Дата:    Регистрация
Главная страница
Твой аккаунт
Форум
Музыкальный архив
Видео-ролики
 
Видео онлайн





 
Наш опрос
Какая группа армий лучше всех действовала на советском фронте летом 41-го?

Группа армий "Север"
Группа армий "Центр"
Группа армий "Юг"



Результаты
Другие опросы

Ответов: 5167
Комментариев: 30

 
Книга-онлайн
Энциклопедия Третьего Рейха

В эпоху становления нацистского государства верховенство Гитлера было абсолютным, "ночь длинных ножей" нельзя рассматривать как устранение конкурентов в борьбе за власть. Рем и его штурмовики мешали не фюреру - а СС, лично Гиммлеру и высшему военному командованию. Гитлер предпочел профессионализм и дисциплину стотысячного рейхсвера трехмиллионной банде штурмовиков, анархическому хутору СА - строгую архитектуру СС. Что касается Сталина, то в лице старых большевиков, отец народов уничтожал принципиальную нелегитимность большевистской власти, свидетелей ее далеко не героического происхождения. У мифа нет и не может быть живых очевидцев, ему не нужны апологеты, тем более - критики. Миф не нуждается в доказательствах, в нем просто живут. В противовес большевистскому мифу светлого будущего со всеобщим равенством, патронируемым вождем, объединившем в себе черты солнечного божества и мистического праотца, миф национал-социализма обращен вспять - к героическому прошлому ариев - и принципиально отстаивает идею неравенства с ярко выраженным превосходством нордической расы и, прежде всего, германцев. Заметим, что господство нордического сверхчеловека не устанавливается, а восстанавливается, сам же "белокурый бестия" дистиллируется в процессе биологического скрещивания особей, сохранивших в своих хромосомах арийские гены. Нацистский вариант "общего дела" извлекал совершенного предка не из могил, а из крови. Гиммлер, шеф СС, в силу своих фермерских привычек выводил сверхчеловека наподобие новой породы рогатого скота. С этой целью высшее руководство СС контролировало все браки своих членов, поощрялось даже рождение бастардов, разумеется, от образцовых самцов "черного ордена". Налицо еще одно различие в методах двух диктаторов: Сталину годился любой материал для "человека нового типа" - вся надежда возлагалась на перековку. Человек, заметим, был не последним звеном в нисхождении принципа "перековки": Лысенко довел методы воспитания до уровня растений, и странно, что не нашлось металлурга, который бы стал "воспитывать" металлы. Гитлер в выборе исходного материала был более щепетилен, при этом расширение шло не по горизонтали, как в Советской России (господство пролетариата всех стран), а по вертикали (все арийцы - класс господ). Таким образом, общественные противоречия, по крайней мере в теории, снимались общей для всех социальных слоев целью - установлением (восстановлением) господства немцев. Так чего же хотел Гитлер - мирового владычества Германии? Внешне, как будто бы да. Если бы не одна фраза, сказанная им Шпееру на пороге катастрофы: "Если войну не спасти, народ тоже должен погибнуть. (...) Ибо народ оказался слабым, и будущее принадлежит исключительно восточному народу, как более сильному". Выходит, Германия в пору цветения национализма была прекрасной, но далеко не единственной невестой для предстоящей мистической свадьбы нации и вождя. Не Германия, не личная власть и новый порядок, а Сверхчеловек - плод от этого брака - вот альфа гитлеровских устремлений. Война, истребление "низших рас", чудовищные эксперименты над узниками концлагерей, - увы, не психическая патология вождя, его присных и зараженного ими народа, а жутковатое подобие банальной санобработки жизненного пространства для новых сверхлюдей. Жестокость как рутина, как ежедневный ритуал бритья и умывания, стала тем самым Рубиконом, через который не посмели перешагнуть судьи Нюрнберга. И хотя преступники были наказаны, главной цели Суд народов не достиг: зло не осознало себя таковым и его вершители лезли в петлю с невинными глазами. Здесь можно поставить точку или вопросительный знак, оставляю выбор читателю, и если он перешагнет через оксюморон "зла с невинными глазами", можно считать, что все вышесказанное имело какой-то смысл. Итак, перед вами, читатель, энциклопедия Третьего рейха. А энциклопедии, как известно, оперируют фактами. Вопросы, гипотезы и предположения в них неуместны, поэтому никаких мотивов, движущих сил, источников и составных частей вы здесь не найдете. Ту часть проблемы о генезисе Третьего рейха, его метафизике и мистике, которая по моему мнению остается актуальной и в настоящее время, я по мере сил и места попытался обозначить в этом предисловии. Увлечение фюрера и его ближайшего окружения оккультными науками, обряды и ритуалы СС, подлинный смысл исследований Аненербе в настоящей Энциклопедии должным образом не освещены. Но вряд ли это может считаться недостатком для однотомного издания: оккультизм и Рейх - тема настолько обширная, что требует не меньшего объема и предельной разборчивости составителя. Документов тайные ордена, как известно, избегают, поэтому исследователи эзотерической линии в истории Третьего рейха часто восполняют их догадками, гипотезами и аналогиями. Мы знаем (и это в Энциклопедии есть!), что Гитлер стал вегетарианцем в конце 20-х, что он был знаком с Хаусхофером и его геополитикой; со слов Г. Раушнинга известны его высказывания о грядущем сверхчеловеке, о создании организации по типу тайных орденов с тщательно разработанными ритуалами и степенями посвящения. Можно посмотреть документальные кадры о зародыше государства СС, замке Вевельсбург, отметить неслучайность круглого стола, двенадцати кресел вокруг него, наличие зала героев и святилища с алтарем, недвусмысленно предназначенном для чаши Грааля. Каждая мелочь интерьера несла в себе символический смысл, даже выбор материала для обивки стен - дуб - наводит на мысль о культовом предназначении замка. Нелепые, подчас наивные и, если бы не чудовищность использования живых людей в качестве подопытных кроликов, где-то смешные эксперименты, проводимые Аненербе в концлагерях, шли вразрез с наукой ХХ века, зато более или менее согласовывались с оккультным учением об энергетических уровнях человека и о невидимых каналах передачи загадочных полей. Читатель, не мыслящий себе существование Третьего рейха без оккультного фундамента, подтверждение своим догадкам может найти в догадках Повеля и Бержье, изложенных ими в одной из глав "Утра магов", а также в доступной и, что радует, выдержанной работе Фрэнсиса Кинга "Сатана и свастика", настоятельно рекомендуемой автором этого предисловия. Из неимоверного количества трудов, посвященных феномену нацизма, в библиографии к настоящему изданию перечислены те, что стоят к первоисточнику ближе всего. Поэтому неудивительно присутствие в списке аутентичных работ нацистов, хотя добыть их, предупреждаем, будет нелегко. Внимательный читатель заметит, что баланс Восток-Запад в данной Энциклопедии несколько смещен в сторону Запада, особенно в статьях, связанных со Второй мировой войной. Составитель в своей работе опирался в основном на англоязычные источники, и, думаю, что в целом это оказалось полезным для Энциклопедии. При том, что выдающаяся роль советского народа в победе над фашизмом нигде не оспаривается, мы имеем возможность познакомиться с войной в Африке, на Балканах и в Западной Европе. В заключение мне остается добавить, что широта и пропорциональность представленного в Энциклопедии материала: от упоминаний малоизвестной домохозяйки Лило Глейден, казненной нацистами, и красавицы Ирмы Грезе, бывшей "ангелом смерти" концлагеря Аушвиц, до пространных биографий нацистских лидеров; от "законов о гражданстве и расе" до политического завещания Гитлера, - столь широкий охват недолгой жизни Третьего рейха, пусть и с некоторым ущербом "одностороннему флюсу полноты", дает читателю прекрасную возможность осмотреть "зверя из бездны" со всех сторон.

Книга-онлайн - новый модуль для пользователей. Читайте прямо с главной страницы!

 
Документы Рейха

 
Статьи проекта
  История I Рейха
  История II Рейха
  История III Рейха
  Вооружен. силы
  Личности
  Гос-ное устройство
  Преступления
  Организации
  Тайны III Рейха

 
Реклама "Sape"


 
RtCW: The victors


 
Реклама "Trust"


Ferdinand/Elefant
САУ




История создания
26 мая 1941 года состоялось совещание Бергхофе, на котором присутствовали: А.Гитлер, рейхсминистр вооружения и боеприпасов Ф.Тодт, председатель "танковой комиссии" Рейхсминистерства, почетный доктор технических наук Ф.Порше, начальник Управления Вооружений сухопутных войск (Heereswaffenamt) Заур, его заместители: полковник Филпс, подполковник фон Вилке, старший советник службы конструирования Э.Книпкампф и директор фирмы Штайр Хаккер. Главным вопросом совещания было обсуждение состояния немецких бронетанковых сил, которое вытекало из анализа боевых действий во Франции. Особое внимание присутствующих Гитлер обратил на разработку средств борьбы с британским пехотным танком “Матильда”, так как к моменту вторжения на британские территории (предполагавшееся в 1942 году) Вермахт мог встретить 4500-6000 шт. этих толстобронных машин.
Одним из пунктов повестки дня стал доклад Начальника Управления Вооружений о ходе проектных работ по танкам прорыва VK 3601(H) и VK 4501(Р), макеты которых были предъявлены здесь же для показа. Несмотря на ряд критических замечаний фюрера, высказанных в адрес VK 3601(Н), макеты обоих танков в целом были одобрены и Гитлер распорядился о передаче проектировщикам необходимых средств.

Необходимо уточнить, что 36-тонная машина, изготовление которой началось в компании “Henschel” в Касселе не являлась проектом этой фирмы. Автором первоначального проекта этого тяжелого танка выступало Управление Вооружений Сухопутных войск, а эскизный проект был разработан под руководством начальника Управления - Заура при участии Э.Книпкампфа. Главный конструктор фирмы “Henschel” Эрвин Адерс был подключен к проекту уже для его доводки - исправления многочисленных огрехов, допущенных на первом этапе.

Военная кампания в Советском Союзе первоначально никак не повлияла на плановые работы над новым немецким тяжелым танком. Напротив, основные усилия проектировщиков были брошены на совершенствование серийных танков. Однако осенью 1941 года работы над новыми тяжелыми танками были возобновлены.

В результате переработки подбашенной коробки для установки башни с 88-мм орудием (а по проекту машина Адерса должна была нести 75-мм пушку 0725 с коническим каналом ствола), усиления бронирования, доработок в ходовой части, а также исправления многочисленных ошибок при проектировании, вес экспериментального образца танка фирмы “Henschel” превысил 48 тонн, вместо первоначально запланированных 36. Значительное увеличение веса танка привело к чрезмерному удельному давлению гусениц на грунт, что могло быть скомпенсировано только применением чрезвычайно широких гусеничных цепей. Но с такими гусеницами танк уже не вписывался в железнодорожный габарит и для него специально ввели вторую пару так называемых “боевых” гусениц. Помимо всего вышесказанного проекту было дано новое название - VK 450(Н).

Тогда же произошел конфликт между доктором Порше и Управлением Вооружений, поскольку последнее из соображений собственного престижа заказало фирме “Krupp” не ту башню, что разработали в фирме “Porshe AG”, а работы по созданию новой танковой 88-мм пушки без согласования с “танковой комиссией” были отложены на год (согласно первоначального проекта “Тигр” Ф.Порше должен был иметь башню с кругом обслуживания 2000 мм и вооруженную 88-мм пушкой с длиной ствола 71 калибр, тогда как круг обслуживания башни, заказанной Управлением Вооружений составлял 1820 мм). По данному факту доктор Тодт, лично курировавший создание новых образцов вооружения, подал жалобу на имя А.Гитлера. Ответ Гитлеру Управление Вооружений дало пространным (нечетким) документом, разосланным в 11 экземплярах по всем инстанциям, в котором оправдывало уменьшение диаметра подбашенного погона исключительно ходом проектных работ на фирме “Krupp”.

Зимой 1942 года началось изготовление первых опытных образцов. 8 февраля 1942 года доктор Тодт разбился на своем самолете и погиб при невыясненных обстоятельствах. Его ведомство принял Альберт Шпеер. Первоначально план выпуска новых тяжелых танков выглядел так: к октябрю 1942 года планировалось иметь на вооружении 60 танков фирмы “Porshe AG” и 25 – фирмы “Henschel”, а к марту 1943 года - 135 машин этого класса (из них 85 танков конструкции Порше). Альберт Шпеер, правда, постоянно доказывал Гитлеру, что производственные мощности не справляются с возросшими потребностями армии и только одна из принятых на вооружение двух тяжелых машин в настоящее время может строиться массово. Гитлер же стоял за параллельное производство двух танков небольшими сериями, считая, что их массовое производство до окончания кампании на Востоке скорее всего не потребуется, а далее промышленные мощности значительно возрастут.

20 апреля 1942 года состоялся первый показ и сравнительные испытания эталонных образцов новых танков. В описании показа отмечалось, что “обе осмотренные машины еще “очень сырые” и перетяжеленные вследствие дополнительного бронирования”. Была отмечена более удачная ходовая часть танка фирмы “Porshe AG”, который несмотря на отсутствие дизеля и более узкие гусеницы, прекрасно прошел все препятствия без поломок, в то время как машина его конкурентов часто ломалась и застряла, по крайней мере, в трети преград. Кроме того, достоинством танка Ф.Порше было то, что он без проблем вписывался в габариты европейских железнодорожных путей, тогда как танку Э.Адерса нужно было постоянно менять гусеницы. Помимо этого, машина конструкции Порше превосходила машину фирмы “Henschel ” и по количеству выпущенных, так как к 6 июня 1942 года фирма “Nibelungenwerke” была готова сдать в войска первые 16 танков VK 450(Р), для которых на фирме “Krupp” уже заканчивали сборку башен. “Henschel ” же мог дать к этому же сроку только одну машину, башня для которой не была готова.

Гитлер снова высказался за то, чтобы оба танка строились параллельно небольшими сериями и без дополнительных испытаний сдавались в войска. Первое подразделение - батальон, оснащенный “Тиграми” Ф.Порше предполагалось сформировать к августу 1942 года и направить его под Сталинград. Но неожиданно Управление Вооружений приостановило работы по новому танку на месяц. Официальная причина этого была прозаической. В марте 1942 года Гитлер потребовал от “танковой комиссии” создания нового штурмового орудия на базе Pz.Kpfw.IV и VK 4501, вооруженного длинноствольной противотанковой 88-мм пушкой РаК-43 фирмы “Rheinmetall-Borsig”. Расчеты показали, что шасси Pz.Kpfw.IV без переделки использовать для этой цели нельзя: фирма “Henschel” не успевала с работами по доводке своего тяжелого танка и потому не решилась на проектирование САУ, чего нельзя сказать о докторе Порше, который охотно взялся за создание нового штурмового орудия.

При разговоре Гитлера с Альбертом Шпеером 23 июня 1942 года было решено передать все готовые и находящиеся в сборке шасси “Тигров” Ф.Порше (в количестве 92 штук) для срочного изготовления штурмовых орудий. Именно с этого момента работы над танком Порше были остановлены, а основная работа конструкторов фирмы велась над новым штурмовым орудием. Создавая проект нового штурмового орудия, доктор Порше решил использовать опыт постройки двух опытных самоходных орудий Sfl V, вооруженных 128-мм орудиями. Он также остановился на заднем расположении боевого отделения, но выполнил его цельнобронированным и более просторным. Увлекшись, он проработал конструкционную схему танка, вооруженного длинноствольной пушкой с задним расположением боевого отделения. Но времени не было, поэтому КБ “Porshe AG” совместно с фирмой "Alkett" разработали лишь схему “конверсии” уже готовых танковых шасси и корпусов в самоходные. После неизбежных доработок конструкции, проведенных по согласованию с Управлением Вооружений, документация на САУ была передана на заводы “Nibelungenwerke”, где находились собранные танковые корпуса и куда поступали детали ходовых частей. Не вполне понятно, почему с утвержденного всеми инстанциями проекта был изъят курсовой оборонительный пулемет, который предполагался к установке в лобовом листе рубки, и почему листы дополнительного бронирования были установлены без наклона.

В начале 1943 года над изготовленными корпусами и шасси на “Nibelungenwerke” начались активные работы. Каркасы недостроенных танков понемногу начали обрастать новыми деталями, которые радикально изменяли их облик. Штурмовые орудия были похожи на массивные русские печи с лежанками, сильно отличаясь своим силуэтом от всех прежних машин немецкого танкостроения. А главное - сочетание столь мощного орудия и столь толстой брони давало в руки их экипажей большие козыри при встрече с любыми вражескими танками.

В 1943 году КБ “Porshe AG” провело проектные работы по созданию специального танка - тарана “Rammhaube” на базе ходовой части своего тяжелого танка. Назначение тарана было прозаическим - разрушать стены зданий в ходе городских боев. Требования для создания такой машины поступили из Управления Вооружений после боев в Сталинграде. Однако по завершении проектирования интерес у заказчика к машине угас, и все работы по ней были свернуты.

Весной 1943 года, после демонстрации возможностей новых штурмовых орудий фюреру, они начали поступать на фронт, где началось формирование двух истребительно-противотанковых батальонов. В знак уважения к конструктору этих машин, А.Гитлер самолично присвоил им имя “Фердинанд” (официальный приказ вышел в начале февраля 1943 года) и распорядился, чтобы все выходящие из ворот самоходки отправлялись на фронт без дополнительных испытаний.

Описание конструкции.
САУ имела весьма необычную компоновку с боевым отделением в корме. Боевая рубка “Фердинанда” собиралась из листов цементованной брони, переданной специально для САУ из запасов морского флота. Поскольку толщина этой брони была значительной (200-мм в лобовой части и 85-мм в бортах и корме), для надежного соединения листов применяли соединение “в шип”, в ответственных местах усиленное шпонками. Подобное соединение, после установки на места шпонок, делалось неразъемным и его обварка осуществлялась большей частью с целью герметизации, чем силового сочленения. Для увеличения снарядостойкости бортовые и кормовой броневые листы рубки устанавливались с некоторым наклоном. Причем их толщина делала САУ практически неуязвимой для огня всей советской танковой и противотанковой артиллерии 1943 года на дальности свыше 400 м. В бортах и корме боевой рубки имелись амбразуры для стрельбы из личного оружия, но их конструкция оказалась неудачной, так как из-за малого диаметра отверстия при ведении огня немного в сторону, мушка пистолета, или пистолета-пулемета не была видна.

В кормовой части рубки находилась круглая бронедверь-люк. Через нее производилась загрузка боекомплекта орудия. Этот же люк использовался при демонтаже неисправного орудия, а также для аварийного покидания САУ экипажем.

Силовая установка САУ состояла из двух бензиновых двигателей HL 120TRM фирмы “Maybach”. Выхлопные газы выводились через крыши надгусеничных ниш в район пятого опорного катка, что приводило к его чрезмерному нагреву, ускоренному испарению смазки из его подшипников и перегреву резиновых бандажей.

Электротрансмиссия состояла из двух генераторов фирмы “Bosch” и двух электромоторов постоянного тока. Посредством коммутаторов генераторы включались в цепь параллельно или последовательно, в то время, как электромоторы были соединены только последовательно. Электрогенераторы были размещены непосредственно на двигателях и их рабочие валы были напрямую соединены с валами последних. Тяговые электродвигатели размещались в корме корпуса и приводили в действие каждый свое колесо через понижающий редуктор. Помимо бензиновых двигателей, электрогенераторов и электромоторов в состав энергетической установки “Фердинанда” входили также электрогенератор для освещения и вспомогательных электроцепей, два стартера “Bosch” и четыре аккумуляторные батареи. Управление штурмовым орудием было очень простым и производилось путем изменения скорости и направления вращения тяговых электромоторов при помощи контроллера, тормозов и педали акселератора.

Ходовая часть “Фердинанда” была в известной степени позаимствована у 30-тонного танка “Леопард”, сконструированного в 1940 года Ф.Порше. Ее особенностью являлось то, что торсионы (торсион - упругий элемент подвески, работает на скручивание) располагались не внутри корпуса, как у танков KB, Pz.Kpfw.III и других, а в тележке, укрепленной за пределами корпуса, причем не поперечно, а продольно. Конструкция тележки была хорошо продумана с тем, чтобы облегчить ее ремонт и обслуживание вне заводов. Так для замены вышедшего из строя катка ремонтникам требовалось не более 3-4 часов, в то время как у “Тигра” Адерса на такую операцию уходило от одних до трех суток!

Конструкция опорных катков была очень удачной - резиновые бандажи, расположенные внутри колеса, требовали втрое-вчетверо меньше резины, чем катки “Тигра” фирмы “Henschel”, причем резина работала на сдвиг, а не на сжатие, что дополнительно повышало срок ее службы.

Вооружение САУ “Фердинанд” считалось сильнейшим для своего времени. 88-мм орудие StuK 43, имевшее длину ствола 71 калибр, было установлено в лобовой части рубки в специальной шаровой маске. Однако конструкция бронировки маски оказалась неудачной, так как в имеющиеся щели между телом орудия и обоймой, проникали свинцовые брызги от пуль и мелкие осколки (особенно - осколки минометных мин).

Для предотвращения этого на большинстве “Фердинандов” в мае-июне 1943 установлены дополнительные щитки. Без щитков остались только некоторые штабные и резервные машины, а их было не более 10-12 шт. в полку.

В боекомплект орудия входили унитарные бронебойные, подкалиберные или бризантные выстрелы, а также осколочно-фугасные гранаты раздельного заряжания. В ходе боев на Курской дуге выяснилось, что укупорка зарядов раздельных выстрелов оказалась ненадежной для применения в САУ. От тряски крышки гильз отходили и пороховой заряд выпадал или выдвигался из гильзы, затрудняя заряжание. Поэтому осенью 1943 года для штурмовых орудий и танков ввели специальные гильзовые заряды с измененной крышкой.

Неоднократно отмечалось, что существенным недостатком САУ “Фердинанд” было отсутствие в нем до 1944 года оборонительного пулемета. Однако, согласно выработанной еще осенью 1942 года тактики использования тяжелых штурмовых орудий, их предполагалось использовать во второй линии, позади эшелона наступающих танков. Они должны были быть прикрыты от войск противника линейными танками и другими боевыми машинами, имевшими пулеметы, и пехотой, следующей под их прикрытием, уничтожая с дальней дистанции вражеские огневые точки.

Боевое применение
Всего к июлю 1943 года было изготовлено и сдано в войска 90 машин, которые были сведены в 653-й и 654-й тяжелые истребительно-противотанковые батальоны 656-го полка штурмовых орудий. Впрочем, на 5 июля в полку было 89 “Фердинандов”, так как один не прибыл из-за поломки железнодорожной платформы.

Сведения о наличии САУ “Фердинанд” в немецкой армии советская разведка получила, вероятно, в марте 1943 года. Первое упоминание о “Фердинанде” встречается в обзоре новых типов немецких танков и штурмовых орудий, присланном в ЦАКБ (Центральное Артиллерийское Конструкторское Бюро) из Наркомата вооружений 11 апреля 1943 года. В нем, в частности, говорилось: “ ... вскоре в немецкой армии ожидается появление нового штурмового орудия системы Фердинанда с пушкой калибра 88-105 мм и броней толщиной 120-140 мм и более...”. Обзор был сопровожден двумя рисунками машины, довольно приблизительно похожими на оригинал. Тогда же ЦАКБ получило задание спроектировать орудие калибром 85-100 мм, способное на расстоянии 1000-500 м пробить броню толщиной 120-140 мм. По донесениям разведки появление нового штурмового орудия ожидалось в ходе предстоящей летней кампании.

5 июля 1943 года началось грандиозное сражение на Орловско-Курской Дуге и именно в ходе этого сражения на поле боя впервые вышли “Фердинанды”. Одно из первых донесений о подорвавшемся на минном поле “Фердинанде” было послано начальником артиллерии 13-й армии в штаб Центрального фронта 8 июля. А уже через два дня в штаб фронта прибыла группа из пяти офицеров Главного Артуправления Красной Армии специально для изучения этого образца. Но группе не повезло, так как к этому времени территория, на которой остался подорвавшийся “Фердинанд”, была занята немецкими войсками и изучение новой машины было отложено. А новые немецкие штурмовые орудия в первых рядах наступавших войск принялись таранить полосу обороны в районе ст. Поныри.

События на этом участке фронта развивались следующим образом. После нескольких безуспешных попыток занять станцию Поныри ударом “в лоб”, 9 июля немецкое командование решило провести массированную атаку с северо-востока — через совхоз “1-е Мая”. Для этого (согласно показаниям пленных) была сформирована сильная ударная группа под командованием майора Каль в составе:
505 батальона тяжелых танков (около 40 танков “Тигр”);
654 дивизиона (батальона) тяжелых штурмовых орудий “Фердинанд” (44 машины);
216 дивизиона 150-мм штурмовых танков “Brummbar”(45 машин);
дивизиона 75-мм штурмовых орудий и 105-мм штурмовых гаубиц (20 StuG 40 и StuH 42).

Кроме перечисленных, в состав группы входили также 17 танков Pz.Kpfw.III линейных (Ausf.L), штурмовых (Ausf.N) и командирских.

Непосредственно за ударной группой должны были следовать средние танки 2-й танковой дивизии (в первых рядах двигался 3-й австрийский полк) и мотопехота на бронетранспортерах.

По донесениям советских артиллеристов, в отличие от боев предыдущих дней, немцы впервые применили здесь новое боевое построение “линию” тяжелыми штурмовыми орудиями 654-го дивизиона в голове группы. Дивизион действовал, выстроившись в два эшелона. В линии первого эшелона наступали две роты с интервалом между машинами около 100 м. Командир дивизиона, майор Ноак, располагался в центре боевого порядка в командирском танке. Во втором эшелоне двигалась третья рота с интервалом между машинами от 120 до 150 м. Командиры рот находились в центрах боевых порядков рот на командирских “Фердинандах”, которые несли флажки на антеннах.

В первый же день группе легко удалось прорваться через совхоз “1-е Мая” к поселку Горелое. Здесь советские артиллеристы, убедившись в неприступности “Фердинандов”, пропустили 654-й батальон на мощное минное поле, открыв огонь с флангов и с тыла по средним танкам и штурмовым орудиям. Ударная группа понесла потери и была вынуждена отступить к совхозу “1 -е Мая”.

На следующий день группа майора Каль была усилена радиоуправляемыми минными тралами “Боргуард” (В IV) и вновь попыталась прорваться к станции Поныри. Это был наиболее мощный удар, когда нескольким боевым машинам ударной группы удалось подойти вплотную к строениям станции. Этими машинами были, конечно, штурмовые орудия “Фердинанд”. “Фердинанды” наступали, ведя огонь с коротких остановок на дальность 1000-2500 м. Подвергнувшись сосредоточенному огню или обнаружив мощное минирование, “Фердинанды” отходили задним ходом к какому-либо прикрытию, где меняли направление движения, стараясь всегда быть обращенными к врагу толстой лобовой броней, неуязвимой для всех советских противотанковых средств.

11 июля 505-й батальон тяжелых танков и подразделения 2-й танковой дивизии были переброшены в полосу обороны советской 70-й армии в район Кутырки-Теплое и в районе Понырей остались только подразделения 654-го дивизиона тяжелых штурмовых орудий и 216-го дивизиона 150-мм штурмовых танков, которые в течение 12-13 июля обеспечивали эвакуацию подбитых накануне 12-15 танков и САУ. Но эвакуировать с поля боя поврежденные на минах тяжелые “Фердинанды” не удалось из-за их большого веса и непрерывных контратак советских танков и пехоты.

14 июля, после массированной контратаки советской пехоты и танков от ст. Поныри в направлении совхоза “1 -е Мая” немецкие войска были вынуждены отойти, оставив поле боя за оборонявшимися. Советские танкисты, поддерживавшие контратаку пехоты, понесли большие потери не столько от огня немецких штурмовых орудий, сколько от того, что сближаясь с противником, рота танков Т-34 и Т-70, обеспечивающая наступление, по ошибке попала на собственное минное поле и понесла тяжелые потери.

15 июля подбитая и уничтоженная у ст. Поныри немецкая техника была изучена представителями артуправления и НИБТ Полигона. Всего на поле боя северо-восточнее ст. Поныри остались 21 штурмовое орудие “Фердинанд”, три 150-мм штурмовых танка “Brummbar ” восемь средних танков Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV, три из которых имели короткоствольные орудия, а также два командирских танка, несколько изуродованных взрывами и две исправных танкетки с дистанционным управлением “Боргуард” (В IV).

Большая часть “Фердинандов” была обнаружена на минном поле, начиненном фугасами из трофейных крупнокалиберных снарядов и авиабомб, причем более половины машин имели повреждения ходовой части (разорванные гусеницы, разрушенные опорные катки) от мин. Пять машин имели повреждения ходовой части, вызванные попаданием снарядов калибра 76-мм и более. Два “Фердинанда” были обезоружены из-за прострела их орудий советскими снарядами и пулями противотанковых ружей. Одна машина была разрушена прямым попаданием авиабомбы с бомбардировщика “Пе-2” и одна - попаданием 203-мм снаряда в крышу боевого отделения. Лишь один “Фердинанд” имел пробоину в левом борту, сделанную 76-мм бронебойным снарядом (7 танков Т-34 и батарея 76-мм дивизионных орудий обстреливали его со всех направлений с дистанции 200-400 м), да один “Фердинанд”, не имевший повреждений корпуса и ходовой части, был подожжен бутылкой КС, брошенной пехотинцами.

Часть “Фердинандов”, лишившихся возможности передвижения, были подожжены или подорваны своими экипажами во время советской контратаки. Те же машины, экипажи которых оказывали сопротивление советской пехоте, были подожжены бутылками КС.

В полосе обороны 70-й армии также действовал батальон “Фердинандов” — № 653. Однако здесь их применение не носило характера ставки “ва-банк” и потому в ходе наступательных боев батальон имел сравнительно невысокие потери — 8 машин. Здесь даже имелся один случай взятия исправной машины в плен с экипажем.

Далее наступавшие войска Центрального фронта эпизодически встречали небольшие подразделения “Фердинандов” на подступах к Орлу, близ ж.д. станции которого им достались последние трофеи — несколько подготовленных к эвакуации поврежденных тяжелых штурмовых орудий. Согласно немецким данным, в боях июля-августа 1943 года они потеряли безвозвратно 39 САУ “Фердинанд”. В то же время, по немецким данным, 653-й и 654-й батальоны подбили и уничтожили 5 июля -15 августа 1943 года более 500 советских танков и САУ, а также более 100 артиллерийских орудий и несколько БА. Но даже если считать, что это число традиционно для немецкой армии 1943-1945 гг. завышено в два раза, результативность все равно хорошая.

Впрочем, первые бои “Фердинандов” в районе ст. Поныри и пос. Теплое стали по существу и последними, где эти САУ использовались достаточно массово. Их высокие потери объяснялись во многом тем, что они использовались недостаточно грамотно. Будучи созданными для истребления советских тяжелых и средних танков на больших дистанциях, они применялись в качестве передового “броневого щита”, вслепую тараня советские минные поля и инженерные заграждения.

В конце февраля 1944 года первую роту 653-го батальона отправили в Италию, где она держала оборону под Неттуно. Ведя бои с американскими войска, рота проявила себя с самой хорошей стороны, успешно отражая не только атаки вражеских танков, но также и пехоты. На счет роты бал записан даже один подбитый самолет.

В мае-июне 1944 года рота была передислоцирована в Рим, где принимала участие в обороне города. Несмотря на больше количество неисправностей и полное отсутствие запчастей, все имевшиеся наличии “Фердинанды” вели бои до самого последнего дня обороны города.

Здесь достоин упоминания эпизод, произошедший 30-31 марта, когда два “Фердинанда” ведя бои в предместьях Рима, за 10 часов боя уничтожили по различным источникам 40, не то 50 танков, бронетранспортеров и автомобилей союзников. Они сохранили свою боеспособность, несмотря на постоянные массовые налеты американской авиации, и были подорваны своими экипажами, когда иссякло горючее и кончились боеприпасы.

26 июня 1944 года остатки первой роты были отведены на отдых и ремонт, после чего направились на пополнение 653-го батальона группу армией “Северная Украина”.

Сразу же после отправки первой роты 653-го батальона в Италию, оставшиеся САУ были сведены в роты (2-я и 3-я), которые закончили формирование к началу апреля 1944 года. Роты поступили в 1-ю танковую армию группы армий “Северная Украина”, где были определены для поддержки 9-й танковой дивизии СС “Хохенштауфен”.

Начавшееся в июле 1944 года крупномасштабное наступление советских войск поставило большинство немецких танковых подразделений в Галиции в тяжелое положение. Обе роты 653-го батальона были 18 июля без разведки и подготовки брошены в бой выручать дивизию “Хохенштауфен”, а уже через сутки их численность уменьшилась более чем вдвое. В прошедших боях советские войска удачно применяли против САУ “Фердинанд” 57-мм противотанковые пушки и тяжелые САУ больших калибров. Все поврежденные “Фердинанды” остались на территории, занято советскими войсками, и ввиду возможности эвакуации (большая часть САУ имела повреждения ходовой части), были подожжены или подорваны своими экипажами.

3 августа осколки 653-го батальона были отведены к Кракову. Батальон к этому моменту состоял лишь из 12 боеспособных машин, требовавших текущего ремонта. В октябре 1944 года на оснащение 653-го батальона начали поступать “Ягдтигры”, а оставшиеся в строю “Фердинанды” были сведены в отдельную тяжелую противотанковую роту 614 (sPzJgKp 614). До начала 1945 года рота находилась в резерве 4-й танковой армии группы армий “A”. 5 декабря 1944 года ее численность составляла 13 САУ “Фердинанд”, из которых одна машина находилась в ремонте.

25 февраля 1945 года 614-я рота была переброшена в район Вюнсдорфа, Где должна была усилить противотанковую оборону. Последние бои “Фердинанды” провели 20-25 апреля в Вюнсдорфе и в Цоссене. На этом боевой путь САУ “Фердинад” был закончен.

До наших дней сохранилось две САУ этого типа. В Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке экспонируется "Фердинанд" №501, захваченный Красной Армией в ходе Курской битвы, а в музее Абердинского полигона в США – “Элефант”, который достался американцам в Италии, в боях под Анцио.

Модификации и машины на базе САУ “Фердинанд”.
По завершении Курской битвы, полсотни сохраненных САУ “Фердинанд” были переброшены частично в район Житомира, а частично на текущий ремонт. Ремонту, а чаще – замене, в основном подвергались орудийные стволы САУ, так как появился сильный разгар нарезов PaK-43, происходивший при ведении огня бронебойными и подкалиберными снарядами. Косметическому ремонту подверглись броневые листы, иссеченные и покореженные снарядами. Частично заменялись смотровые приборы и прицельные установленные на САУ.

Матчасть двух батальонов была сведена в один, 653-й, наименее пострадавший в боях, штаб которого развернулся в районе Никополя. В боях осени 1943 года на Никопольском плацдарме батальон вел тяжелые бои и понес потери от действия советской авиации, артиллерии и на минах в количестве 2-х сгоревших и 12-ти подбитых, но эвакуированных машин. Ремонт подбитых САУ, с привлечением заводских специалистов, проводился на территории разрушенного завода в Днепропетровске. К концу ноября, ввиду отсутствия запчастей, ремонт “Фердинандов” в войсках стал невозможен и требовалась их отправка на завод. 28-29 ноября 1943 год командование батальона получило приказ о перебазировании в район Вена, Линц для проведения капитального ремонта и модернизации штурмовых орудий. Здесь, на заводах “Nibelungenwerke”, в течение полутора месяцев на самоходках провели следующие работы:
1. В лобовом листе корпуса, перед местом радиста, прорезали отверстие, в котором установили оборонительный пулемет MG-34 в шаровой установке.
2. Щиток на стволе орудия развернули “задом наперед” для лучшего крепления на стволе, а также оборудовали щитком те САУ, которые раньше его не имели.
3. Для командира на крышке рубки установили наблюдательную башенку от штурмового орудия StuG III.
4. На осветительном генераторе поменяли полюса
5. Улучшили герметизацию выхлопных патрубков.

Именно такими измененными самоходками, все еще носящими имя “Фердинанд”, была оснащена первая рота батальона 653, убывшая в Италию в начале 1944 года. 27 февраля 1944 года вышел приказ, в котором говорилось, что все САУ “Фердинанд” должны быть переименованы в “Элефант” (Elefant fur 8,8-cm Sturmgeschutze Porsche). Правда, не смотря на приказ, вплоть до окончания войны этот самоход в войсках, да и в официальных отчетах, чаще именовали именем его создателя – Фердинандом Порше. Помимо всего выше сказанного, на базе САУ “Фердинанд” была создана ремонтно-эвакуационная машина. Шасси “Фердинанда”плохо подходило для такого использования из-за малой удельной мощности, хотя за счет демонтажа боевой рубки с орудием и накладных бронеплит подвижность машины заметно возросла.

Тактико-технические характеристики САУ "Ferdinand"
масса в снаряженном состоянии: 65000 кг;
экипаж: 6 чел.;
длина: 8,14 м;
ширина: 3,38 м;
высота: 2,97 м;
двигатель: Maybach HL 120 TRM;
мощность двигателя: 2x265 л.с.;
вооружение: 88-мм Stuk 43 (PaK-43/41), 7,92-мм MG-34 (с 1944 года);
боекомплект: 55 выстрелов.









Copyright © Das Dritte Reich - Третий Рейх Все права защищены.

Опубликовано на: 2009-05-02 (20688 Прочтено)

[ Вернуться назад ]

Content ©

Rambler\'s Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Сайтов YandeG
drittereich.info © since 2006
http://top.mail.ru/jump?from=1082649http://top.mail.ru/jump?from=1082649\143o\144\145