Дата:    Регистрация
Главная страница
Твой аккаунт
Форум
Музыкальный архив
Видео-ролики
 
Видео онлайн





 
Наш опрос
На каком этапе войны Германия обрекла себя на погибель истощения?

1939 (пакт с СССР)
1940 (спасение БЭК под Дюнкерком)
1941 (нападение на СССР)
1941 (продолжения операции "Тайфун" в ноябре)
1942 (отказ прорыва 6А из окружения)
1943 (операция "Цитадель")



Результаты
Другие опросы

Ответов: 6596
Комментариев: 41

 
Книга-онлайн
Энциклопедия Третьего Рейха

В эпоху становления нацистского государства верховенство Гитлера было абсолютным, "ночь длинных ножей" нельзя рассматривать как устранение конкурентов в борьбе за власть. Рем и его штурмовики мешали не фюреру - а СС, лично Гиммлеру и высшему военному командованию. Гитлер предпочел профессионализм и дисциплину стотысячного рейхсвера трехмиллионной банде штурмовиков, анархическому хутору СА - строгую архитектуру СС. Что касается Сталина, то в лице старых большевиков, отец народов уничтожал принципиальную нелегитимность большевистской власти, свидетелей ее далеко не героического происхождения. У мифа нет и не может быть живых очевидцев, ему не нужны апологеты, тем более - критики. Миф не нуждается в доказательствах, в нем просто живут. В противовес большевистскому мифу светлого будущего со всеобщим равенством, патронируемым вождем, объединившем в себе черты солнечного божества и мистического праотца, миф национал-социализма обращен вспять - к героическому прошлому ариев - и принципиально отстаивает идею неравенства с ярко выраженным превосходством нордической расы и, прежде всего, германцев. Заметим, что господство нордического сверхчеловека не устанавливается, а восстанавливается, сам же "белокурый бестия" дистиллируется в процессе биологического скрещивания особей, сохранивших в своих хромосомах арийские гены. Нацистский вариант "общего дела" извлекал совершенного предка не из могил, а из крови. Гиммлер, шеф СС, в силу своих фермерских привычек выводил сверхчеловека наподобие новой породы рогатого скота. С этой целью высшее руководство СС контролировало все браки своих членов, поощрялось даже рождение бастардов, разумеется, от образцовых самцов "черного ордена". Налицо еще одно различие в методах двух диктаторов: Сталину годился любой материал для "человека нового типа" - вся надежда возлагалась на перековку. Человек, заметим, был не последним звеном в нисхождении принципа "перековки": Лысенко довел методы воспитания до уровня растений, и странно, что не нашлось металлурга, который бы стал "воспитывать" металлы. Гитлер в выборе исходного материала был более щепетилен, при этом расширение шло не по горизонтали, как в Советской России (господство пролетариата всех стран), а по вертикали (все арийцы - класс господ). Таким образом, общественные противоречия, по крайней мере в теории, снимались общей для всех социальных слоев целью - установлением (восстановлением) господства немцев. Так чего же хотел Гитлер - мирового владычества Германии? Внешне, как будто бы да. Если бы не одна фраза, сказанная им Шпееру на пороге катастрофы: "Если войну не спасти, народ тоже должен погибнуть. (...) Ибо народ оказался слабым, и будущее принадлежит исключительно восточному народу, как более сильному". Выходит, Германия в пору цветения национализма была прекрасной, но далеко не единственной невестой для предстоящей мистической свадьбы нации и вождя. Не Германия, не личная власть и новый порядок, а Сверхчеловек - плод от этого брака - вот альфа гитлеровских устремлений. Война, истребление "низших рас", чудовищные эксперименты над узниками концлагерей, - увы, не психическая патология вождя, его присных и зараженного ими народа, а жутковатое подобие банальной санобработки жизненного пространства для новых сверхлюдей. Жестокость как рутина, как ежедневный ритуал бритья и умывания, стала тем самым Рубиконом, через который не посмели перешагнуть судьи Нюрнберга. И хотя преступники были наказаны, главной цели Суд народов не достиг: зло не осознало себя таковым и его вершители лезли в петлю с невинными глазами. Здесь можно поставить точку или вопросительный знак, оставляю выбор читателю, и если он перешагнет через оксюморон "зла с невинными глазами", можно считать, что все вышесказанное имело какой-то смысл. Итак, перед вами, читатель, энциклопедия Третьего рейха. А энциклопедии, как известно, оперируют фактами. Вопросы, гипотезы и предположения в них неуместны, поэтому никаких мотивов, движущих сил, источников и составных частей вы здесь не найдете. Ту часть проблемы о генезисе Третьего рейха, его метафизике и мистике, которая по моему мнению остается актуальной и в настоящее время, я по мере сил и места попытался обозначить в этом предисловии. Увлечение фюрера и его ближайшего окружения оккультными науками, обряды и ритуалы СС, подлинный смысл исследований Аненербе в настоящей Энциклопедии должным образом не освещены. Но вряд ли это может считаться недостатком для однотомного издания: оккультизм и Рейх - тема настолько обширная, что требует не меньшего объема и предельной разборчивости составителя. Документов тайные ордена, как известно, избегают, поэтому исследователи эзотерической линии в истории Третьего рейха часто восполняют их догадками, гипотезами и аналогиями. Мы знаем (и это в Энциклопедии есть!), что Гитлер стал вегетарианцем в конце 20-х, что он был знаком с Хаусхофером и его геополитикой; со слов Г. Раушнинга известны его высказывания о грядущем сверхчеловеке, о создании организации по типу тайных орденов с тщательно разработанными ритуалами и степенями посвящения. Можно посмотреть документальные кадры о зародыше государства СС, замке Вевельсбург, отметить неслучайность круглого стола, двенадцати кресел вокруг него, наличие зала героев и святилища с алтарем, недвусмысленно предназначенном для чаши Грааля. Каждая мелочь интерьера несла в себе символический смысл, даже выбор материала для обивки стен - дуб - наводит на мысль о культовом предназначении замка. Нелепые, подчас наивные и, если бы не чудовищность использования живых людей в качестве подопытных кроликов, где-то смешные эксперименты, проводимые Аненербе в концлагерях, шли вразрез с наукой ХХ века, зато более или менее согласовывались с оккультным учением об энергетических уровнях человека и о невидимых каналах передачи загадочных полей. Читатель, не мыслящий себе существование Третьего рейха без оккультного фундамента, подтверждение своим догадкам может найти в догадках Повеля и Бержье, изложенных ими в одной из глав "Утра магов", а также в доступной и, что радует, выдержанной работе Фрэнсиса Кинга "Сатана и свастика", настоятельно рекомендуемой автором этого предисловия. Из неимоверного количества трудов, посвященных феномену нацизма, в библиографии к настоящему изданию перечислены те, что стоят к первоисточнику ближе всего. Поэтому неудивительно присутствие в списке аутентичных работ нацистов, хотя добыть их, предупреждаем, будет нелегко. Внимательный читатель заметит, что баланс Восток-Запад в данной Энциклопедии несколько смещен в сторону Запада, особенно в статьях, связанных со Второй мировой войной. Составитель в своей работе опирался в основном на англоязычные источники, и, думаю, что в целом это оказалось полезным для Энциклопедии. При том, что выдающаяся роль советского народа в победе над фашизмом нигде не оспаривается, мы имеем возможность познакомиться с войной в Африке, на Балканах и в Западной Европе. В заключение мне остается добавить, что широта и пропорциональность представленного в Энциклопедии материала: от упоминаний малоизвестной домохозяйки Лило Глейден, казненной нацистами, и красавицы Ирмы Грезе, бывшей "ангелом смерти" концлагеря Аушвиц, до пространных биографий нацистских лидеров; от "законов о гражданстве и расе" до политического завещания Гитлера, - столь широкий охват недолгой жизни Третьего рейха, пусть и с некоторым ущербом "одностороннему флюсу полноты", дает читателю прекрасную возможность осмотреть "зверя из бездны" со всех сторон.

Книга-онлайн - новый модуль для пользователей. Читайте прямо с главной страницы!

 
Документы Рейха

 
Статьи проекта
  История I Рейха
  История II Рейха
  История III Рейха
  Вооружен. силы
  Личности
  Гос-ное устройство
  Преступления
  Организации
  Тайны III Рейха

 
Реклама "Sape"


 
RtCW: The victors


 
Реклама "Trust"


PzKpfw I
Легкий танк




История создания

Согласно Версальскому соглашению Германии было запрещено иметь собственную боевую технику, но нет такого запрета, который нельзя было бы обойти. И вот уже в 1925 году фирмы “Rheinmetall-Borsig”, “Krupp” и “Daimler-Benz” получили заказ от Управления вооружений Рейхсвера на разработку нового тяжелого танка, получившего в целях конспирации название Grosstraktor (“Большой трактор”). В немецких источниках сообщается, что в июле 1929 года два прототипа этой машины прошли испытания на засекреченном советско-германском полигоне “Кама”, в 6 км от Казани. Внешне обе машины были почти идентичны. При массе 16-18 т они вооружались 75-мм пушкой и пулеметом в башне, еще один пулемет располагался в носовой части корпуса, а третий - в небольшой башенке в корме танка. Двигатель мощностью 300 л.с. позволял боевой машине развивать скорость по шоссе до 40 км/ч. Максимальная толщина брони составляла 14 мм, экипаж - 6 человек. Во время испытаний прототип фирмы “Daimler-Benz” сломался, и дальнейшая работа продолжалась над показавшим себя несколько лучше рейнметалловским вариантом. На полигоне “Кама” с июня 1930 года проходил испытания и разработанный в Германии фирмами “Krupp” и “Rheinmetall-Borsig” образец легкого танка Leichttraktor (“Легкий трактор”). Боевая машина с экипажем из 4 человек при массе 9 т развивала скорость до 36 км/ч. 100-сильный двигатель располагался в носовой части корпуса. В смещенной к корме башне устанавливались 37-мм пушка и пулемет. В ходе испытаний у танка часто перегревался мотор, быстро изнашивались гусеницы. После возвращения в Германию дальнейшие работы над этой машиной были прекращены. В конце октября 1927 года началось проектирование трехбашенного танка, получившего обозначение Neubaufahrzeug (“Машина новой постройки”). Он имел клепано-сварной корпус и сварные башни, расположенные в один ярус по диагонали. В главной башне устанавливались лафет из двух спаренных орудий калибра 75-мм и 37-мм и пулемет MG-13 в шаровой установке. Каждая из малых башен также вооружалась пулеметом MG-13. В отличие от всех других немецких танков ведущие колеса у Neubaufahrzeug находились в корме. Три танка фирмы “Krupp” были изготовлены из броневой стали, имели башни прямоугольной формы и пушки, расположенные горизонтально. Две машины фирмы “Rheinmetall-Borsig”, выполненные из обычной стали, имели конические башни и пушки, размещенные вертикально. Прототипы танка Neubaufahrzeug, или сокращено Nb.Fz. в Советском Союзе не испытывались, поскольку 15 сентября 1933 года, вскоре после прихода к власти Гитлера, советско-германское военное сотрудничество было свернуто. Совершенно очевидно, что опытно-конструкторские работы в области танкостроения, проводившиеся в 20-е годы немецкими инженерами как в самой Германии, так и за ее пределами, заложили тот фундамент, на основе которого впоследствии были осуществлены весьма удачные разработки танков, участвовавших в сражениях Второй Мировой войны. Одной из первых стал легкий танк Panzer I. Обычно создание массовых германских танков связывают с приходом к власти национал-социалистов. Это не совсем верно. Еще в 1931 году инспектор автомобильных войск Рейхсвера генерал-майор Освальд Луц выдвинул идею формирования крупных танковых соединений, оценив при этом достигнутые к тому времени результаты по постройке танков в Германии как неудовлетворительные. Находясь под сильным влиянием начальника своего штаба подполковника Гейнца Гудериана, он отдал указание приступить к проектированию танка массой 5000 кг для использования его в учебных целях. До сих пор для этого в войсках применялись деревянные макеты танков, смонтированные на легковых автомобилях. Заказ на проектирование получили сразу четыре фирмы: “Daimler-Benz”, “Rheinmetall-Borsig”, “Maschinenfabrik Augsburg-Nurnberg” (MAN) и “Krupp”. У последней уже был готовый проект “малого трактора” LKA, разработанного инженерами Хогельлохом и Вёльфертом. В целях дезинформации танку присвоили название LaS (Landwirtschaftlicher Schlepper - сельскохозяйственный тягач). Первый прототип был готов в июле 1932 года. Производство опытных образцов машины 1 LaS “Krupp” было поручено фирме “Henschel”, которая летом 1933 года отправила на испытания в Кумерсдорф первые пять прототипов танка. Испытания показали низкую надежность конструкции танка, особенно его трансмиссии и ходовой части. Их доработка была направлена, главным образом, на повышение прочности. В результате три опорных катка вместе с ленивцем скрепили общей балкой и добавили три поддерживающих катка на сторону. Корпус и башню машины проектировали на фирме “Daimler-Benz”, которая впервые применила для них клепано-сварную конструкцию. Следующая предсерийная партия из 15 машин собиралась уже на пяти заводах: “Krupp-Gruson”, “Daimler-Benz”, “Henschel”, “Rheinmetall-Borsig” и “MAN” (по три машины на каждом). Это было сделано с целью привлечения дополнительных подрядчиков и подготовки этих предприятий для будущего массового производства танков (персонал и оборудование) и приобретения ими опыта в создании новых боевых машин. Первые серийные шасси изготовили в декабре 1933 года на заводах “Krupp-Gruson”. Следующую партию в феврале 1934 года выпустила фирма “Henschel” (первая машина покинула предприятие 3 февраля), а к концу апреля были полностью готовы 15 танков. В сентябре их передали трем ротам Kraftlehr Kommando Zossen (Учебное подразделение автомобильных войск в Цоссене). Месяц спустя Kraftlehr Kommando преобразовали в 1-й танковый полк, а на базе аналогичной части в Ордурфе сформировали 2-й танковый полк. Так создавались первые части Панцерваффе. Летом 1935 года машины обоих полков приняли участие в учениях близ Мюнстера. Вскоре танк 1 LaS “Krupp” сменил название на Pz.Kpfw.I Ausf.A (Ausfuhrung - модель, тип). В это же время была принята и сквозная система обозначений для всех подвижных средств Вермахта - Kraftfahrzeuge Nummersustem der Wermacht. По этой системе танк Pz.I и его последующие модификации имели номера от Sd.Kfz.101 до Sd.Kfz.120 (Sd.Kfz. - Sonderkraftfahrzeug - машина особого назначения, спецмашина), а командирский вариант - Sd.Kfz.265. Эксплуатация показала, что танки версии Ausf.А нуждаются в модернизации, главным образом, в замене силового агрегата. Стало очевидным, что мощности 57-сильного двигателя Krupp M305 недостаточно. Не помогла и осуществленная в опытном порядке установка на Pz.I Ausf.A дизельного двигателя Krupp М601 мощностью 60 л.с. при 2200 об/ мин. Проблему удалось решить, смонтировав на танк шестицилиндровый бензиновый мотор Maybach NL 38TR мощностью 100 л.с. Поскольку этот мотор был заметно больше прежнего, пришлось удлинить корпус на 400 мм. В результате в ходовой части появилась еще одна пара опорных катков, а ленивец был немного приподнят над уровнем земли. Кроме того, изменились задняя стенка и крыша моторно-трансмиссионного отделения. Выхлопную трубу вывели через задний борт, в отличие от Pz.I Ausf.A, имевшего две выхлопные трубы по бортам. На машинах первых серий использовались пулеметы MG-13, которые позже заменили на более современные MG-34. С 1936 года боезапас увеличили до 90 магазинов. Танк получил новую приемопередающую радиостанцию FuG 5. Запас топлива увеличился на 2 л. При этом его расход, по сравнению с Pz.I Ausf.A, возрос со 100 л до 125 л на 100 км. Во всем остальном обе модификации были практически идентичными. Всего было выпущено 477 танков Pz.Kpfw.I Ausf.A (349 - на заводах “Henschel” и 128 - на заводах “MAN”). Производство танков модификации Ausf.В велось на заводах “Henschel”, “Krupp-Gruson” в Магдебурге, а с 1936 года на заводах “MAN” в Нюренберге и “Wegmann” в Касселе. Их выпуск продолжался до середины 1937 года. За это время было изготовлено 1016 танков Pz.I Ausf.B, а фирмой “Wegmann” в 1938 году еще 22 корпуса. Серийные номера этих машин: от № 10 478 до № 15 000 и от № 15 201 до № 16 500. Прерывность серийных номеров применяли в целях дезинформации. Ремонт машин обеих модификаций проводился на немецких заводах или на предприятиях оккупированных стран, например, на заводе “Ceskomorawska-Kolben-Danek” (CKD), который после аннексии Чехии был переименован в “Bohemische-Mahrische Maschinenfabrik”. Из-за малой надежности на дальние расстояния танки перевозились на автомобилях. Для этого в Германии разработали несколько моделей тяжелых грузовиков грузоподъемностью 8800-9500 кг. Наиболее массовыми были Bussing-NAG 900 и 900А, Faun L900D567. Для транспортировки танков использовались и трофейные машины: чешские Skoda 6VTP6-T и Skoda 6K, Tatra T81, французские Laffli S45TL, Bernard и Willeme. Также на вооружении Вермахта состояли специальные прицепы Sd.Anh.115 грузоподъемностью 8000 кг и Sd.Anh.116 грузоподъемностью 22000 кг (Sd.Anh. - Sonder Anhanger - специальный прицеп). В качестве тягловой силы для них применялись тяжелые колесные тягачи типа Hanomag SS100 или полугусеничные 18-тонники Sd.Kfz.9 фирмы “Famo”, хотя Panzer I спокойно буксировался даже восьми- и пятитонными тягачами. 15 сентября 1939 года управление вооружений Третьего Рейха приняло решение о разработке легкой боевой машины, которую можно было бы использовать как разведывательную, а также для поддержки воздушно-десантных операций. Последнее подразумевало возможность перевозить ее по воздуху тяжелыми транспортными самолетами. Над проектом танка, получившим название Pz.I nA VK 601 (nА - neuer Art - новый тип), совместно работали фирмы “Krauss-Maffei” и “Daimler-Benz”. На первой изготавливалось шасси с шахматным расположением катков, конструкцию которого разработал инженер-полковник В.Книпкамп, на второй были спроектированы башня и корпус. Машина получила армейский индекс Pz.I Ausf.C, но с предыдущими моделями Pz.I ничего общего не имела. Корпус танка сваривался из катаных броневых листов максимальной толщиной 30 мм. В сварной башне устанавливались 20-мм автоматическая пушка EW 141 и спаренный с ней пулемет MG-34. Вертикальный угол наведения колебался от -10 градусов до +20 градусов. Огонь велся с помощью телескопического прицела TZF 10. Карбюраторный 6-цилиндровый двигатель Maybach HL 45P мощностью 150 л.с. и трансмиссия с восьмискоростной коробкой передач (8+2) обеспечивали танку неплохие динамические характеристики. Ходовая часть состояла из пяти опорных катков на борт, расположенных в шахматном порядке. Ведущее колесо впереди, направляющее - сзади. Подвеска - индивидуальная, торсионная. С июля по декабрь 1942 года цеха фирмы “Krauss-Maffei”, производившей окончательную сборку танков, покинули 40 (по другим данным 46) боевых машин. Две из них в начале 1943 года проходили испытания в 1-й танковой дивизии на Восточном фронте. Остальные вошли в состав 58-го резервного танкового корпуса. Последней модификацией танка Pz.I стала модель Ausf.F. Опыт Польской кампании показал, что использование легких танков Pz.I для непосредственной поддержки пехоты неэффективно по причине их недостаточного бронирования. Тогда в недрах Управления вооружений и возникла идея создания хорошо бронированного танка для сопровождения пехоты, а заодно и для выполнения полицейских функций. Несмотря на то, что такая машина не вписывалась в систему вооружения Панцерваффе, 22 декабря 1939 года фирмы “Krauss-Maffei” и “Daimler-Benz” получили задание на ее разработку. Впрочем, требования к танку были весьма противоречивы, а задание - неконкретным. Проект вскоре отложили, и вновь к нему вернулись только зимой 1941/1942 года. Тактико-технические характеристики были уточнены с целью придания машине боевых свойств, необходимых, главным образом, для ведения борьбы с партизанами. Корпус нового танка, получившего обозначение Pz.I nA vers VK 1801 (verstarkt - усиленный), спроектировала фирма “Daimler-Benz”. В лобовой части толщина бронелистов достигала 80 мм. В качестве силовой установки использовался двигатель Maybach HL 45P - такой же, как и на Pz.I Ausf.C. Но сейчас его мощности в 150 л.с. хватало, чтобы разогнать небольшую, но тяжелую машину лишь до 25 км/ч. Однако такую скорость, учитывая задачи для которых предназначался танк, признали достаточной. На первом прототипе устанавливалась коробка передач ZF SSG 47, на втором прототипе VK 1802 и на серийных машинах - четырехскоростная коробка (4+1) с предварительным выбором передач Maybach VG 15319. Благодаря применению гусениц шириной 540 мм, танк имел исключительно хорошую проходимость, а за счет шахматного расположения опорных катков и торсионный подвески - плавность хода. Вооружение состояло из двух пулеметов MG-34, установленных в общей маске. Стволы пулеметов прикрывали броневые кожухи. Вертикальный угол наведения составлял от -10 до +20 градусов. Прицел - бинокулярный телескопический TZF 8. Башня танка имела весьма оригинальную конструкцию. Цилиндрическая по сути, снаружи она имела коническую форму за счет пустотелой “юбки”. Вращение башни осуществлялось с помощью механического механизма поворота. На крыше башни были смонтированы пять перископических приборов наблюдения. К концу 1942 года выпустили 30 танков Pz.I Ausf.F, после чего заказ аннулировали. В 1943 году 8 машин отправили на Восточный фронт в 1-ю танковую дивизию, в ней, по-видимому, и проходили войсковые испытания. По некоторым данным, на 1 июля 1943 года 7 машин имелось в составе 12-й танковой дивизии. Остальные использовались, и весьма удачно, в операциях против партизан на территории СССР и Югославии. По крайней мере, три танка Pz.I Ausf.F были захвачены Красной Армией. Один из них расстреляли в Кубинке во время испытаний. Другая машина сохранилась и экспонируется там же, в Музее бронетанкового вооружения и техники. Ausf.F, захваченный югославскими партизанами, можно увидеть в военном музее в Белграде. Машины на базе Pz.I.
На шасси модификаций Ausf.А и Ausf.В было создано большое количество специальных машин. Самой распространенной и, наверное, самой известной была Kleiner Panzerbefehlswagen (малая бронированная командирская машина), которая выпускалась как на шасси Ausf.А, так и на шасси Ausf.В. Она имела обозначение KI.Pz.Bf.Wg (модификации 1KIA, 2KIB и 3KIB) или Sd.Kfz.265. В конце 1935 года фирма “Daimler-Benz” выпустила шесть Kleiner Panzerbefehlswagen на шасси Pz.I Ausf.A, два или три из которых в сентябре 1936 года отправили в Испанию. Башня у них отсутствовала, а высота корпуса была увеличена на 250 мм. Экипаж стал больше на одного человека - появился радиотелеграфист. Сначала эти машины выпускались без вооружения, затем о передней части корпуса установили пулемет MG-13. Радиооборудование - приемопередающая радиостанция FuG 6 с дальностью действия 13-16 км и приемная радиостанция FuG 2. С 1936 по 1938 год фирма “Daimler-Benz” выпустила двумя сериями машины на шасси Ausf.В (№ 15 001 - № 15 200). Танки 2KIB вооружались одним пулеметом MG-34, установленным в амбразуре. Высокая командирская башенка на них иногда отсутствовала. Толщина лобовой брони по сравнению с 1KIA была увеличена с 13 мм до 14,5 мм. На 3KIB толщина брони возросла до 19 мм. Пулемет размещался в шаровой установке. Высокую командирскую башенку заменили на низкую, с двухстворчатым люком. В 1939-1940 годах несколько десятков машин получили новую радиостанцию FuG 8 с большей, чем FuG 6, дальностью действия. Первоначально командирские машины имели жесткую антенную мачту на деревянной раме, которую вскоре заменили рамочной антенной шириной 2000 мм. С 1939 года устанавливалась более практичная гибкая штыревая антенна. Танковому батальону по штату полагалось два танка KI.Pz.Bf.Wg, танковой роте - один (его называли Kompanie Chefpanzer - танк командира роты), управлению полка - три. По мере поступления в войска командирских танков новых типов машины старого образца привлекались к выполнению вспомогательных функций. Наиболее оригинальной конструкцией созданной на базе Pz.I Ausf.B был Ladungsleger I - бронированная гусеничная подрывная машина для инженерно-штурмовых частей. В первом варианте она оснащалась специальными рельсами, расположенными наклонно над моторным отделением. На них размещался подрывной заряд (вес - 50 кг), сброс его на грунт осуществлялся с помощью цепной передачи. Сложность заключалась в том, что танк должен был подходить к подрываемому объекту задним ходом. Второй вариант - конструктивно несколько сложнее. Подрывной заряд весом 75 кг укладывался в ящик, закрепленный на конце рамы почти двухметровой длины, которая монтировалась на крыше моторного отделения танка. С помощью тросового привода днище ящика открывалось, и заряд сбрасывался на крышу дота или иного сооружения, требовавшего подрыва. В обоих случаях заряд имел взрыватель замедленного действия, обеспечивавший отход танка на безопасное расстояние. Прототипы Ladungsleger I были построены к концу 1939 года. Предполагалось применение этого инженерного танка при прорыве линии Мажино. Зимой 1939/40 года в железнодорожных мастерских “Talbot” в Аахене было переоборудовано в Ladungsleger (его иногда называли Zerstorerpanzer - танк-разрушитель) около 30 танков Pz.I Ausf.B. Правда, в боевых действиях они почти не применялись. Небольшое их количество участвовало во французской (например, в 58-м саперном батальоне 7-й танковой дивизии) и балканской кампаниях, а также в начальной фазе операции “Барбаросса”. Несколько десятков танков модификации Ausf.А и Ausf.В уже в частях подверглись переоборудованию в машины технической помощи (Instandsetzug Kraftwagen I) и приписывались к каждой танковой роте (по 2 единицы). С танка снималась башня и срезалась верхняя часть бронекорпуса. В результате получалась открытая грузовая платформа. Их использовали для перевозки запасных частей, канистр с топливом, маслом и водой, на некоторых устанавливали ветровое стекло из плексигласа и тент над грузовой платформой. В конце 1939 года на фирме “Alkett” 51 танк Pz.I Ausf.A был переделан под транспортер боеприпасов Munitionschlepper I (Sd.Kfz.111) - их придавали соединениям самоходных и штурмовых орудий. С весны 1942 года шасси танков моделей Ausf.А и Ausf.В переоборудовали в транспортеры боеприпасов путем установки на месте башни большого прямоугольного ящика, сваренного из листовой стали. Известно, что 12 машин этого типа использовались в моторизованной дивизии СС Лейбштандарт “Адольф Гитлер”. Шасси нескольких Pz.I Ausf.A послужили основой для создания мостоукладчиков, предназначенных для преодоления различных препятствий, например, противотанковых рвов. Из двух таких машин получалась переправа длиной 11 м. Мост был постоянно закреплен на корпусе танка, поэтому мостоукладчик заезжал в ров и его корпус превращался в своеобразную опору. Из-за недостаточной прочности и слишком высокого давления на грунт работы над этой машиной были прекращены. В довольно больших количествах выпускались учебные танки, представлявшие собой, по существу, гусеничные шасси без верхней части броневого корпуса. Строго говоря, первыми в войска поступили именно они. Весной 1934 года изготовили 15 учебных машин Ausf.A, а с 1936 по ноябрь 1938 года - 164 Ausf.B. Помимо использования в роли учебных, эти машины вплоть до 1941 года несли службу в качестве эвакуационных тягачей. С 1942 года почти все они были оснащены газогенераторными установками. В 1945 году несколько учебных машин приняли участие в боевых действиях. В связи с переоборудованием значительного числа Pz.I из линейных танков в САУ и в различные машины специального назначения высвобождалось большое количество башен, которые использовались для вооружения фортификационных сооружений. По состоянию на 26 марта 1945 года в береговой обороне и в сухопутных укрепленных районах - различного рода “валах” - находилось 363 башни танков Pz.I, вооруженных одним пулеметом, и 260 башен, вооруженных двумя пулеметами. Из числа первых 97 находились в Дании, 143 - на Западе и на побережье Атлантики, 91 - в Италии, 32 - на Востоке. Из числа вторых 20 - в Дании, 3 - на Западном фронте, 237 - на Восточном. Боевых танков этого типа в Вермахте уже давно не было, а вот башни от них воевали до конца войны. Любопытно привести еще один факт использования башни танка Pz.I. Речь идет о тяжелом танке-тральщике Schwerer Minenraumer, находящемся ныне в Музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке. Эта машина была создана совместными усилиями фирм “Krupp”, “Daimler-Benz” и “Alkett” (последняя проводила окончательную сборку). Первое упоминание о танке-тральщике в советских документах встречается в датированной осенью 1946 года справке “Об обнаруженных на территории Германии экспериментальных образцах вооружения, представляющих интерес”. В начале 1947 года трал был доставлен в Кубинку и подвергнут “осмотру, обмеру, взвешиванию и испытанию движением”. В передней части корпуса 48-тонной машины, по конструкции напоминавшей орудийный лафет периода Первой Мировой войны, с помощью болтов была смонтирована подбашенная коробка, сваренная из броневых листов толщиной 10-35 мм, с установленной на ее крыше штатной башней от танка Pz.I Ausf.A с двумя пулеметами MG-34. Машина оснащалась двигателем Maybach HL 120 мощностью 300 л.с. Экипаж - 2 человека, один из которых (командир) располагался в башне. Собственно говоря, башней связь этого монстра Pz.I и исчерпывается. Одним из возможных путей продления жизни танков Pz.I, на перспективах боевой карьеры которых был поставлен крест еще до начала Второй Мировой войны, было создание на их базе легких самоходно-артиллерийских установок. В 1939 году берлинская фирма “Alkett”, выделенная как генеральный разработчик САУ для Вермахта, предложила эскизные проекты сразу трех легких самоходок на шасси Pz.I Ausf.B. На несколько доработанном корпусе с частично срезанной подбашенной коробкой за легким щитовым прикрытием предполагалось устанавливать 37-мм противотанковую пушку РаK-35/36, 20-мм зенитную пушку Flak или 75-мм легкое пехотное орудие le.I.G.18. Представленные на обсуждение деревянные модели этих машин вызвали интерес представителей Рейхсминистерства вооружения и боеприпасов. Но в первоначальном виде была одобрена только зенитная САУ, изготовление которой, впрочем, отложили на год. 75-мм самоходное орудие поддержки отклонили однозначно, так как фирма “Daimler-Benz” уже осваивала в производстве штурмовое орудие StuG III, а 37-мм противотанковая пушка серийно устанавливалась на шасси среднего бронетранспортера Sd.Kfz.251. Кроме того, стало очевидно, что орудие слабовато. Работы же над новой 50-мм противотанковой пушкой РаK-38 еще не были завершены. И тут как нельзя кстати пришлись 47-мм пушки чехословацкого производства, в больших количествах захваченные немцами при оккупации Чехословакии. Это орудие в 1937-1938 годах разработала фирма “Skoda” (заводской индекс А5) и под обозначением 4,7-cm KPUV vz.38 его приняли на вооружение. При прекрасных баллистических характеристиках пушка имела один существенный недостаток - она была совершенно не приспособлена для механической тяги. Скорость буксировки ограничивалась 10-15 км/ч, поскольку ее колеса были деревянными. Это считалось достаточным для чешской армии, но лошадиные упряжки не соответствовали немецкой стратегии блицкрига. Поэтому большинство трофейных орудий А5, получивших в Вермахте индекс 4,7-cm PaK(t), немцы предполагали использовать в стационарном варианте. Для 100 из них, например, были оборудованы позиции на “Линии Зигфрида”. Для других спешно изготавливались подрессоренные подкатные тележки. Зимой 1940 года фирма “Alkett” получила заказ на разработку и изготовление легкой САУ с использованием 47-мм чешской пушки (пушка “Шкода”, как она именовалась в немецких документах) и шасси танка Pz.I. Для установки нового орудия готовый проект 37-мм противотанковой САУ был переработан, так как перегруженная ходовая часть и недостаточно мощный двигатель танка Pz.Kpfw.I Ausf.A не обеспечивали необходимую скорость движения даже по шоссе, а ведение огня без специальных упоров разбивало ленивец. Орудие установили на шасси Pz.Kpfw.I Ausf.B, и вместо штатного щита оно получило открытую сзади и сверху рубку с толщиной стенок 14,5 мм. Горизонтальный угол наведения составлял 17,5 градусов на сторону, вертикальный колебался от -8 градусов до +12 градусов. Машина оборудовалась штатной танковой радиостанцией Fu 2 или Fu 5. Боекомплект пушки состоял из 86 унитарных патронов. Для стрельбы из орудия первоначально использовались бронебойные снаряды австрийского и чехословацкого образцов. В 1940 году был разработан 47-мм подкалиберный снаряд. В таком виде САУ, получившая название 4,7-cm PaK(t) Sfl auf Pz.Kpfw.I Ausf.B (Sd.Kfz.101), в марте 1940 года была принята на вооружение. Началось ее производство, а точнее - переоборудование, фирмами “Alkett” и “Daimler-Benz”. На первой осуществлялась окончательная сборка самоходных орудий, на второй - капитальный ремонт изношенных шасси и двигателей танков Pz.I. Начальник генерального штаба Вермахта генерал Ф.Гальдер 9 февраля 1940 года сделал в своем дневнике следующую запись: “47-мм пушки: 132 самоходные противотанковые (47-мм орудия “Шкода”). Из них: 120 - в танковые дивизии; 12 - остаются в резерве. Тем самым танковые дивизии получают в свои противотанковые дивизионы по одной роте самоходных орудий”. Итак, первоначальный заказ составил 132 САУ (включая два прототипа). Изготовление их затянулось до июня 1940 года. Вскоре за этой машиной закрепилось название Panzerjager I (“Охотник за танками”). В боевых действиях весны-лета 1940 года САУ почти не участвовали, а отдельные боевые столкновения с французскими танками показали недостаточную бронепробиваемость орудия, в боекомплекте которого еще не было подкалиберных снарядов. Летом - осенью 1940 года “охотники за танками” упражнялись на полигонах в стрельбе по обширной коллекции трофейных танков, а также ремонтировались. Тогда же провели и первую модернизацию этих толком еще не воевавших машин. Она заключалась в замене старых броневых рубок несколько более просторными и полностью сварными. Осенью 1940 года был выдан еще один заказ на Panzerjager I - 70 машин (по другим данным - 60). Размер заказа, видимо, определялся ограниченным количеством шасси. Их переоборудованием занимались фирмы “Daimler-Benz” и “Skoda”. В летних боях 1941 года Panzerjager I с подкалиберными снарядами в боекомплекте показали себя очень хорошо, и вся критика в их адрес сводилась почти исключительно к ходовой части и трансмиссии. Часто САУ застревали на русских грунтовых дорогах даже после небольшого дождя, а осенью у них стали дружно ломаться коробки передач. Положение усугубилось с наступлением холодов, так как двигатель на морозе напрочь отказывался заводиться. Последнее обстоятельство послужило, в частности, причиной отправки одного из противотанковых дивизионов - 605.Pz.Jag.Abt. - в Африку. Panzerjager I довольно успешно боролись там с британскими крейсерскими танками, а с близкой дистанции могли пробить броню и “Матильд”. Впрочем, большинство легких “охотников за танками” продолжали сражаться на южном фасе Восточного фронта. Последние известные боевые эпизоды с участием Panzerjager I относятся к периоду обороны Сталинграда осенью 1942 года. Что касается эффективности боевого применения САУ Panzerjager I против советских танков, то следует сказать, что до появления в немецкой армии 50-мм противотанковой пушки РаK-38 чешское орудие было наиболее мощным. На дистанции 600-800 м 47-мм бронебойный снаряд пробивал броню всех советских танков за исключением Т-34 и КВ. Лобовая и бортовая броня последних в 1941 году успешно противостояла практически всем противотанковым средствам Вермахта. Однако немецким артиллеристам удалось найти слабые места и в новейших советских танках. Это были их литые и достаточно хрупкие башни. При стрельбе из PaK(t) немцам удавалось пробить бортовую и кормовую броню литых башен Т-34 и KB с расстояния 400 м. Впрочем, это явление не носило массового характера, и существенно повысить броне-пробиваемость 47-мм пушки смог только подкалиберный снаряд. Введение его в боекомплект САУ позволило пробивать броню советских средних и тяжелых танков с дистанции 500-600 м. Правда, заброневое действие вольфрамо-молибденового сердечника оказалось очень слабым. Незначительным было и число вторичных осколков, представлявших основную угрозу для экипажа при попадании в танк подкалиберного снаряда. Частыми были случаи, когда сердечник, пробив броню, раскалывался на 2-3 крупных осколка, которые просто падали на пол, не причиняя вреда экипажу и оборудованию танка. САУ Panzerjager - первый немецкий самоходный истребитель танков можно рассматривать лишь как вполне удачное промежуточное решение. 47-мм противотанковая пушка, разработанная в конце 30-х годов, была сориентирована на тогдашний уровень бронетанковой техники. Со стремительно растущей броней танков Второй Мировой бороться она уже не могла. Вместе с тем, в целом при создании Panzerjager I впервые в полной мере проявилось характерное для Германии стремление разумно и наиболее эффективно использовать как парк устаревших танков, так и трофейное вооружение. Еще одной САУ, созданной на шасси ганка Panzer I, стало 150-мм самоходное пехотное орудие. Эту машину можно рассматривать как первую немецкую серийную самоходную установку. Демонстрация прототипа САУ и перевозчика боеприпасов (на самой самоходке боекомплект не перевозился) командованию Вермахта состоялась 29 января 1940 года, после чего последовал заказ на 38 машин. 150-мм тяжелое пехотное орудие sIG 33 (sIG - schwere Infanterie Geschutz) с длиной ствола 11,4 калибра, разработанное фирмой “Krupp” в 1927 году, устанавливалось на крыше корпуса Pz.I вместе с лафетом и колесами. Для защиты орудия с трех сторон была сооружена громоздкая рубка, сваренная из 10-мм бронелистов. При этом высота машины превысила 3 м, а масса возросла до 8,5 т, поскольку само орудие в боеготовом состоянии весило 1750 кг. И то и другое самым негативным образом сказалось на проходимости. Кроме того, высокая и узкая САУ имела большую склонность к опрокидыванию. Тем не менее, эту машину неплохо встретили в войсках. Дело в том, что sIG 33 состояло на вооружении рот пехотных орудий в пехотных полках Вермахта с 1933 года и было хорошо знакомо немецким артиллеристам. Но в буксируемом варианте орудие было тяжеловато, и поэтому солдаты не могли не приветствовать появление его самоходной версии. Угол горизонтального обстрела sIG 33, установленного на танковом шасси, составлял 25 градусов, вертикального - от -4 градусов до +75 градусов. Заряжение - раздельное, затвор - поршневой. Начальная скорость снаряда - 240 м/с, дальность стрельбы до 4700 м. Первоначально орудие не имело штатных бронебойных боеприпасов, но с осени 1941 года в боекомплект был включен кумулятивный снаряд Gr 39H1/A массой 25 кг, имевший начальную скорость 280 м/с. С расстояния 100 м он пробивал 160-мм броню. Однако наличие его в боекомплекте во фронтовых условиях было явлением редким и для стрельбы, главным образом, использовались осколочно-фугасные и дымовые гранаты. Огонь велся с помощью штатного прицела Rblf 36. На последних из выпущенных САУ орудие устанавливалось уже без колес, на специальных подпорках. В составе 701-й-706-й рот тяжелых пехотных орудий эти машины принимали участие в боевых действиях во Франции и на Балканах, а затем и на Восточном фронте. Осенью 1943 года одна САУ этого типа еще находилась на вооружении 704-й роты тяжелых пехотных орудий. До наших дней ни одна машина этого типа не сохранилась. В начале 1941 года фирма “Alkett” изготовила 26 зенитных самоходных установок на шасси Panzer I. На машины с демонтированной башней и частично срезанной подбашенной коробкой устанавливались 20-мм автоматические зенитные пушки Flak 38 (на первых двух машинах, по некоторым данным, - Flak 30). Легкие ЗСУ поступили на вооружение 614-го зенитного дивизиона - три батареи по восемь установок в каждой. Батарее придавались три-четыре транспортера боеприпасов Munitionschlepper I (на базе Pz.I) или Sd.Kfz.250/6. Следует отметить, что эти ЗСУ больше стояли в ремонте, чем участвовали в боевых действиях, поскольку их шасси, выпущенные в 1935-1936 годах, давно выработали свой ресурс. Тем не менее, им довелось повоевать и на Восточном фронте. Последние из них нашли свой конец под Сталинградом. Две таких ЗСУ достались Красной Армии в более или менее исправном состоянии. Одну машину отправили для испытаний в Москву. О дальнейшей ее судьбе ничего не известно. По-видимому, ЗСУ попала на НИБТ-Полигон в Кубинку, где ее постигла участь многих боевых машин - по завершению испытаний сдача на металлолом. Описание конструкции.
Легкий танк Pz.I имел компоновку, ставшую впоследствии классической для германского танкостроения. Трансмиссионное отделение и, соответственно, ведущие колеса гусеничного движителя располагались в носовой части корпуса. За ним следовало отделение управления, совмещенное с боевым; механик-водитель размещался слева, а башенный стрелок - справа. Моторное отделение находилось в кормовой части. Корпус танка сваривался из катаных листов хромоникелевой стали. Для посадки механика-водителя предназначался двухстворчатый люк в левой части подбашенной коробки. Экипаж мог вести наблюдения за местностью через три смотровые щели, расположенные в бортах корпуса и закрывавшиеся броневыми крышками. У механика-водителя, кроме того, имелся специальный прибор наблюдения со стеклоблоками триплекс. Управление танком осуществлялось с помощью педалей сцепления, акселератора и тормоза, а также двух рычагов, связанных с бортовыми фрикционами. Напротив сиденья находилась приборная панель механика-водителя с датчиком температуры масла, тахометром, проградуированным от 0 до 3000 об/мин с опасной зоной выше 2500 об/мин, и спидометром со шкалой от 0 до 50 км/ч. Максимальные скорости, которые были рекомендованы экипажу: на первой передаче - не более 5 км/ч, на второй - 11 км/ч, на третьей - 20 км/ч, на четвертой - 32 км/ч и на пятой - 42 км/ч. Башня - сварная, с диаметром погона в свету 911 мм, смещенная к правому борту корпуса - приводилась во вращение ручным механизмом поворота, располагавшемся слева (Рz.I Ausf.A) или справа (Рz.I Ausf.В) от маск-установки пулеметов. В крыше башни был большой люк с одностворчатой крышкой для посадки командира танка (он же - башенный стрелок). В крышке люка имелся маленький круглый лючок для флажковой сигнализации, а в стенках башни - четыре лючка для наблюдения с броневыми крышками (в двух из них прорезаны смотровые щели). Сиденье командира вращалось вместе с башней, полик боевого отделения отсутствовал. Вооружение танка состояло из двух пулеметов MG-13 калибра 7,92-мм. (Pz.I Ausf.A и Pz.I Ausf.B первых серий) или “Rheinmetall-Borsig” MG-34 (Pz.I Ausf.B поздних выпусков). Скорострельность пулеметов 680 и 825 выстр./мин соответственно. Боекомплект состоял из 61 магазина по 25 патронов в каждом (всего 1525 патронов). Из них одна укладка с 8 магазинами размещалась в башне, остальные 4 укладки (по 8, 20, 6 и 19 магазинов) - в корпусе. С 1936 года боекомплект увеличили до 2250 патронов (90 магазинов). Пулеметы устанавливались в одной маске, но могли вести стрельбу независимо друг от друга. На танке Pz.I Ausf.B спусковой крючок левого пулемета был расположен на штурвале подъема оружия слева от командира, а правого - на штурвале поворота башни справа от него. При этом стрелок вел огонь правой рукой из правого пулемета, а левой из левого. Угол возвышения пулеметов 118 градусов, склонении 12 градусов. Маска могла фиксироваться в горизонтальном положении. Танк был оборудован телескопическим двукратным прицелом Zeiss TZF 2. На танке Pz.I Ausf.A устанавливался двигатель Krupp M305, 4-цилиндровый, карбюраторный, горизонтально-оппозитный, воздушного охлаждения, мощностью 57 л.с. (42 кВт) при 2500 об/мин. Диаметр цилиндра 90 мм, ход поршня 130 мм. Рабочий объем 3460 см3. Топливо - этилированный бензин с октановым числом 76. Емкость двух бензобаков, находившихся в задней части моторного отделения по обеим сторонам двигателя, - 144 л. Расход топлива на 100 км при движении по шоссе - 100 л. Карбюратор марки Solex 40 JEP. Танк Pz.I Ausf.B оснащался 6-цилиндровым, карбюраторным, рядным двигателем жидкостного охлаждения Maybach NL 38TR мощностью 100 л.с. (73,6 кВт). Емкость двух бензобаков, располагавшихся в моторном отделении справа от двигателя, - 146 л. Расход топлива на 100 км - 125 л. Карбюратор марки Solex 40 JEF II. Трансмиссия состояла из карданной передачи двухдискового главного фрикциона сухого трения, коробки передач, механизма поворота, бортовых фрикционов, передач и тормозов. Коробки передач ZF Aphon FG35 (Ausf.A) и Aphon FG31 (Ausf.B) -механические, пятискоростные (5 + 1). Ходовая часть танка Pz.I Ausf.A применительно к одному борту состояла из четырех обрезиненных опорных катков диаметром 530 мм и одного необрезиненного опорного катка, несколько большего диаметра, выполнявшего роль ленивца. Передний каток имел индивидуальную подвеску на спиральной пружине, остальные были сблокированы попарно на продольной внешней балке и подвешены на листовых четвертьэллиптических рессорах. Поскольку корпус Pz.I Ausf.B был длиннее на 400 мм, в ходовую часть добавили пятый опорный каток, а ленивец подняли с грунта. Число поддерживающих катков колебалось от трех (Pz.I Ausf.A) до четырех (Pz.I Ausf.B). Ведущее колесо переднего расположения. Гусеница мелкозвенчатая, двухгребневая, шириной 280 мм. Электрооборудование выполнялось по однопроводной схеме. Напряжение 12 В. Источники: генератор Bosch GTL 600/12-1200 мощностью 0,6 кВт либо Bosch RRCN 300/12-300 мощностью 0,3 кВт. Аккумуляторов у Ausf.B - два, емкостью 105 А/ч. Танки модификации Ausf.А оснащались радиостанцией Fu 2, а модификации Ausf.В - Fu 5. Кроме того, во всех машинах имелся комплект сигнальных флажков и ракетница. Общение членов экипажа между собой обеспечивала звуковая труба. Боевое применение.
Pz.I стал первым немецким танком поступившим на вооружение Вермахта. И хотя эта машина предназначалась для подготовки кадров танковых войск, ей было суждено довольно долго составлять основу немецкого танкового парка. С середины 1934 года, параллельно с поставкой боевых машин в войска, началось и развертывание танковых частей. Интенсификации этого процесса способствовало назначение военным министром Германии генерала Бломберга, а начальником канцелярии военного министерства - генерала Рейхенау, придерживавшихся современных взглядов на роль танковых войск в будущей войне. К этому следует добавить, что сам Гитлер проявлял большой интерес к моторизации армии. Вот что пишет по этому поводу Гейнц Гудериан в своей книге “Воспоминания солдата”, получивший в конце 1934 года приглашение продемонстрировать перед рейхсканцлером в Куммерсдорфе действия подразделений мотомеханизированных войск: “Я показал Гитлеру мотоциклетный взвод, противотанковый взвод, взвод учебных танков T-I, взвод легких бронемашин и взвод тяжелых бронемашин. Большое впечатление на Гитлера произвели быстрота и точность, проявленные нашими подразделениями во время их движения, и он воскликнул: “Вот это мне и нужно!” И дело пошло. К 15 октября 1935 года были сформированы три танковые дивизии: 1-й, расположенной в Веймаре, командовал генерал Вейхс, 2-й, расположенной в Вюрцбурге, - полковник Гудериан, 3-й, расположенной в Берлине, - генерал Фессман. Эти соединения по большей части укомплектовывались танками Pz.I, так как других боевых машин в распоряжении Панцерваффе практически не было. Компанию танку Pz.I мог составить только Pz.II, но производство этого танка в 1935 году лишь начиналось. Свое боевое крещение Panzer I получил в Испании. Принятие Гитлером решения о помощи генералу Франко привело к созданию “Легиона Кондор”, в который входили части ВВС и сухопутных войск. Первые девять Pz.I Ausf.A поступили в легион в октябре 1936 года, за ними последовали еще 32 боевых машины этой модификации. Часть легиона, вооруженная танками, получила название танковая группа “Дроне” (Panzergruppe Drohne). Ее командиром был назначен подполковник Вильгельм Риттер фон Тома. Поначалу группа имела следующую организацию: штаб и две танковые роты по три секции в каждой. В каждую секцию входили пять танков плюс одна командирская машина. Подразделения поддержки состояли из отделения транспорта, полевой ремонтной мастерской, противотанкового артиллерийского и огнеметного отделений. Личный состав состоял из 180 солдат и офицеров 6-го немецкого танкового полка, прибывших в Испанию под видом туристов. Предполагалось, что группа “Дроне” будет, главным образом, заниматься обучением испанских танкистов, а не воевать. Впрочем, фон Тома сразу же убедился, что “испанцы быстро учатся, но так же быстро забывают то, что выучили”, поэтому в смешанных германо-испанских экипажах наиболее ответственную часть работы выполняли немцы. Первое столкновение с республиканскими танками Т-26 произошло 28 октября 1936 года. Pz.I Ausf.A в этом бою поддерживали кавалерию франкистов и оказались совершенно бессильными перед пушечными танками республиканцев. Прибытие в декабре первой партии из 19 Pz.I Ausf.B никак не улучшило ситуацию. Однако ничего другого у франкистов не было, и группу “Дроне” перебросили под Мадрид. Чтобы хоть как-то повысить огневую мощь немецких танков, в немного увеличенной по высоте башне Pz.I A установили 20-мм пушку Breda mod.35. Сколько машин переделали таким образом, сказать трудно. Обычно сообщается, что несколько. В марте 1937 года в состав группы “Дроне” включили танковую роту, укомплектованную трофейными советскими Т-26, а с августа началось переформирование группы в испанскую часть. Этот процесс завершился в марте 1938 года созданием Bandera de Carros de Combate de la Legion, организационно вошедшей в состав Испанского иностранного легиона. “Бандера” состояла из двух батальонов: один был вооружен немецкими танками Pz.I Ausf.A и Ausf.B, другой - советскими Т-26. Оба батальона (1. и 2.Agrupacione de Carros) участвовали в боях под Тэруэлем и Брунете, в Басконии, в битве над Эбро и в боях в Каталонии в 1939 году. В ходе боевых действий потери среди немецких танкистов составили 7 человек. Их участие в гражданской войне в Испании завершилось парадом в Мадриде 19 мая 1939 года. После этого “туристы” вернулись в Германию. Немецкие же танки Pz.I эксплуатировались в испанской армии до конца 40-х годов. В марте 1938 года танки Pz.I приняли участие в аншлюсе Австрии. 2-я танковая дивизия генерала Гудериана за двое суток совершила 420-км марш-бросок. При этом до 38% танков вышли из строя из-за недостаточной надежности и были оставлены на обочинах дорог. После этого “похода” Гудериан остро поставил вопрос об улучшении системы эвакуации и ремонта танков. При оккупации Судетской области Чехословакии в октябре 1938 года ситуация значительно улучшилась. К оперативным зонам танки Panzer I и Panzer II доставляли на грузовиках, чтобы хоть как-то сохранить мизерный ресурс гусениц. К началу Второй Мировой войны 1 сентября 1939 года в Вермахте насчитывалось 1445 танков Pz.I. Броня Pz.I легко пробивалась снарядами 37-мм противотанковых и 75-мм полевых пушек польской армии. Так, при прорыве позиций Волынской бригады кавалерии под Мокра, например, 35-й танковый полк 4-й танковой дивизии Вермахта потерял одиннадцать Pz.I, против которых поляки успешно применяли даже танкетки. Пулеметный обстрел бронебойными пулями двигателя и бензобаков давал неплохие результаты. При встречах же с танками 7ТР “единичке” и вовсе приходилось туго; например, 5 сентября, во время контрудара польских войск под г. Петркув-Трыбунальским танки 7ТР 2-го танкового батальона уничтожили пять Pz.I. К концу польской компании потери Вермахта составили 320 Pz.I. Из них 89 машин были потеряны безвозвратно. Для боевых действий в Дании и Норвегии на базе 35-го танкового полка 4-й танковой дивизии был сформирован 40-й батальон специального назначения (40.Pz.Abt.z.B.v.), материальную часть его в основном составляли танки Pz.I. К началу наступления на Западе 10 мая 1940 года Панцерваффе располагали 1214 танками Pz.I, 523 из них находились в боеготовом состоянии. Количество машин этого типа в танковых соединениях Вермахта заметно уменьшилось. Больше всего - по 106 единиц - их имелось в 3-й и 4-й танковых дивизиях; в остальных дивизиях - от 35 до 86. Наиболее крупным боем с участием Pz.I стала битва у Намюра. 12 и 13 мая 1940 года 3-я и 4-я немецкие танковые дивизии потеряли там 64 Pz.I. У Pz.I не было шансов при столкновении с французскими танками - толстобронными и вооруженными пусть слабыми, но все-таки пушками. Поэтому, несмотря на то, что во время французской кампании танковые бои носили эпизодический характер, потери немцев были весьма существенны - 182 Pz.I. В операциях Балканской кампании принимали участие Pz.I 2-й, 5-й и 11-й танковых дивизий. Стоит также упомянуть, что 25 Pz.I в составе 5-й легкой дивизии Африканского корпуса воевали в Северной Африке. На 22 июня 1941 года Вермахт располагал 410 исправными танками Pz.I, причем в танковых частях первой линии имелось только 74 машины. Еще 245 танков находились в ремонте или переоборудовании. К концу года на Восточном фронте были потеряны практически все задействованные Pz.I - 428 единиц. В боевых частях они уже почти не встречались, и за весь следующий - 1942 год - Красная Армия уничтожила лишь 92 Pz.I. В этом же году их сняли с вооружения. Оставшиеся машины переделывали в основном в транспортеры боеприпасов. Некоторое их количество использовалось в составе полицейских частей в боях с партизанами, а в Германии - для подготовки и обучения танкистов. Трофейные танки Pz.I, правда весьма ограниченно, применялись Красной Армией, и только в 1941 и 1942 годах.

Тактико-технические характеристики

Тактико-технические характеристики Pz.Kpfw.I Ausf.A:
боевая масса: 5,4 т;
экипаж: 2 чел.;
длина: 4020 мм;
ширина: 2060 мм;
высота: 1720 мм;
двигатель: Krupp M305, 4 цилиндра;
мощность двигателя: 57 л.с.;
вооружение: два пулемета MG-13;
бронирование: от 6 мм до 13 мм;
максимальная скорость по шоссе: 57 км/ч;
запас хода по шоссе: 145 км;
запас хода по местности: 100 км.

Тактико-технические характеристики Pz.Kpfw.I Ausf.B:
боевая масса: 5,8 т;
экипаж: 2 чел.;
длина: 4420 мм;
ширина: 2060 мм;
высота: 1720 мм;
двигатель: Maybach NL 38TR, 6 цилиндров;
мощность двигателя: 100 л.с.;
вооружение: два пулемета MG-13 (ранних выпусков) или два пулемета MG-34 (поздних выпусков);
бронирование: от 6 мм до 13 мм;
максимальная скорость по шоссе: 40 км/ч;
запас хода по шоссе: 140 км;
запас хода по местности: 115 км.

Тактико-технические характеристики Pz.Kpfw.I Ausf.C:
боевая масса: 8 т;
экипаж: 3 чел.;
длина: 4195 мм;
ширина: 1920 мм;
высота: 2010 мм;
двигатель: Maybach HL 45P, 6 цилиндров;
мощность двигателя: 150 л.с.;
вооружение: 20-мм автоматическая пушка EW 141 и спаренный с ней пулемет MG-34;
бронирование: от 22 мм до 30 мм;
максимальная скорость по шоссе: 79 км/ч;
запас хода по шоссе: 300 км.

Тактико-технические характеристики Pz.Kpfw.I Ausf.F:
боевая масса: 21 т;
экипаж: 2 чел.;
длина: 4379 мм;
ширина: 2640 мм;
высота: 2050 мм;
двигатель: Maybach HL 45P, 6 цилиндров;
мощность двигателя: 150 л.с.;
вооружение: два пулемета MG-34;
бронирование: от 50 мм до 80 мм;
максимальная скорость по шоссе: 25 км/ч;
запас хода по шоссе: 150 км.









Copyright © Das Dritte Reich - Третий Рейх Все права защищены.

Опубликовано на: 2009-05-02 (10021 Прочтено)

[ Вернуться назад ]

Content ©

Rambler\'s Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Сайтов YandeG
drittereich.info © since 2006
http://top.mail.ru/jump?from=1082649http://top.mail.ru/jump?from=1082649\143o\144\145