мы никогда не видели его улыбающимся. Казалось, что он всегда поглощён в какие-то проблемы. Он редко разговаривал, а когда и говорил, то только официально и партийными штампами. Лишь иногда он здоровался с селянами, да и то небрежно.
Все партийные и государственные представители, прибывшие в наше село, имели разные виды оружия, обычно скрытое от посторонних глаз. Но товарищ Цейтлин, очевидно, не догадывался о своей популярности в нашем селе и всегда открыто носил наган на поясе. Без всякого промедления он вступил во власть. С первого же дня своего прибытия он начал обходить хату за хатой. Эти визиты породили много историй. Один забавный случай был особенно популярен: рассказывали, что при осмотре крестьянской конюшни кобыла махнула хвостом и оставила на его лице следы навоза. «Фу, проклятая корова!» - прорычал он сердито и пнул кобылу ногой. Кобыла ответила тем же, и крестьянину пришлось помочь товарищу Цейтлину подняться на ноги.
Ретивость кобылы отпугнула его от дальнейшего осмотра. В загоне для телят он «загладил» свою ошибку. Видимо, желая убедить крестьянина, что он не боится животных, подошёл к телёнку. «Какой прекрасный жеребёнок!», - воскликнул он.
Крестьянин оказался тактичным человеком, и, не осмелившись поправить своего гостя после первой промашки, на этот раз вежливо заметил: «Это не жеребёнок. Это телёнок, детёныш коровы. Жеребёнок – это детёныш лошади». Товарищ Цейтлин резко возразил: «Жеребёнок или телёнок. Какая разница! Мировая пролетарская революция не пострадает от этого».
Последняя фраза была его любимым выражением, хотя тогда мы ещё не понимали, что это значит. Но нас позабавило незнание представителя партии и правительства разницы между лошадьми и коровами.
Однако товарищ Цейтлин хорошо знал свою работу. Он также знал, как выполнять инструкции партии. В то время, когда селяне забавлялись историями о недалёкости товарища Цейтлина, в центре села проводилась оживлённая работа. Туда по вызову являлись определённые крестьяне, что вселяло в нас любопытство и страх. Почти каждый день на селе появлялись новые незнакомцы, чаще всего – в офицерской в форме. Мы часто видели «тысячника» в окружении агитаторов и незнакомцев, инспектирующего дома.
Однажды прибыла команда телефонистов и быстро провела телефонную линию между нашим селом и районным центром. Только несколько селян знало, что такое телефон, но даже они не могли предположить назначение телефона в нашем селе. Новые должностные лица не преминули указать на это событие, как на символ величайшего прогресса на селе под руководством Коммунистической партии.

ГЛАВА 2.

Совсем недолго стратегия товарища Цейтлина оставалась для нас загадкой. Первое происшествие случилось морозным ранним январским утром 1930 года, когда жители нашего села ещё спали. Было арестовано пятнадцать человек. Говорили, что чекисты прибыли в село ночью и, затолкав с помощью местных властей арестованных в свой воронок, исчезли ещё до пробуждения села.
Среди арестованных оказались наиболее известные жители села: школьный учитель, работавший в селе с дореволюционного времени; член местного Совета, влиятельный и пользовавшийся всеобщим уважением человек, разбиравшийся в юридических вопросах; и владелец местной лавки. Остальные были обычными крестьянами с хорошей репутацией. Никто не знал, за какие преступления их арестовали и куда отвезли.
Это пугало. За одну ночь мы лишились лучших людей. Крестьяне, в большинстве своём неграмотные и невежественные, стали, следовательно, более беззащитными и уязвимыми.
Почти сразу же семьи арестованных крестьян были выгнаны из своих домов. Я оказался свидетелем несчастья одной такой семьи. Мы жили недалеко от одного из арестованных, Тимиша Запорожца, которого мы, дети, звали дядей Тимиш. Около полудня в его хату заявилась группа представителей власти. Жене дяди Тимоша было объявлено, что поскольку её муж оказался «врагом народа», всё его имущество должно быть немедленно конфисковано и передано в собственность государства. Женщина, сильно расстроенная и не понимавшая, что происходит, пыталась спорить с ними. Она спросила, какое преступление против людей совершил её муж, что его объявили врагом народа. Но чиновники не были расположены к обсуждению этой темы. Они повторили приказ освободить дом. Её разрешили взять только одежду для себя и детей. Всё остальное должно оставаться на месте.
Только теперь несчастная женщина поняла, что происходит. Со слезами на глазах она умоляла их разрешить ей остаться с детьми в доме ещё на одну ночь, чтобы собрать нужные вещи. Но все уговоры были напрасны. Они опять повторили приказ. Женщина потеряла сознание и упала на пол. Её дети начали плакать. Главный в группе приказал поднять её с пола и вынести в сани, стоявшими уже наготове у дома на улице. В этот момент она пришла в себя и, рыдая, сказала, что ей некуда ехать. В этом доме, построенном ей самой, мужем и детьми, она прожила много лет.
Но слёзы и мольбы не помогли. Представители власти велели ей поторопиться. Один из них взял её за плечи. Закричав, женщина вырвалась. Тогда они схватили её, она сопротивлялась и рвала на них волосы. В конце концов, её выволокли из дома и бросили в сани. Пока двое мужчин удерживали её, детей вынесли на улицу. Какие-то их вещи швырнули на сани, и они тронулись с места. Всё ещё удерживаемая двумя «товарищами», жена дяди Тимиша и его дети, причитая и крича, исчезли в зимней мгле.
Позже мы узнали, что их увезли на железнодорожную станцию и погрузили в специальный товарный состав, отправившийся на север. Та же участь постигла и других арестованных людей. Больше мы о них ничего не слышали.
Спустя несколько дней после этих событий нас собрали на митинг. Он проходил в доме того же Тимиша Запорожца. Всё в доме подверглось перемене. Стены оказались снесёнными, и трёхкомнатный дом превратился в большую казарму с грубо отёсанными скамейками. Нам стало понятно, что Тимиш пал жертвой собственного дома. Представители власти арестовали его только потому, что им нужно было большое помещение.
На этом собрании нас оповестили, что на селе теперь будет новое начальство. На первых порах это сообщение не вызвало никакого беспокойства. Просто предполагалось разделить наше село на отдельные секторы, названные Сотнями, Десятками и Пятёрками.
Я в то время был мальчишкой и не интересовался последствиями такого деления. Только позже я осознал, какой неизбежной ловушкой стала новая система руководства. Благодаря этому разделению «тысячник» и его сподручные оказались способными установить беспредельный контроль над селом. Более того, теперь он мог обнаружить и уничтожить любое сопротивление партийной политике, и, следовательно, быстро провести коллективизацию всего села.
Наше село состояло из почти восьмисот дворов и четырёх тысяч жителей. Его разделили на восемь Сотен, восемьдесят Десяток и сто шестьдесят Пятёрок, в целом, 248 подразделений. Поскольку каждое подразделение возглавлялось представителем сельского Совета, то на селе стало насчитываться 248 чиновников – представителей власти. Кроме того, к каждой Сотне был приписан пропагандист, а к каждой Десятке и Пятёрке – агитатор. Таким образом, число должностных лиц удвоилось и дошло до 496. Помимо всего этого, при каждой Сотне формировалась Хлебозаготовительная Комиссия.
Эти комиссии рассылались по всем деревням и сёлам Украины. Сначала в каждом селе была только одна комиссия. Но уже при первых шагах коллективизации такая комиссия прикреплялась к каждому сельскому подразделению, например, к каждой Сотне. Контролируемые Коммунистической партией, эти комиссии организовывались с единственной целью: конфискации собранного урожая. Позже, когда была провозглашена установка на полную коллективизацию и «ликвидацию кулаков как класса», эти комиссии превратились в основную силу по организации коллективных хозяйств и экспроприации кулаков. Фактически, они стали деспотическими правителями на селе.
Эти новые хлебные комиссии состояли из десяти или более человек, увеличивая численность местных представителей власти до 576. Наконец, было ещё три постоянных выконавца, местных милиционеров, для каждой Сотни, общим числом двадцать четыре человека. Они являлись важными представителями власти и имели право арестовывать людей без всяких юридических формальностей. В целом на селе появилось 600 представителей власти, или 75 управленцев на каждую Сотню. Таким образом, каждое подразделение из ста дворов контролировалось 75 человеками. Если сюда присоединить 35 членов сельского Совета и 17 колхозных чиновников, то это число станет ещё больше. На самом деле, у нас на селе имелось 652 активных исполнителей власти. Другими словами, на шесть жителей приходилось по одному управленцу.
Большинство должностей было поручено обычным крестьянам, и тем самым, они сами оказались в двусмысленной ситуации. Они ненавидели идею коллективного хозяйства, и в то же время сами стали инструментом по её осуществлению. Они должны были выполнять свои обязанности как солдаты. У них не было другого выбора, кроме как подчиняться приказам. Любой член такой организации считался представителем власти, независимо от того, был ли он прислан правительством или являлся местным жителем. Титул «представитель власти» значил очень многое, поскольку давал практически неограниченные полномочия его обладателю. Таким образом, обычный житель старался избегать даже малейших контактов с местными властями, в то время как служение им давала ему громадные преимущества.
Простой крестьянин становился одним из представителей власти сразу же после вступления на должность члена комиссии, комитета или какого-то вида бригады, созданных для официальных целей.
Согласно коммунистической концепции, быть представителем советской власти считалось почётной обязанностью. Отказ служить этой власти означал предательство – самое тяжкое преступление. Каждый отказавшийся от должности или сопротивлявшийся властям подвергался тяжёлому наказанию как враг народа. Эта политика внедрялась с такой жестокостью, что только очень немногие осмеливались не принять новой должности или открыто противостоять власти.
Чтобы выслужиться перед государством представители власти должны были стараться во всю. Любой промах мог быть истолкован как отказ подчиниться партии и правительству. Поскольку их основной задачей была коллективизация и сбор сельскохозяйственной продукции, то они должны были коллективизировать самих себя и отдавать свою продукцию.
Раньше на селе имелось только одно начальство – Сельский Совет, выбираемый на общем собрании с одновременным избранием председателя Совета и секретаря. В то время такие организации как Коммунистическая партия и Комсомол ещё не играли важной роли в административной жизни деревни, и членство в этих организациях было большой редкостью в нашем селе.
Однако с развёртыванием коллективизации эта система самоуправления была ликвидирована. Общая деревенская сходка и сельский Совет лишились своей силы в пользу коммунистической партии, членство в которой стало возрастать среди сельских жителей. Организация коммунистической партии, подменив собой сельский Совет по всем вопросам, стала хозяином села, диктуя свои решения на общем собрании его жителей. В результате, общее собрание превратилось в послушную марионетку компартии. То же произошло и сельсоветом. Только коммунисты и комсомольцы или люди с несомненной преданностью партии и правительства имели право быть избранными или назначенными на ответственные должностные посты.
Вскоре после появления нашего «тысячника» в селе возникли две новые организации: Особый Отдел и Рабоче-Крестьянская Инспекция. Обе стали наводить ужас на жителей села.
Особый Отдел был составной частью ГПУ. Официально его представлял только один человек, занимавший кабинет в сельсовете и всегда одетый в полную форму ГПУ. Всё, что происходило за его дверями, а также имена его секретных агентов, оставались для нас загадкой. Однако считалось, что в каждую Сотню был внедрён один осведомитель, информировавший ГПУ о каждом жителе села конкретной Сотни.
Рабоче-Крестьянская Инспекция представляла собой местную форму одноимённого Комиссариата. Позже это стало называться Комиссией Государственного Контроля. Задачей Инспекции была проверка работы государственных организаций и выяснения преданности их работников. С провозглашением полной коллективизации партия и правительство уполномочило этот Комиссариат полностью контролировать эту политику.
Рабоче-Крестьянская Инспекция также была представлена в нашем селе одним человеком. Конечно же, он был приезжим. Для помощи ему была создана комиссия из пяти человек. У него имелись свои секретные осведомители, шпионившие за местными представителями власти. Когда он обнаруживал «несогласие», он возлагал на себя роль судьи и выносил окончательное решение.
Для выполнения решений по коллективизации партия и правительство мобилизовали все свои центральные и местные силы. Они вовлекли целиком всю партийную пропагандистскую машину, все вооружённые силы, секретную и гражданскую милицию, то есть практически все организации и государственные институты. Комсомольцы, пионеры и комнезамцы стали наиболее активными и эффективными средствами в руках местных коммунистов.
Комсомол – это коммунистический союз молодёжи, созданный в 1918 году. Молодёжь в возрасте четырнадцати – двадцати шести лет могла стать членом этой организации, а в будущем – членом Коммунистической партии. Таким образом, в системе советской политической иерархии комсомол занимал второе место. Под руководством коммунистов эти молодые люди оказались самыми исполнительными и неудержимыми в нашем селе. Их ответственность и занимаемые должности уступали только коммунистам. Главой комсомольской организации был кандидат в члены партии, присланный в наше село из районного центра.
Пионерская организация была организацией для детей в возрасте от восьми до четырнадцати лет. Пионеры выполняли функцию осведомителей и помощников. Хорошо известный случай с Павликом Морозовым служит примером того, как компартия и правительство использовали детей в своих целях. Сын бедного крестьянина, Павлик Морозов, жил в далёкой уральской деревне. Четырнадцатилетний школьник прославился за одну ночь на весь Советский Союз, донеся властям на своего отца и некоторых соседей о том, что они прячут продукты для его же семьи. Все эти люди, включая его собственного отца, были арестованы и бесследно исчезли. Павлик был убит возмущёнными жителями деревни, в числе которых был и его родной дядя. Павлик Морозов стал национальным героем. Его именем называли деревни, организации, улицы и воинские части. Историю его жизни и «подвига» навечно занесли в энциклопедии и словари.
Таким образом, партия поощряла детей, особенно пионеров, следить за своими родителями и доносить на них или кого-то другого, кто не хотел подчиняться партии. Такое предательство считалось героическим поступком и ярким проявлением советского патриотизма.
Комнезём - сокращённое название Украинского Комитета незаможных селян (Комитета крестьянской бедноты). Такие комитеты впервые возникли в России летом 1918 года по инициативе местных партийных организаций. В них вошли беднейшие крестьяне и сельскохозяйственные сезонные работники, и назывались они Комбеды. На Украине эти комитеты, Комнезёмы, появились в мае 1920 года, когда коммунисты захватили Украину в третий раз. Если в России Комбеды были распущены ещё в ноябре 1918 года по решению Четвёртого Всесоюзного Съезда Советов, то на Украине такие комитеты просуществовали до 1933 года и стали самым эффективным инструментом агрессивной коммунистической политики в украинских деревнях. Комнезём стал важной принадлежностью каждого украинского селения. Его назначение было двояким: проведение революционных преобразований в деревне и обеспечение поставок государству сельскохозяйственной продукции. На Украине коммунисты ещё использовали эти комитеты в качестве средств на путях коллективизации. В целом, они получили известность как органы пролетарской диктатуры в украинских деревнях и сёлах.
Так была запущена чудовищная машина по коллективизации. Она перемалывала, раздавливала, выталкивала и била. Ей управляли человеческие существа, и она работала на человеческом материале. Она была безжалостной и ненасытной. Начав работать, её нельзя было остановить, и она продолжала поглощать всё больше и больше жертв. Сотни, Десятки и Пятёрки с их комиссиями, пропагандистами, агитаторами и управленцами: комсомольцами, пионерами и организациями Комнезама; общие собрания колхозников, сельсовет и комитет управления стали шестерёнками этой уродливой машины, а партия – её опытным оператором.


ГЛАВА 3.

Мы ощутили эффективность этой новой административной машины уже на первом собрании. После пояснений, как будет работать новое сельское начальство, и прославление партии за введение такого «гибкого и эффективного» руководства на селе, председательствующий собрания дал слово следующему оратору, агитатору одной из Сотен. Председатель представил его «товарищ профессор». Я в то время был школьником и испытывал чувство преклонения и уважения к людям, несущем ученье в массы. Тем не менее, выступление этого человека не внесло ничего нового. Он просто повторил всё то, что мы поневоле уже заучили наизусть.
Для начала «товарищ профессор» описал, как несправедливо крестьяне страдали под властью богачей. Пришло время, подчеркнул он, когда сельские жители могут отдать долги такой несправедливости. Он призвал беднейших крестьян не испытывать чувства жалости к кулакам и, что нас больше всего испугало, уничтожать их! Убийство богачей, провозгласил он, было единственным способом для беднейшего крестьянства встать на путь лучшей и более процветающей жизни.
Мы сидели молча, давая возможность словам проноситься над нами. Но мы не могли оставаться равнодушными ко всему услышанному. Нами овладело чувство приближения ужасной катастрофы. Раньше нам уже говорили о коллективизации, о раскулачивании и даже о ликвидации кулаков как «социального класса». Но до сегодняшнего дня никто не требовал и не призывал к убийству кулаков. Теперь этот человек рассуждал об их уничтожении как о деле чести и большой заслуге.
Сделав паузу, «товарищ профессор» начал рассуждать о коллективизации. Он нарисовал простую и привлекательную картину. Партия и правительство хочет сделать жизнь каждого крестьянина проще и более обеспеченной. Работа в колхозе будет менее трудной и более прибыльной. Таким образом, крестьяне будут защищены от эксплуатации кулаками. Наконец, заглянув в свои бумаги, он дал понять, что партия и правительство приняли постановление провести полную коллективизацию, и ничто не может изменить этого решения. Он добавил, собственно говоря, что мы должны быть благодарны за это, потому что народ и партия едины. После этого он засунул свои бумаги в карман, отпил немного воды, вынул папиросу из роскошного портсигара и уселся на своё место. Мы пребывали в полном молчании.
Вслед за агитатором поднялся с места глава одной из Сотен и заявил о своём желании вступить в колхоз. Он сказал, что речь агитатора оказалась ясной и заразительной, и теперь у него самого нет сомнений относительно светлого будущего крестьянства, и что он считает себя самым счастливым человеком на земле, поскольку ему выпала честь вступить в колхоз одним из первых. Затем он спросил, кто хочет последовать его примеру. К нашему великому изумлению, нашлось несколько желающих. Член комиссии по хлебозаготовкам встал с места, подошёл к столу председателя собрания и сделал заявление о своём намерении вступить в колхоз. Затем он призвал одного члена комиссии стать колхозником, бросив лозунг «социалистического соревнования». Мы ещё больше удивились, когда последний приблизился к столу и принял этот вызов, а затем в свою очередь вызвал на соревнование другого члена комиссии. Этот «активист» проделал то же самое, и так по очереди. После членов комиссии по хлебозаготовкам пришла очередь возглавляющих Десятки и Пятёрки. Мы такого поворота никак не ожидали. Всего за несколько минут более пятнадцати дворов из нашей Сотни записались в члены ненавистного колхоза.
После вступления в колхоз «чиновников» к столу неожиданно подошёл рядовой крестьянин. Он тоже записался в колхозники и позвал за собой своего соседа Шевченко. Но здесь произошла заминка. Шевченко засомневался. Он привёл несколько причин, по которым в данный момент он никак не мог присоединиться к колхозу: ему необходимо время подумать, его жена была больна, а, кроме всего прочего, он предпочитал оставаться совершенно независимым. Он утверждал, что сейчас он не осмеливается на такой шаг, может быть в будущем. Сидящее за столом начальство настаивало на вступлении в колхоз немедленно, и он отчаянно сопротивлялся. Время тянулось. Никому не разрешили уходить с собрания.
Вдруг кто-то крикнул из задних рядов: «Давай вступай! Мы не хотим сидеть здесь всю ночь!». Для Шевченко такой оборот оказался шансом увернуться. «Если тебе так не терпится, подойди сюда и запишись сам!», - крикнул он в ответ и быстро вернулся на свою скамейку, игнорируя приказ председателя собрания оставаться на месте.
Ведущий собрание сначала потребовал от Шевченко вернуться к столу. Затем он сердито призвал всех присутствующих на собрании записаться в колхоз. Но мы оставались непреклонными. Никто не двинулся с места.
Представители власти не растерялись перед нашим молчаливым сопротивлением. Казалось, они были проинструктированы, что делать в подобной ситуации. Поскольку крестьяне продолжали молчать, а обстановка нагнеталась, то «товарищ профессор» внёс предложение. Он сказал, что следовало бы отметить «такой патриотический и счастливый момент» отправкой телеграммы ЦК Коммунистической партии, Советскому правительству и товарищу Сталину. И, не дожидаясь нашего согласия, он вынул из кармана клочок бумаги и начал зачитывать текст послания. В нём говорилось, что, внимательно заслушав «высоко патриотичную и познавательную» речь районного представителя и осознав превосходство социалистической аграрной системы над единоличным хозяйством, колхозники Первой Сотни (нам повезло в принадлежности к Первой Сотне: начальство отмечало, что мы на деле доказали право называться Номером Первым) единогласно пообещали добиться сто процентной коллективизации к Первому мая.
Все мы понимали абсурдность такого обещания, но никто не осмелился критиковать текст телеграммы. Она была негласно одобрена.
Председатель собрания вспомнил о своих обязанностях. На этот раз он постарался изобразить на своём лице улыбку.
«Хорошо, поскольку нет возражавших, мы пообещали выполнить коллективизацию на все сто процентов к Первому маю, - произнёс он небрежно. - Думаю, не будем больше терять времени, так?».
Он размахивал пером и листками бумаги над своей головой: «Ну, подходите и записывайтесь, а?».
Мы все оставались на своих местах.
«Давайте же! Уже поздно, - призывал он нас. - Быстрее подпишите, быстрее уйдёте домой».
По-прежнему никто не двигался. Все сидели в полном молчании. Председатель собрания, теряя терпение и нервничая, что-то прошептал на ухо агитатору. Тот резко поднялся с места и напомнил нам, словно мы были детьми, что нехорошо нарушать обещание, в особенности данное товарищу Сталину. Но и это увещевание не тронуло нас. Мы продолжали молчать. Всё это раздражало представителей власти, особенно председателя собрания. Как только пропагандист замолчал, председатель выбежал из-за стола, схватил первого, сидящего перед ним крестьянина и сильно встряхнул его.
«Ты…ты, враг народа! – закричал он, захлёбываясь в собственной ярости. - Чего ты ждёшь? Может быть, Петлюры?». Петлюра был вождём украинского народа в борьбе за независимость десять лет назад. Всех его последователей расстреляли, и теперь назвать человека «Петлюрой» означало смерть. Но крестьянин оставался спокойным.
«Не суетись, - произнёс он сдержанно. - В телеграмме сказано, что мы должны вступить в колхоз к Первому мая, так? А сейчас только февраль. Зачем торопиться?».
Казалось, это полностью обезоружило председателя. Ни он, никто из нас не ожидали такого оборота дела.
Вероятно, каждый крестьянин задумался, как избежать того, что было сказано в телеграмме. И вот, пожалуйста, решение найдено. У нас ещё есть время!
Председатель собрания пребывал в нерешительности секунду-другую, затем убрал свою руку с плеча крестьянина и отошёл к столу. Здесь он посовещался с агитатором. Мы все наблюдали, как они переговаривались между собой, и агитатор вытащил из кармана листок бумаги и что-то перечеркнул в нём. Стало ясно, что они готовили теперь другой хитрый ход.
«Перед тем, как закрыть наше собрание, - начал агитатор. - Нам следует принять постановление». Затем он стал читать бумагу, которую держал в руках. Постановление по содержанию совпадало с текстом телеграммы, но только с одной разницей: слово «май» заменилось на слово «немедленно».
«Те, кто против, прошу поднять руки», - объявил председатель. Представители власти знали, что немногие проголосуют за это. С другой стороны, они были уверены, что никто не осмелиться высказаться против. Как и ожидалось, не поднялось ни одной руки. После чего председательствующий заявил, что постановление одобрено всеми членами Первой Сотни. Он тут же опять поднял перо и бумагу.
«Кто следующий?», - спросил он, отодвигая перо и лист бумаги к другому краю стола.
Молчание. Крестьяне, не шевелясь, смотрели перед собой. Председательствующий, барабаня по столу, выглядел беспомощным. Два милиционера встали между проходами, загораживая собой выход из помещения.
Тишина была нарушена «товарищем профессором». Он поднялся с места и оглядел собравшихся.
«Что это значит? – прошипел он. - Молчаливый бунт?». И, намеренно выдержав паузу, он сообщил нам, что Коммунистическая партия дала нам возможность добровольно вступить в колхоз, но мы, несознательные крестьяне, упустили этот шанс и тем самым открыто выступили против политики партии. Поэтому теперь мы обязаны записаться в колхоз! Если мы этого не сделаем, то нас можно будет считать врагами народа, и нас следует ликвидировать как класс. Закончив свою речь, он сел на место.
Слова «добровольно» и «должны» не поймали нас в ловушку. Хотя мы поняли, что он имел в виду. Тем не менее, никто не ответил на угрозы.
Они оба, агитатор и председательствующий, выглядели обессиленными и молча смотрели на нас. Мы тоже молчали.
Всё это не могло продолжаться долго. Что-то назревало в этом маленьком помещении, набитом людьми. Один мужчина попросил разрешение выйти. Председательствующий отказал ему в этом, сказав, что он не имеет права покинуть собрание, пока не вступит в колхоз. И никто не выйдет отсюда, кроме тех, кто уже записался в колхоз. Агитатор что-то прошептал на ухо председателю, а затем объявил: «Все товарищи, записавшиеся в члены колхоза, должны расходиться по домам!».
Мы заметили, что он сказал «должны идти», а не «могут идти». Все эти люди, кроме агитатора и председателя собрания, начали покидать помещение. Некоторые из них делали это нерешительно, потому что не хотели быть обособленными от всех нас.
Мужчина, спросивший разрешение выйти, всё ещё стоял как школьник перед учителем. «Но мне нужно выйти!» - настаивал он. Было очевидно, что ему невмоготу надо по нужде.
«Выведите его наружу, а потом – немедленно назад!» - приказал председательствующий двум милиционерам.
Мужчина вышел из помещения в сопровождении под конвоем, словно заключённый, оставляя нас в смущении от мысли, что ему придётся справлять нужду под зорким оком членов партии. Теперь нас занимал вопрос, как председательствующий справится с этой проблемой в присутствии только одного милиционера.
«Никто не уходит! – закричал он. - Вот так!». Некоторые смельчаки пытались настоять на своём праве исправить нужду без официального вмешательства. На это председатель заклеймил их «врагами народа» и обвинил в попытке сорвать собрание.
Покончив с «туалетным бунтом», председательствующий и агитатор снова начали совещаться между собой.
«Кто за Советский режим и коллективизацию, поднимите руки», – скомандовал председатель.
Крестьяне колебались.
«Вы что, против Советской власти? – зашипел агитатор. - Вы осмеливаетесь, открыто бунтовать?».
Затем он повторил вопрос и изменил приказ: те, кто за Советскую власть, пусть отойдут направо, а кто против – налево.
Какой-то момент никто не сдвинулся с места. Затем медленно, один за другим, люди стали подниматься с мест и направляться налево. Агитатор взял карандаш и начал составлять список тех, кто ещё оставался на своих местах, громко спрашивая их фамилии. Это сыграло свою роль. Вскоре все продвинулись на левую половину. В такой маленькой комнате было невозможно собраться всем одновременно в левом углу, поэтому агитатор приказал всем вернуться на места.
Председательствующий, размахивая пером и бумагой, прокричал: «Ну, давайте же закончим с этим. Кто первый?».
Никто не шелохнулся. Председатель смотрел на нас сердито, а агитатор – безжалостно. Затем голос откуда-то сзади заполнил вакуум. Это был старик лет семидесяти.
«Зачем такая спешка, господа-товарищи?» – прокричал он. Все повернули головы в его сторону, ожидая спасения. Председатель приказал ему выступить вперёд.
«Зачем торопиться, господа-товарищи?» - опять повторил старик, останавливаясь у стола президиума.
«Я тебе не господин, - прервал его агитатор. - Я товарищ».
Казалось, старика это озадачило.
«Как так? Я тебя никогда в жизни не видел. Какой же ты мне товарищ?».
Для нас было не важно, насмехался ли старик над агитатором или нет. Нас мучил вопрос, который он поднял: почему представители власти стремятся за один вечер разрушить вес уклад нашей крестьянской многовековой жизни?
Председательствующий и агитатор ответили старику на партийном жаргоне, используя готовые штампы. Он сказали, что мы должны немедленно поддержать коллективизацию, потому что от нас этого требует партия.
Уже наступила полночь, и мы все устали, особенно моя мама. Вероятно сознавая бесполезность продолжения собрания, представители власти разрешили нам разойтись по домам, но только после того, как председатель приказал всем явиться на собрание, назначенном на следующий день.
Так насаждалось наше новое руководство.
По-прежнему многое оставалось неясным в вопросе коллективизации. Вероятно, колхозы могут оказаться новой формой крепостного права. Единственное, что мы чётко осознали – это неизбежность лишиться своей земли, что было равносильно жизни для нас.
Только десять лет отделяли нас от Революции и Гражданской войны. Многие жители нашего села испытали их тяготы на себе: кто-то потерял родственников или родителей, кто-то вернулся в родные края с войны калеками. Но мы, наконец-то, получили землю! Мы спрашивали сами себя: неужели партия действительно хочет, чтобы мы бросили землю, вступили в колхоз и работали бы как городской пролетариат. Разве Революция не была произведена для нас, для крестьян? Возможно ли, что партия хочет вернуться к большим помещичьим хозяйствам? У нас оставалась единственная надежда: ведь пропагандист объявил, что вступление в колхоз – дело добровольное. Мы были счастливы, жить и трудиться в своих небольших хозяйствах, и ничего не желали сверх того, только чтобы нас оставили в покое. Мы бы не присоединились к коллективизации ни за какие сокровища мира.
Нас удивило, с какой поспешностью члены комиссии и другие представители власти вступили в колхоз. Оказалось, что за день до собрания наш «тысячник», товарищ Цейтлин, провёл секретное совещание со всеми новыми представителями власти. Проводя инструктаж по вопросам коллективизации, он приказал им продемонстрировать свою готовность вступить в колхоз на собрании Сотни. Поскольку подавляющее большинство нового руководства составляли крестьяне, то они резко воспротивились приказу «тысячника». Товарищ Цейтлин нашёл выход из создавшегося положения. Он предложил им только притвориться, что они вступают в колхоз. Те, кто ещё не готов к такому шагу, будут занесены в особый список, который впоследствии уничтожат. Таким образом, жители села последуют их примеру. Мы не знали, с готовностью или нет, они приняли этот план. Позже товарищ Цейтлин отрицал, что он внёс предложение о фиктивной регистрации. На следующий день новоиспечённые колхозники привели на колхозную ферму своих лошадей, коров и домашнюю птицу. За одну ночь товарищ Цейтлин провёл коллективизацию почти двадцати процентов жителей села, а некоторых из них ещё обратил в яростных проводников партийной политики на селе. Потеряв личное хозяйство, он могли рассчитывать только на то, что у них осталось – их новые должности, поэтому они старались демонстрировать свою обретённую власть везде, где это было возможным.

ГЛАВА 4.


Одним февральским утром 1930 года мы услышали орудийные залпы. Вскоре воздух сотрясался от разрядов канонады. Звук происходил со стороны полей.
К полудню наше село было наводнено войсками регулярной армии. Первыми на полном скаку промчался кавалерийский отряд. Затем на сельской площади духовой оркестр грянул марш, и войска вступили в село.
По мере продвижения частей одной за другой собаки подняли лай, а наше беспокойство усиливалось. Вскоре мы осознали, что вынуждены принимать непрошенных гостей. Вооружённые солдаты, не спрашивая нашего разрешения, занимали наши дома.
Солдаты были снабжены пропагандистскими материалами и инструкциями партии и правительства по проведению всеобщей коллективизации. Как только они разместились по квартирам, началась активная пропаганда. Но нового ничего сказано не было, поскольку инструкции были теми же самыми, что и у пропагандистов. Солдат отличала более твёрдая настойчивость.
На следующий день, как бы в поддержку пропаганды, армия продолжила свою активность. Но на этот раз была выбрана другая стратегия. Пушки установили на полях в пределах досягаемости нашего селения. Крестьяне и их семьи ещё спали, когда начали громыхать орудия. Снаряды со свистом перелетали через село и взрывались на другом берегу реки.
В самом селе поднялась стрельба, и послышались крики. Конница опять на полном скаку промчалась через село. Заключённые в своих домах, нам ничего не оставалось делать, как молча наблюдать за происходившим.
Вечером орудия опять сменили на пропагандистскую брошюру, а население заставили читать и слушать. И так продолжалось каждый день: стрельба над нашими головами днём, пропагандистское чтение ночью.
Военный спектакль продолжался почти неделю. Затем, под звуки бравого марша и разрыва снарядов, армия снялась с места и отправилась в направлении соседней деревни.
Не успел отгреметь последний взрыв, а мы уже стали снова мишенью для обстрела другого рода, на этот раз, так называемых, Агитационных отрядов. Несколько сот человек из ближайших городов, словно солдаты, маршировали организованными колонами. Отряды состояли из вроде как обычных рабочих, студентов, конторских служащих и других, кого оторвали от работы, проинструктировали по поводу предстоящей задачи и приказали вступить в Агитационный отряд.
Точно так же, как и привлечение армии имело целью продемонстрировать силу правительства, так и эти отряды несли политическую задачу. Предполагалось подчеркнуть неразрывную связь между городом и деревней. Советы пытались закрыть глаза на существовавшее различие между городом и деревней. Однако главной целью было убедить крестьянство, что политика коллективизации и конфискации хлеба, поддерживалась городским населением. Таким образом, крестьян убеждали, что их сопротивление коллективизации, будет подавлена объединёнными силами всей страны.
Агитаторы, как и солдаты, были расселены по домам крестьян, не спрашивая на то согласие хозяев.
Некоторые стороны работы Агитационного отряда походили на балаган или цирк. Отряд приступил к своей деятельности с момента появления на селе – в субботу после полудня. Эта активность характеризовалась ужасным непрекращающимся шумом.
Вечером пропагандистские фильмы прокрутили в здании школы и на улице под открытым небом. В импровизированном театре несколько вертящихся танцоров на сцене создавали атмосферу всеобщего веселья.
Несмотря на все эти мероприятия, жители села не торопились встретиться с членами отряда. Большинство крестьян не выходило на улицу. Только дети, молодые ребята и девушки, члены комсомола и комнезёма пришли полюбопытствовать на площадь, но не это входило в планы районной партийной верхушки и представителей власти. Их интересовали взрослые крестьяне, те, кого им приказали согнать в колхозы.
Посланцы партии и правительства могли чувствовать разочарование, но они не опускали рук. Они были обязаны идти до конца к выполнению цели, не считаясь с поведением крестьян. И поэтому, спустя несколько часов после оккупации сельской площади, агитаторы начали стучаться в наши дома. Некоторые даже не затрудняли себя условностями – они просто входили без стука. Вооружённые всеми видами бумажной пропаганды, они вламывались в наши хаты и говорили, что единоличник – это враг, и дорога в рай проходит через колхозы. Жители слушали этот новый Агитационный отряд, но заготовленные цитаты, речи и объяснения не убеждали. Ничто не могло сдвинуть крестьян с места.
Агитаторы приказали всему населению собраться на следующий день, в воскресенье, на сельской площади. От каждой семьи должен прийти хотя бы один представитель. Поскольку выбора у нас не было, многие жители села послушно подтянулись к площади. Я тоже пришёл сюда, но скорее из любопытства.
Когда я подошёл, уже собралось много народа. Жители села – мужчины, женщины и дети – не могли скрыть своего беспокойства. Они были издёрганными, уставшими и хмурыми. Быстро тараторящие городские жители, агитаторы, старались втереться в толпу селян. С улыбками и показной простотой, они подошли к нам и даже пытались шутить. Однако отсутствие реакции с нашей стороны и наша пассивность только усилила их враждебность.
Атмосфера на площади накалилась. Вдруг послышался какой-то машинный рокот. Этот рокот почти сразу перешёл в плавное позвякивание, и вскоре мы увидели сам источник этого звука.
«Трактор! - крикнул кто-то. - Смотрите! Это же трактор!». Все повернули головы, и впервые в жизни увидели настоящий трактор. Он медленно выезжал из-за угла прямо на нас. В нашем селе никогда не было трактора, но мы узнали его по виденным ранее картинкам. Зрелище было впечатляющим, и представители власти сознавали это.
Машина двигалась вперёд. На капоте развивался большой красный флаг. Водитель, вцепившись за руль двумя руками, смотрел прямо вперёд. В глазах мальчишек и девчонок он выглядел настоящим героем.
Достигнув заранее намеченного места, трактор остановился, и сразу стало тихо. Жители села и прибывшие представители власти окружили трактор, а районный партийный комиссар взобрался на него. Когда он начал говорить, в толпе крестьян наступила тишина.
Речь комиссара оказалась очередным повторением. Он заявил, что правительства капиталистических стран не проявляют заботы о беднейшем крестьянстве. Крестьяне капиталистических государств во всём мире безжалостно эксплуатируются. Только Советский Союз заботится о своих крестьянах, поэтому крестьянство живёт счастливой жизнью, крепко стоит на пути ведения хозяйства социалистическими методами (он сказал об этом, как о совершённом факте) и обеспечено самой лучшей сельскохозяйственной техникой.
«Посмотрите сюда, - произнёс он, указывая двумя руками на трактор. - Где ещё, кроме Советского Союза, бедные крестьяне, как вы, владеют собственными тракторами? Нигде! Только у вас есть такое преимущество!».
Я стоял недалеко от трактора и, скучая, стал его внимательно разглядывать. На выхлопной трубе трактора я заметил клеймо «International», выполненное латинскими буквами.

Глава 5.

«Только вы, в нашей любимой стране, владеете тракторами, этими мощными машинами, которые будут работать для вас.… Но враги народа вынашивают заговор против наших любимых партии и правительства!», - прокричал комиссар. Он поднял обе руки к верху. И, словно по подсказке, зазвонили церковные колокола. Колокольный звон раздавался всё громче и громче. Толпа замерла в молчании. Все устремили свои взоры на церковь.
Никто не знал, кто подал сигнал или отдал приказ. Но когда товарищ комиссар, указывая рукой на церковь, сказал, что колокольный набат специально спровоцирован врагами народа, чтобы саботировать его выступление, агитаторов словно прорвало. Всё пришло в движение. Радом с трактором чей-то голос прокричал: «Долой церковь!». Его подхватил другой голос, и это призыв стал раздаваться с разных концов площади.
Неожиданно вокруг возникли плакаты, написанные белым на красном фоне, «Долой церковь!», «Да здравствует коллективное хозяйство!», «Да здравствует Коммунистическая партия!»,
«Давай!», - гремел голос. «Давай!», - вторил ему другой.
Крича «ура», словно солдаты перед рукопашным боем, толпа стихийно ринулась по направлению к церкви. Добежав до цели, они стали бросать камни, бутылки и палки, разбивая окна и двери.
Перед церковной стеной появились длинные лестницы, и дюжина агитаторов быстро добралась до купола. Затем на крест набросили длинные верёвки. И, подбадриваемые криком, смехом и бранью, приезжие агитаторы дёргали за верёвки до тех пор, пока крест не упал, расплющив крышу. Затем сняли колокола и сломали купол.
Одновременно с активностью на крыше другая группа приезжих агитаторов рыскала внутри церкви. Всё внутреннее убранство подверглось разрушению. То, что когда-то было прекрасной церковью, гордостью всего нашего села, за считанные минуты превратилось в руины.
Жители оказались неспособными защитить место своего богослужения. Когда началось это безумие, некоторые из них стали расходиться по домам, но большинство застыло на месте, сняв шапки и читая молитвы.
Мы поняли, что эта политическая оргия была тщательно спланирована и организована. Трактор был гвоздём программы, а партийный комиссар, без всяких сомнений, являлся командующим всей операцией. Теперь мы были уверены, что колокольный набат во время выступления комиссара тоже стал частью общего плана, и звонили в колокола сами пропагандисты. Мы осознали, что шаблонные фразы и нарисованные плакаты были заготовлены задолго до появления в нашем селе.
Церковь, а точнее то, что от неё осталось, стала служить сельским клубом. Каждый вечер пропагандисты отплясывали на том месте, где раньше располагался церковный алтарь.
Никто не знал, куда во время атаки на церковь, подевался наш батюшка. Это произошло воскресным утром, и ему следовало отстоять службу, но его в церкви не оказалось. Позже мы узнали, что он стал предательски сотрудничать с агитационной бригадой. Его звали Иван Бондарь.
Бондарь обладал талантом пользоваться случаем и извлекать из всякой ситуации личную выгоду. Ещё в прошлом году он служил в церкви дьяконом. Он был высокого роста, имел приятную внешность и зычный голос. Он умел читать и писать, что позволяло считать его образованным человеком. Многие жители села верили, что со временем он мог бы стать хорошим приходским священником. Никто не сомневался, что и сам он лелеял мечту о собственном приходе, поскольку он стал отпускать бороду, а это являлось неотъемлемой чертой служителей Православной Церкви. Затем пришло время коллективизации, и правительство приступило к компании против церкви. Бондарь неожиданно исчез из села.
По поводу его исчезновения было немало слухов. Кто-то считал, что его арестовали. Некоторые утверждали, что он, предчувствуя надвигающуюся опасность, вынужден был бежать и скрываться, оставив на селе семью. Но незадолго до прихода Агитационной бригады он вновь объявился в нашем селе. За время отсутствия он отпустил длинные волосы и претендовал на звание святого.
Однажды субботним утром, когда наступила время утренней службы, никто иной, как Бондарь взошёл на алтарь. Без малейшего колебания он объявил, что теперь он является нашим настоящим приходским священником. Словно стараясь избежать расспросов и возмущений, он немедленно запел песнопение своим громким басом. Мы так никогда и не услышали никаких объяснений.
В тот же день нам стало известно, что пропал наш бывший священник. Для нас навсегда осталось загадкой, что с ним случилось. Вероятнее всего предыдущей ночью он был увезён куда-то чекистами.
Все эти события произошли до разрушения церкви. Некоторые старики, церковные служители, пытались


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Благодарности
vova
Гауптманн
Гауптманн


Зарегистрирован: Jan 20, 2010
Сообщения: 2161

Репутация: 751

СообщениеДобавлено: Пн Фев 22, 2016 7:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Red_Linger писал(а):
Слава Сталину!

Ответ одному антисемиту, который восторгался Сталиным за то, что тот расстрелял пару еврейских комиссаров.



- Хе-хе. Ющенко, как то озвучил список товарищей "устроивших голодомор на Украине" - в 37-38 всех расстреляли, кроме двоих - Хрущева и еще кого то маловажного. Так что любители голодомора на Украине должны целовать портрет Сталина взасос - отомстил таки усатый за их голодоуморенных дедов.


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Das Dritte Reich -> Личности
Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Страница 4 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете прилагать файлы к сообщениям
Вы можете скачивать файлы






Forums ©

Rambler\'s Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Сайтов YandeG
drittereich.info © since 2006
http://top.mail.ru/jump?from=1082649http://top.mail.ru/jump?from=1082649\143o\144\145