Дата:    Регистрация
Главная страница
Твой аккаунт
Форум
Музыкальный архив
Видео-ролики
 
Видео онлайн





 
Наш опрос
Почему Советский Союз так сокрушительно проиграл начало войны?

Потому что нападение было неожиданным
Вооружение было устаревших моделей
РККА сами готовились напасть на Германию
Потому что офицеры были неопытны и некомпетентны
Советский народ не хотел воевать за Сталина



Результаты
Другие опросы

Ответов: 7013
Комментариев: 50

 
Книга-онлайн
Энциклопедия Третьего Рейха

В эпоху становления нацистского государства верховенство Гитлера было абсолютным, "ночь длинных ножей" нельзя рассматривать как устранение конкурентов в борьбе за власть. Рем и его штурмовики мешали не фюреру - а СС, лично Гиммлеру и высшему военному командованию. Гитлер предпочел профессионализм и дисциплину стотысячного рейхсвера трехмиллионной банде штурмовиков, анархическому хутору СА - строгую архитектуру СС. Что касается Сталина, то в лице старых большевиков, отец народов уничтожал принципиальную нелегитимность большевистской власти, свидетелей ее далеко не героического происхождения. У мифа нет и не может быть живых очевидцев, ему не нужны апологеты, тем более - критики. Миф не нуждается в доказательствах, в нем просто живут. В противовес большевистскому мифу светлого будущего со всеобщим равенством, патронируемым вождем, объединившем в себе черты солнечного божества и мистического праотца, миф национал-социализма обращен вспять - к героическому прошлому ариев - и принципиально отстаивает идею неравенства с ярко выраженным превосходством нордической расы и, прежде всего, германцев. Заметим, что господство нордического сверхчеловека не устанавливается, а восстанавливается, сам же "белокурый бестия" дистиллируется в процессе биологического скрещивания особей, сохранивших в своих хромосомах арийские гены. Нацистский вариант "общего дела" извлекал совершенного предка не из могил, а из крови. Гиммлер, шеф СС, в силу своих фермерских привычек выводил сверхчеловека наподобие новой породы рогатого скота. С этой целью высшее руководство СС контролировало все браки своих членов, поощрялось даже рождение бастардов, разумеется, от образцовых самцов "черного ордена". Налицо еще одно различие в методах двух диктаторов: Сталину годился любой материал для "человека нового типа" - вся надежда возлагалась на перековку. Человек, заметим, был не последним звеном в нисхождении принципа "перековки": Лысенко довел методы воспитания до уровня растений, и странно, что не нашлось металлурга, который бы стал "воспитывать" металлы. Гитлер в выборе исходного материала был более щепетилен, при этом расширение шло не по горизонтали, как в Советской России (господство пролетариата всех стран), а по вертикали (все арийцы - класс господ). Таким образом, общественные противоречия, по крайней мере в теории, снимались общей для всех социальных слоев целью - установлением (восстановлением) господства немцев. Так чего же хотел Гитлер - мирового владычества Германии? Внешне, как будто бы да. Если бы не одна фраза, сказанная им Шпееру на пороге катастрофы: "Если войну не спасти, народ тоже должен погибнуть. (...) Ибо народ оказался слабым, и будущее принадлежит исключительно восточному народу, как более сильному". Выходит, Германия в пору цветения национализма была прекрасной, но далеко не единственной невестой для предстоящей мистической свадьбы нации и вождя. Не Германия, не личная власть и новый порядок, а Сверхчеловек - плод от этого брака - вот альфа гитлеровских устремлений. Война, истребление "низших рас", чудовищные эксперименты над узниками концлагерей, - увы, не психическая патология вождя, его присных и зараженного ими народа, а жутковатое подобие банальной санобработки жизненного пространства для новых сверхлюдей. Жестокость как рутина, как ежедневный ритуал бритья и умывания, стала тем самым Рубиконом, через который не посмели перешагнуть судьи Нюрнберга. И хотя преступники были наказаны, главной цели Суд народов не достиг: зло не осознало себя таковым и его вершители лезли в петлю с невинными глазами. Здесь можно поставить точку или вопросительный знак, оставляю выбор читателю, и если он перешагнет через оксюморон "зла с невинными глазами", можно считать, что все вышесказанное имело какой-то смысл. Итак, перед вами, читатель, энциклопедия Третьего рейха. А энциклопедии, как известно, оперируют фактами. Вопросы, гипотезы и предположения в них неуместны, поэтому никаких мотивов, движущих сил, источников и составных частей вы здесь не найдете. Ту часть проблемы о генезисе Третьего рейха, его метафизике и мистике, которая по моему мнению остается актуальной и в настоящее время, я по мере сил и места попытался обозначить в этом предисловии. Увлечение фюрера и его ближайшего окружения оккультными науками, обряды и ритуалы СС, подлинный смысл исследований Аненербе в настоящей Энциклопедии должным образом не освещены. Но вряд ли это может считаться недостатком для однотомного издания: оккультизм и Рейх - тема настолько обширная, что требует не меньшего объема и предельной разборчивости составителя. Документов тайные ордена, как известно, избегают, поэтому исследователи эзотерической линии в истории Третьего рейха часто восполняют их догадками, гипотезами и аналогиями. Мы знаем (и это в Энциклопедии есть!), что Гитлер стал вегетарианцем в конце 20-х, что он был знаком с Хаусхофером и его геополитикой; со слов Г. Раушнинга известны его высказывания о грядущем сверхчеловеке, о создании организации по типу тайных орденов с тщательно разработанными ритуалами и степенями посвящения. Можно посмотреть документальные кадры о зародыше государства СС, замке Вевельсбург, отметить неслучайность круглого стола, двенадцати кресел вокруг него, наличие зала героев и святилища с алтарем, недвусмысленно предназначенном для чаши Грааля. Каждая мелочь интерьера несла в себе символический смысл, даже выбор материала для обивки стен - дуб - наводит на мысль о культовом предназначении замка. Нелепые, подчас наивные и, если бы не чудовищность использования живых людей в качестве подопытных кроликов, где-то смешные эксперименты, проводимые Аненербе в концлагерях, шли вразрез с наукой ХХ века, зато более или менее согласовывались с оккультным учением об энергетических уровнях человека и о невидимых каналах передачи загадочных полей. Читатель, не мыслящий себе существование Третьего рейха без оккультного фундамента, подтверждение своим догадкам может найти в догадках Повеля и Бержье, изложенных ими в одной из глав "Утра магов", а также в доступной и, что радует, выдержанной работе Фрэнсиса Кинга "Сатана и свастика", настоятельно рекомендуемой автором этого предисловия. Из неимоверного количества трудов, посвященных феномену нацизма, в библиографии к настоящему изданию перечислены те, что стоят к первоисточнику ближе всего. Поэтому неудивительно присутствие в списке аутентичных работ нацистов, хотя добыть их, предупреждаем, будет нелегко. Внимательный читатель заметит, что баланс Восток-Запад в данной Энциклопедии несколько смещен в сторону Запада, особенно в статьях, связанных со Второй мировой войной. Составитель в своей работе опирался в основном на англоязычные источники, и, думаю, что в целом это оказалось полезным для Энциклопедии. При том, что выдающаяся роль советского народа в победе над фашизмом нигде не оспаривается, мы имеем возможность познакомиться с войной в Африке, на Балканах и в Западной Европе. В заключение мне остается добавить, что широта и пропорциональность представленного в Энциклопедии материала: от упоминаний малоизвестной домохозяйки Лило Глейден, казненной нацистами, и красавицы Ирмы Грезе, бывшей "ангелом смерти" концлагеря Аушвиц, до пространных биографий нацистских лидеров; от "законов о гражданстве и расе" до политического завещания Гитлера, - столь широкий охват недолгой жизни Третьего рейха, пусть и с некоторым ущербом "одностороннему флюсу полноты", дает читателю прекрасную возможность осмотреть "зверя из бездны" со всех сторон.

Книга-онлайн - новый модуль для пользователей. Читайте прямо с главной страницы!

 
Документы Рейха

 
Статьи проекта
  История I Рейха
  История II Рейха
  История III Рейха
  Вооружен. силы
  Личности
  Гос-ное устройство
  Преступления
  Организации
  Тайны III Рейха

 
Реклама "Sape"


 
RtCW: The victors


 
Реклама "Trust"


Ученые - Готфрид Бенн





Немецкий поэт-экспрессионист, эссеист, прозаик, военный врач двух мировых войн, венеролог и инфекционист, патологоанатом. В немецкой литературе ХХ века эта фигура стоит особняком и до сих пор вызывает яростные споры. Автор прозаических произведений "Роман фенотипа" и "Птолемеец", стихотворных циклов "Морг", "Плоть", "Мусор", "Расщепление", "Статические стихи", "Дистилляции", ряда статей, монографий и двух документальных книг. Готфрид Бенн родился 2 мая 1886 в Мансфельде. Сын небогатого священника, провинциал, он приезжает в Берлин получить медицинское образование. Еще занимаясь врачебной практикой в Берлине, обратился к литературному творчеству и стал одним из ведущих поэтов-экспрессионистов Германии. В 1912 году выходит его первая книга стихов "Морг", которая в связи с арестом тиража приобретает скандальную известность. Стихи этой и двух последующих его книг - "Сыновья" (1913) и "Плоть" (1917) - действительно можно назвать экспрессионистскими. Его поэтика - поэтика распада плоти и смерти, которая бродит по лабиринтам мегаполисов, фрагментация, грандиозное расслоение, демонтаж, дробление "я" в сплаве отчаяния, протеста и тоски, вызванного отталкивающей бессмыслицей дегенеративного индустриального мира, в котором уже не осталось места для гармонии. Яркая манера его письма, изобилующая отталкивающими подробностями жизни и смерти, была нацелена на развенчание ложных ценностей, буржуазной культуры, бездушной цивилизации, не приносящей человеку никакого облегчения. Зрелые стихи Бенна появляется позже - в 20-30-е годы. Это уже монолог на одну тему: попытка обрести незыблемую опору во вселенной, где есть только "пустота и обреченное Я". Такой опорой может быть, по мнению Бенна, только "творческая страсть" и "артистизм". Наличие стиля является доказательством существования. Дух 30-х годов был воспринят Бенном сквозь призму собственного отношения к миру. После самоубийства его подруги в 1930-м году Бенн остаётся в полном интеллектуальном одиночестве, он не общается ни с кем из писателей, не состоит в литературных клубах и политических партиях. Некоторое время он ведёт замкнутый образ жизни, пока изменения в мире не пробуждают его к действию. Он начинает активно выступать по радио и печататься в газетах. В 1931 году ещё не было ясно, на чьей стороне Бенн, многие считали его левым. С 1932 по 1933 год Бенн солидаризируется с национал-социалистами. Бенн ожидал, что, как и в его собственном поэтическом сознании, за отрицанием буржуазного мещанского мира должны стоять более высокие человеческие ценности. Он публично высказывался о своих надеждах, связанных с национал-социализмом. Находясь под сильным влиянием философии Ницше, Фихте и Шпенглера, он сочетал в своем творчестве сухой язык врача со взлетами лирической поэзии. Тревожимый проблемой национального возрождения, Бенн утверждал, что германскую расу необходимо уберечь от деградации и выхолащивания со стороны опасного смешения с другими нациями. Он воспринял нацистский режим как подлинное возрождение германской нации, как избавление от той разновидности рационализма, которая, по его мнению, парализовала западную цивилизацию. Он восхищался гитлеровской концепцией "мистического коллективизма" и соглашался с догмами нацистской философии, утверждавшими, в частности, что индивидуальное "я" должно уступить дорогу более мощному и жизнеспособному "мы". Его идеалом было национальное культурное возрождение Германии. С высказываниями подобного рода был связан "скандал", который разгорелся в среде интеллектуалов-антифашистов после открытого письма в мае 1933 года от Клауса Манна, сына Томаса Манна и автора антифашистского романа "Мефисто". В письме Манн предостерегал Бенна: " Когда недавно в "Вельтбюне" я читал статью о Вас и Вашем "бегстве в праисторию", я при всем моем желании не смог отказать в правоте Вашим оппонентам. А когда я над этим задумался, мне пришло в голову, что я, в сущности, уже писал о Вас что-то подобное, только довольно давно. Сегодня выясняется одна почти неизбежная закономерность: слишком сильная склонность к иррационализму ведет к политической реакционности, если не быть прямо-таки дьявольски осторожным. Вначале широкий жест против "цивилизации" - жест, насколько мне известно, слишком притягательный для людей духовных; потом незаметно одобряется культ силы, а там уже недалеко и до Адольфа Гитлера". Именно после этого письма и ответа Бенна: " Вот мой ответ: я и впредь буду ценить то, что, на мой взгляд, ценно и полезно для немецкой литературы, где бы оно ни было - хоть в Лугано, хоть на побережье Лигурийского моря, но сам лично поддерживаю новое государство, ибо это мой народ пытается здесь идти собственным путем. И кто я такой, чтобы оставаться в стороне, разве я знаю, как можно было бы сделать лучше? Нет! Я могу пытаться по мере сил направлять его туда, где бы мне хотелось его видеть, но даже если и не получится - он останется моим народом. Народ - это так много! Своим духовным и экономическим существованием, своим языком, своей жизнью, своими отношениями с людьми, всеми своими мыслями и представлениями я обязан прежде всего моему народу. Из него вышли предки, в него возвратятся потомки. И поскольку я вырос в деревне, среди полей и стад, я еще знаю, что такое Родина. Большой город, индустриальное общество, интеллектуализм, все тени, которые отбрасывает эпоха в мое сознание, вся мощь этого столетия, которой я предстою в моем творчестве, - бывают мгновения, когда вся эта вымученная жизнь исчезает и не остается ничего - только равнина, простор, времена года, земля, простое слово Народ. Вот откуда моя решимость предоставить себя в распоряжение того, чему Европа, как пишете Вы, отказывает в малейшем признании." - от Готфрида Бенна отвернулось все "прогрессивное" человечество. Как обычный человек Бенн был очень далек от политической практики жизни и вскоре он понял, что обманулся, приняв идеи национал-социализма за воплощение своих эстетических взглядов. Его этические и эстетические представления оказались несовместимыми с происходящим, и он обвинил нацистских лидеров в неправильном понимании собственной концепции "права на жизнь в период улучшения породы". Он убедился, что героическое восприятие жизни заполнилось духом массового жертвоприношения и не больше. Со своей стороны, нацистские власти были возмущены тем, что Бенн изображал немцев как уже исчерпавший себя народ. С конца 1933 года тучи над ним сгущаются. И всё же он не уехал из фашистской Германии. Один из немногих по-настоящему крупных немецких писателей, который не эмигрировал и остался со своим народом до конца. Для начала его стали замалчивать, потом, в 1935-м году, объявили "культурбольшевиком" и в 1938-м выгнали из Прусской академии искусств, запретив печатать свои произведения. С началом 2-й мировой войны он был призван на военную службу в качестве врача и отправлен в отдаленный гарнизон на востоке Германии, где в глубоком тылу до конца войны работал в военном госпитале по своей медицинской специальности, писал эссе и стихи. С 1936 по 1948 год у него не выходит ни одной книги, за исключением изданных в 1943 году анонимно (на титуле стояли инициалы "G. B.") "Двадцати двух стихотворений". В это время поэт углубляется в постижение жизни уже с совершенно иной требовательностью к себе и своему искусству. Строгость становится основополагающим понятием его художественной этики. Творчество его с этой поры устремляется к более дальней высоте, к небесам (Himmel). Бог как центральная миросозидающая категория становится основным символическим мотивом поэтики Бенна. Он сходит с позиций ниспровержения, вступая на путь поиска истины. Небеса (как символ природных начал, и некоего статичного исходного Промысла), географическое пространство Земли, история (собственно земное время) и культура (коллективное нравственное устремление человечества) - все сообщается, все во всем, все едино... Теперь же он стал утверждать, что поэт не должен заниматься политикой, что он прежде всего нуждается в уединении и аскетизме, чтобы творить. После того как был снят запрет печататься, наложенный на этот раз союзниками-победителями, с 1948 года - вначале в Швейцарии, а затем и в Германии - начинают выходить одна за другой поэтические и прозаические книги Бенна: "Роман фенотипа" (1944), повесть "Птолемеец" (1947), эссе "Проблема лирики" (1951) - и наступает второй взлет славы, который продолжается до самой смерти поэта в Берлине 7 июля 1956 года. До последнего времени творчество Готфрида Бенна было почти неизвестно читателю в нашей стране именно из-за его короткой полуторогодовой поддержки национал-социализма, но теперь большое число его трудов можно беспрепятственно приобрести в книжных магазинах или прочитать переводы на русский язык в Интернете.









Copyright © Das Dritte Reich - Третий Рейх Все права защищены.

Опубликовано на: 2006-08-20 (14979 Прочтено)

[ Вернуться назад ]

Content ©

Rambler\'s Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Сайтов YandeG
drittereich.info © since 2006
http://top.mail.ru/jump?from=1082649http://top.mail.ru/jump?from=1082649\143o\144\145